События

Самара как мегаполис: Флоренция после чумы

Самара как мегаполис: Флоренция после чумы

Автор:

05.06.2015
 262
 0

Вчера, 4 июня, в нашем городе прошёл московский урбанистический форум. В отеле «Holiday Inn» собрались представители власти, архитекторы, экономисты, финансисты и общественные деятели. С 10 утра до 16 часов вечера они обсуждали, какое будущее ждёт Самару, делая упор на принципы развития исторического центра. «Новая газета в Поволжье» публикует фрагменты из самых острых выступлений.

Розалия Тарновецкая, старший аналитик КБ «Стрелка»

Розалия Тарновецкая

– Мы выявили пространственно-функциональные особенности Самары. То есть, узнали, насколько насыщенна территория функциями. Оценка с точки зрения жизни человека: кафе, рестораны, образование, бытовые услуги. То, чем человек пользуется в повседневности.

Результаты показали, что больше всего магазинов в Самаре связаны с продажей одежды и обуви. Также развита индустрия красоты и бытовые услуги. Это что касается типа функционалов. Если посмотрим на территорию, видно, что набережная Волги и ж/д вокзал не создают бизнес-активности. Плюс к этому – сосредоточение центров обслуживания автомобилей наблюдается возле географического и исторического центров города. Во всех развитых российских городах монтажные и автомойки, наоборот, находятся на периферии.

В остальных городах России центр развит, а на периферии активность слабая. В Самаре же наблюдается повсеместная функциональная насыщенность. Это говорит не в пользу города. Скорее, это указывает на слабый центр, который не может консолидировать в себе активность всего мегаполиса.

В итоге, мы хотели бы порекомендовать не строить новые микрорайоны в полях, а развивать имеющуюся в центре инфраструктуру.

Юрий Перелыгин, гендиректор института «Ленгипрогор»

Юрий Перелыгин

– Надо запустить процесс, который застраивает центральную часть. Ведь центр выполняет только одну функцию – коммуникация. Привлекательность центра города зависит от развитости его исторической части. Поэтому мы и взялись за «стрелку». Это самая подходящая территория для капитализации. Здесь есть история, которую нужно отрывать и чистить.

Проект не вызвал бы бурной реакции, если бы не был интересен. Без обсуждения не сложилась бы такая общественно-политическая атмосфера, которая наблюдается в Самаре сейчас. Проект планировки исторического центра нужен, так как он предполагает планировочную структуризацию. Это каркас для создания квартальной сетки, которая была раньше в Самаре.

Сергей Малахов, профессор СГАУ

Сергей Малахов (1)

– Развитие города основывается не на глобальных планах, а зиждется на концепции встречного проектирования. Ни один архитектор не примет проекты другого архитектора. Власть не создаётся публичности для общества. В свою очередь, общество не желает идти на контакт с властью. А город возникает только из взаимодействия общественности и власти. Иначе город остаётся один и живёт сам по себе.

В исторической части города сонная атмосфера. Он не развивается потому, что беден. У жителей этой части города нет возможностей развиваться. Выдвигается теория, что спасти «старую» Самару можно возведением больших объектов. Однако всё равно внутренняя энергия не появится. Там будут жить переселенцы. А нужно, чтобы жили люди, которые хотят жить и творить среди истории.

Активизировать внутреннюю энергию города можно просто – дать жителям «старой» Самары работать на город. Либо делать упор на совместную деятельность. Если 3-5 семей смогут объединиться в коммюнити в одном дворе, тогда они смогут заряжать энергией для действия друг друга и остальных. Это лучше, чем моноголова сидит и за большие деньги лобает прямоугольники на плане. Это имитационные проекты.

Григорий Ревзин, профессор высшей школы урбанистики

Григорий Ревзин (1)

– Сконсолидировать возле стадиона учебное заведение – это, на мой взгляд, плохая идея. Она характерна только для американских университетов. Вот европейские университеты, например, находятся в городе. Ещё одна странность в Самаре. Здесь после революции в особняках и усадьбах стали размещаться организации, принадлежащие к правоохранительным органам. Но дело в том, что исторические здания с такого рода организациями никак не вяжутся. Может быть, будет разумно эти учреждения перенести ближе к стадиону, а студентов, наоборот, перенести в отреставрированный исторический центр города.

Пока же Самара похожа на Флоренцию после Великой чумы. Многие померли, и вот несколько человек оживают, лавочки открывают, «Горилку», например. Это я к тому, что «старый» город совсем не развит. Поэтому я предлагаю потратить деньги, выделенные на чемпионат мира по футболу, на оживление исторического центра Самары.

