События

Аборт – не убийство

Аборт - не убийство

Автор:

15.10.2015
 2471
 12

Неожиданно для всех самарский минздрав затеял акцию отказа от абортов, ни к чему особенному ее не приурочив, а просто выбрав удобные для себя дни – 15-17 октября. Антиабортную инициативу нежно назвали «Мама! Что такое день рождения?», разослали топорно написанные пресс-релизы («15 октября в медицинских учреждениях губернии состоится день без аборта. В этот день запланированы консультации по вопросу планирования ребёнка, бесплатная контрацепция. Также 15 октября не будут проводить процедуру прерывания беременности»), выделили бюджет и назначили ответственных исполнителей. Забавно, что одним из них стал Самарский центр планирования семьи и репродукции, что на улице Фрунзе, 43.

Забавно потому, что много лет этот центр как раз и славится быстрым, грамотным и чистым проведением медицинских абортов, как за деньги, так и по полису ОМС, что для многих актуально. Центр расположен в старом городе, занимает историческое здание в два этажа, с садом и надворными постройками – тут, наверное, в начале прошлого века были конюшни, а сейчас кухня и бельевая.

Как все заведено: с восьми утра человек приходит и занимает живую очередь. Живая очередь гнездится на стульях по периметру фойе, когда-то тут в углу был аптечный киоск, а сейчас нет, но зато больше места. Редко, когда приходит меньше десяти-пятнадцати женщин, некоторых сопровождают мужчины, предпочитающие курить на улице. В девять начинает принимать доктор: осмотр на кресле, УЗИ (вход с торца), назначение даты вмешательства. Мини-аборт (вакуумная аспирация) на сегодняшний день стоит 3915 рублей, обыкновенный медицинский – 4985 рублей.

Не все дни в клинике – операционные. Вот и 15 октября по воле регионального минздрава перестал быть таковым. День без абортов, виданное ли дело. Фойе практически пустует. Вешаю на шею плакат «Аборт – не убийство» и стою у парадного подъезда.

плакат

Минут через пять пожилые женщины (коричневые пуховики, мохеровые береты) останавливаются и комментируют: «А чего ж, конечно, не убийство. А кто говорит, что убийство? Церковь, что ли, опять? Так ты не слушай, дочка, живи сама».

Молодой человек в темных очках с холеной бородкой: «Я лично абортов не делал, чему очень рад».

Посетительница центра (испуганно оглядываясь): «Ой, уходите отсюда, сейчас же полицию позовут».

Две ангельски красивые девушки: «А что случилось? Опять запретили аборты? Да сколько можно!»

Полный мужчина в пальто (свысока): «Проституткам без абортов никуда».

Еще один мужчина в пальто: «Аборт – это грех».

Работница центра в униформе (прикрывая рукой бейдж с фамилией-именем): «Слушайте, не могли бы вы чуть подальше встать? У нас неприятности будут».

Посетительница центра (статная дама в жилете из чернобурки): «Можно с вами постоять? Так-то пока ничего страшного, на один день всего, ничего страшного. Меня доктор приняла, очень душевная, здесь вообще отношение прекрасное к пациенткам. Не чморят, я имею в виду. Будто бы я со всем сердцем сюда иду, как на праздник! Младенчик – это так здорово, пяточки, ручки. Только вот у меня муж полгода в Арктике был. Как все это и получилось-то, не знаю. Слаб человек».

Старушка, замотанная шарфом с люрексом: «А что такое? А что такое? Ах, это… Я думала, может быть, собрание жильцов против туберкулезного диспансера».

Молодая мать с коляской: «И правильно, забеременела – рожай, потому что это твоя ответственность, а кто не рожает, тот бесплодная сука».

Посетительница центра (девочка, на которой нет перепуганного лица): «А вы не знаете, это совсем не больно? Ну, то есть, мне рассказали, что будет наркоз, но вдруг он не подействует? А вдруг именно на меня не действует? У меня же нет опыта применения, понимаете».

Работница центра в униформе (прикрывая рукой бейдж с фамилией-именем): «Мы тут почитали в интернете, что если собираются два человека и более, то это уже не одиночный пикет и вызываем полицию»

Дама в чернобурке и девочка уходят, часто оборачиваясь. Стою намеченный час, потом иду улицей Фрунзе, не снимая вывески с груди. Детский сад № 105, на двери объявление: «Осторожно, идет обрушение фасада». Фасад и вправду рушится.

детский сад

Метров через двести сверкает красном кирпичом новейшая церковь, на ветру парусит перетяг о том, что вот «открыт храм в честь иконы божьей матери всех скорбящих радость».

храм1

На пешеходной улице Ленинградской спит бомж, если присмотреться, то видно, что у него нет кисти правой руки. Пьяный мальчик тоже спит, натянув на голову капюшон до подбородка. В магазины модной джинсовой одежды и мобильных телефонов входят и выходят по-разному одетые люди. Женщины примеривают теплые свитера и сапоги со скидкой. Пьют кофе из картонных стаканов, болтают. Рецепты идеального стейка, тыквенный суп-пюре, приезжает свекровь, где познакомиться с нормальным мужиком, от зарплаты уже ничего не осталось, двадцать пять тысяч рублей долга за свет, уроки с первоклассником, положительный тест на беременность.

Ежемесячное пособие на ребенка до полутора лет – 2 718 рублей, после полутора лет – это пособие предоставляется только в виде компенсации от работодателя в размере 50 рублей в месяц, что особенно печально с учетом переполненности детских садов и отсутствия ясельных групп.

«Мама! Что такое день рождения?» – так вот, день рождения – это веселые родители, торт и зажженные свечи, друзья-приятели в веселых колпачках, тамада-баян, клоуны и прыгать на батуте. День рождения – это хорошие социальные программы, это мотивация усыновления и опекунства, это ликвидация детских домов, это та самая работа государства, которую заменяют великолепные в своем идиотизме акции типа дня без аборта в отдельно взятом регионе.

У нас ведь как: всем миром собирают деньги на лечение вот этого ребенка, потом на другого, потом на помощь хосписам, причем в Самаре нет (и не планируется) детского хосписа. Волонтерская организация «Домик детства» поддерживает сирот по выходу из интернатов и детских домов, ребята абсолютно не готовы к жизни в социуме, никому не нужны и не интересны, проблемы с трудоустройством, с получением жилья, да что там, с проездом в общественном транспорте и то проблемы.

Но радостно приветствуем все инициативы правительства, день без аборта, аплодируем, улыбаемся, поддерживаем, порицаем, пишем отчеты, осваиваем средства, бедные люди – мы.


 

Ретроспективно: осенью 2013 года депутат самарской губдумы Дмитрий Сивиркин, известный своим агрессивным православием, вынес на рассмотрение коллег законопроект об отмене финансирования за счет средств ОМС абортов, проводимых без медицинской необходимости. Депутат заявил, что будучи противником прерывания беременности не желает из собственного кармана (отчисления в медицинские фонды) финансировать эти мероприятия.

Проект губернской думы в федеральном собрании не поддержали «из-за юридико-технических возражений».

«Но все мы помним выступление патриарха в этом зале и все понимаем, что государство не должно стимулировать решение женщины на проведение аборта», — добавил депутат.

«Полагаю морально оправданным выведение операций по искусственному прерыванию беременности из системы обязательного медицинского страхования, которое поддерживается за счет налогоплательщиков, в том числе и тех, которые категорически не приемлют аборты. Если бы удалось в два раза сократить количество абортов, то у нас был бы устойчивый и мощный демографический рост», – сказал патриарх Кирилл.

12 комментариев на «“Аборт – не убийство”»

  1. “приезжает свекровь, где познакомиться с нормальным мужиком, от зарплаты уже ничего не осталось, двадцать пять тысяч рублей долга за свет, уроки с первоклассником, положительный тест на беременность” – действительно повод отрывать щипцами ручки и ножки у плода .

  2. Надежда Иванова:

    Я жила во времена запрета абортов. Я знаю, что такое криминальные аборты, моя мама сделала их 20 с гаком. Это сократило ее жизнь вдвое, наверно. А сотням тысяч таких же жизнь прекратило. Матерям, не только детям. Были грабли, наступали. Но страна радостных плясунов на граблях так и продолжает свое любимое дело. Запрещать! Не пущать! Отрегулировать! Больше одного не собираться! Своего мнения не иметь! Иди в церковь, там поп все объяснит про мнение, раз парткомы закрылись. Спасибо, Наташа!

  3. Наталья Жалнина:

    Как ты права, Наташенька! У меня в ФБ есть репост записи Татьяны Соломатиной на схожую тему. Отчего мужики всё время пытаюьтся влезть в женские дела? Твари, пусть отстанут от тела женщины, она сама решит, что, как и когда.

  4. Юля:

    Наташа, эх. Можно подумать, на один день запретили – и сразу демография резко скакнула.
    А ты смелая. стоять с таким плакатом, могли бы и возмущенные граждане набежать и, натурально, объяснить наглядно, что да, именно убийство и есть.

  5. Жанна:

    неожиданно хорошая статья, правдивая!

  6. Михаил:

    Двадцать с лишним криминальных абортов! Яблоко от яблони недалеко падает

  7. Татьяна:

    За запрету абортов почему-то высказываются мужчины. И при этом каждой женщине, наверняка, приходилось слышать: “Решай сама”, и глаза в сторону отведены, или в пол…

  8. Вероника:

    Порадовал молодой человек с бородкой, который аборт не делал. Молодец какой – не беременел никогда! Сознательный юноша.

  9. Аня:

    Ну вообще чаще именно мужчины и настаивают на аборте. По крайней мере все мои знакомые женщины пошли на аборт только потому, что их возлюбленные или мужья не захотели ребенка.

  10. Юлия:

    Пусть тогда за счет сокращения средств ОМС поголовно каждому мужчине от 16 резинок пачку выдают что ли. Или внебрачные связи запретят под страхом чего-нибудь. А то секс все любят, а отвечать за него теткам приходится. Теткам пусть тоже поголовно спирали ставят или таблетки раздают, кстати.
    Детей жалко ужасно. И теток жалко тоже.

  11. Мимо шла.:

    Аборт это убийство.
    Узаконенное, но тем не менее. Да, у женщины должно быть право на это убийство, ибо альтернативы с запретами еще хуже.. но не надо пытаться приукрасить.
    Это убийство и если женщина решила на это пойти, она должна делать это осознанно. Понимая процесс и последствия.

    Не надо говорить, что ничего страшного, твое тело, что хочешь, то и делай.. это не защита прав женщин, это прямая пропаганда абортов.

    Да, чьи-то мамы-бабушки сделали их по 20 штук, и живы-здоровы. Но такие же мамы-бабушки искалечили жизнь моей подруги, своим вот таким положительным опытом и супер-способностью не задумываться о последствиях.
    Да, они хотели как лучше, когда отправили девчонку 19 лет на аборт против ее желания.. Они так привыкли, что это норма, что даже не удосужились сделать анализ крови на группу и резус. Позже врачи скажут, что именно этот первый аборт и стал причиной бесплодия. Но это позже. После нескольких лет лечения и отчаяния.

    А пока мы стоим с табличками, не задумываясь, чьи дети ее прочитают и к чему это приведет..

  12. Наталья:

    Отвратительная позиция. Аборт – убийство. Да, запрещать его, выводя из области медицины в область криминала, для общества дороже, но на табличке автора написано о другом. Почему рядом никто не встал, не написал красной помадой на ватмане что-нибудь такое же отчаянно дерзкое и смелое? Что-нибудь типа “Убийство школьника – это не грех. Это поздний аборт! А аборт – не убийство” Тут дело не в смелости, дело в совести, которая не у всех еще отравлена цинизмом и равнодушием. Обычно такую “смелую” позицию занимают женщины,когда-то убившие своих детей в утробе,и так они отчаянно пытаются оправдаться перед собой, перед своим детенышем, который был предан в самом начале своей жизни. А ведь он, ваш ребенок, вас “там” ждет – поджидает. Вы с ним обязательно встретитесь и расскажите ему, почему аборт не убийство.Времени у вас там на это будет оооочень много.
    … Это убийство тысячу раз, и самое подлое из всех существующих.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *