Де Голль отдыхает

«Самара готовится к установке скульптуры Зураба Церетели. Многометровый дядя Степа-милиционер украсит собой главную улицу города», — так или примерно так написали местные СМИ, а на огромной фуре с грузовым отсеком ярко-синего цвета уже привезли на главную улицу и выгрузили по частям пятиметрового дядю Степу, светофор, и, кажется, детей, что должны толпиться рядом, но пока не толпились. Зато озабоченные понедельником горожане очень даже толпились, что и позволило корреспонденту «Новой в Поволжье» побродить в массах и позадавать вопросов.

Точнее, вопрос. «А кому это памятник устанавливают», — вот что спрашиваю я земляков, сиротливо прикрывающих лица от ноябрьского стылого ветра. Иные земляки разговаривать не хотят, а если хотят, то роскомнадзор запрещает такое цитировать. А иные ничего, не обижаются.

Продавец-консультант из Дома обуви, закуривая: «Да понятия не имею. Девчонки говорят, вроде бы воинам-освободителям, нет? Как раз, 70 лет победы, так что кстати. Странно, что на руках никого не несет. Воину освободителю нужно непременно ребенка спасать. Или флаг выносить, с поля боя. Но чтобы пробитый пулями».

Аптекарша в форменном комбинезоне, меланхолично: «Придет время – скажут. Мимо нас не пройдет. Я бы предпочла, чтобы здесь банкомат сбербанка поставили, а то далеко бегать, а то у нас часто терминал барахлит, клиенты недовольны, а мы – в пролете».

Женщина с алюминиевым бидоном: «Так откуда ж мне знать, милая, я в четыре утра встала, в семь – уже на рынке, хорошо сегодня распродалась, хоть и день короткий, нерыночный. Но думаю – это солдату. Железный солдат, а что? Вон у него и пистолет в кобуре, все есть, рук только почему-то нет, одни рукава».

Хохочущие подростки, хором: «Ходячие мертвецы, шестой сезон!»

Отдельно взятый хохочущий подросток: «Они убили Кени!»

Мужчина в кожаной куртке: «Генералу новому, что ли? Главному их полицейскому?»

Спутник мужчины в кожаной куртке: «Да ты сдурел совсем. Живым генералам не ставят памятники. Может, это и генералу, но точно мертвому».

Мужчина в кожаной куртке, недоумевая: «Ты на кого-то конкретного намекаешь?»

Спутник мужчины в кожаной куртке: «На де Голля».

Юная мать в жилете из чернобурки, авторитетно: «Это милиционеру памятник. Дяде Степе, герою сказки. Какой сказки? Ну, про дядю Степу. Стихотворение? Нет, не знаю»

Вынужденно прослушивает про то, как дядя Степа как-то раз малыша от смерти спас. Ритмично покачивает головой: «Блин, круто. Надо будет скачать себе, Ладушке почитаю. А кто автор, не подскажете?»

Машет рукой: «Ладно, в гугле найду». Ладушка спит. Дядя Степа стоит, пока без половины руки и с головой, замотанной белым.

На открытие обещают визит самого Зураба Церетели. Самара, подтягивайся шестого! Будет интересно. Ну, или смешно.

фото Владимир Пермяков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.