Николай Меркушкин, губернатор Самарской области

Николай Меркушкин

– Общая позиция такова: всё, что представляет историческую и культурную ценность, максимально сохраняем. И в тоже время, если значимость объектов не особо велика (таких может оказаться больше сотни), то будет производиться демонтаж. Потому, что цена вопроса тотальной реконструкции составляет 200 млрд. рублей. По бюджету Самарской области это на 50 лет. А мы сейчас деньги в таком объёме на год выделить не можем.

Что касается кампуса возле стоящегося стадиона. Бакалавры останутся в своих корпусах. В Гагарин-центре будут магистры, аспиранты, научные сотрудники. Там они смогут заниматься и спортом, и наукой. Так как расстояние от кампуса до спортивных объектов будет примерно 300 метров. Тем более, когда мы говорим о наследии чемпионата мира – это вопрос вопросов. В один только стадион будет вложено 16-17 млрд. рублей. В коммуникации – порядка 6 млрд. руб. И оставить там только одни спортивные объекты было бы неправильно.

Гагарин-центр будет обладать особой атмосферой. Мы планируем, что там будут передвигаться на электромобилях и велосипедах. Это будет новая среда обитания.

Елена Короткова, старший аналитик Центра городских исследований Московской школы управления СКОЛКОВО

Елена Короткова

– С 2009 года сильно нарастает присутствие региональных и федеральных денег в бюджете Самарской области. С одной стороны, это здорово. Мало денег не бывает. Но с другой стороны, понятно, что когда 20% ваших ресурсов вы можете контролировать, а 80% приходит сверху, нельзя выстраивать собственную стратегию развития.

Самарские деньги формирует налог на землю. В этом плане адресная программа сноса и реконструкции ветхого жилого фонда задаёт вопрос, насколько следует реализовывать её в таких масштабах, как у вас в городе. Как можно реконструировать ветхий жилой фонд, если у города почти нет средств на самостоятельную деятельность? Получается, что либо город предоставляет большие возможности девелоперам, у которых свои взгляды на развитие, либо доступное жильё выносится на окраину.

Развитие застроенных территорий – это те проекты, которые были выставлены Самарой на торги в 2008-2010 г. Условия, на которых предлагались эти участки девелоперам, несколько смущают специалистов. Понятное дело, что когда девелоперу предлагается провести проект планировки, межевания, создать инфраструктуру, не получится у него построить доступное жильё.

Город не может подготовить площадки для девелопера, чтобы он не обложился крупными деньгами, а девелопер преследует свои чисто экономические интересы. В этом плане одним из путей разрешения ситуации может быть повышение собственных объёмов дохода городского бюджета. Выставлять условия корректно относиться к центру города. У Самары есть достаточно инструментов заставить девелопера следовать указаниям.

Виталий Стадников, заместитель декана Высшей школы урбанистики НИУ ВШЭ

Виталий Стадников

– Самара теряет образованное население. Приезжают неквалифицированные мигранты. Короче говоря, по сравнению с городами конкурентами, это город аутсайдер.

У нас есть город и субурбии. Ко вторым относятся «Ашан», «Леруа Мерлен», километровые стоянки перед ними. Это паразиты на теле города. Город – это там, где людям удобно и комфортно. Также есть молы. Молы – это продажа, продажа, продажа, продажа. Там нет творчества, общения, уюта, дружбы. А ведь дружба – это город, открытая городская среда, «старая» Самара.

Ведётся развитие периферии и транспортной инфраструктуры, которая сейчас формируется. Это проспект Карла Маркса, который запланирован к развитию на периферийной зоне; это и строительство Кировского моста; и, кроме того, проект дамбы – обводной дороги по другой стороне Самарки – которая засипит озеро Гатное. Все эти инфраструктурные проекты направлены на решение проблем владельцев сельхоз угодий, которые приобрели земли практически задаром в начале 2000 годов. Проблемами непосредственно города никто не занимается.

За последние 10 лет более 6 млн. метров жилья построено в Самаре. По обеспеченности жилья на душу населения наш город – один из первых. Проблема в том, что количество квадратных метров на душу населения не есть качество жизни. Эти 6 млн. метров не обеспечены ни одной школой.

Есть объяснение тому, почему в городе происходит бесконтрольное развитие. Правила застройки и землепользования 2001 года. Генплан 2008 года. И никакие планы сделать имеющиеся правила землепользования соответствующими современным стратегиям развития не проходят. Таким образом, Самары превращается в город по производству субурбий, и здесь вытесняется квалифицированное население, которое должно быть драйвером развития науки и техники города.

А про историческую среду и говорить ничего не надо. Нужна стратегия пространственного развития.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *