Пока не растаял лед

Группа современных самарских художников затеяла и провела героически-хулиганскую акцию ЛЁД. Начавши от берега, художники продвинулись пешим ходом до середины акватории реки Волга, попутно создавая объекты искусства. Современного.

Как ни крути, а 16 февраля до весны остается две недели, может быть, именно поэтому выходить на Волжский лед страшно. Лед сыр, снег бел, на нем отчетливо видны широкие колеи от аэрокатеров на воздушной подушке. Аэрокатеры надрывно ревут, вращая воздушными винтами, а воздушные подушки выкрашены синим. Каждый шаг поперек береговой линии представляется мне последним. Под ногами холодная, глубокая, темная Волга, озлобленная на человечество, которое сто лет сливает в нее дерьмо.

Ошибка в расчетах приводит к тому, что я прихожу слишком поздно, и застаю всего двух участников проекта: организатора Константина Зацепина и Олега Елагина. Художники стоят аккуратно посередине между левым берегом и правым. Константин Зацепин неузнаваем в шапке-ушанке и без традиционного галстука-бабочки. Он вырезает изо льда геометрически правильные объемные фигуры и складывает их причудливым образом. Нет, не слово «вечность». «Это будет последняя работа на сегодня», — говорит, не отрываясь от дела. Пирамида изо льда не покончит с собой за ночь, не погибнет от дуновения северного ветра, а если засыплется немного снегом, то это концептуально. Но складывать фигуры изо льда, упираясь ногами практически в пустоту, это хороший опыт смирения: лед тает, время идет, в общем, живи настоящим.

Олег Елагин, лукаво улыбаясь, указывает на выписанное на снегу солидных размеров слово «инновация», по словам художника, слово выписали струями мочи; сразу же вспоминается перформанс Сергея Баландина «электрический стул», когда художник разделся до трусов (белые трикотажные) и прилюдно помочился. Долгое время обсуждался перформанс этого же автора с публичной стрижкой волос и раздачей локонов желающим, а еще на книжной ярмарке Сергей Баландин изображал Барбару Картленд, все буквально всполошились. Современные художники часто ведут себя довольно странно, такое у них призвание, и никаких духовных скреп.

Константин Зацепин рассказывает, например, что часом раньше Сергея Баландина клали лицом в снег. Вот там, чуть ближе к берегу. Это могло символизировать как общий упадок, так и расцвет цивилизаций. Чем хорошо современное искусство? Рассматривая пустую коробку с тишиной или ржавый лист металла, изогнутый в форме холодной войны, или мраморный кусок мыла просто так, ты можешь отвлечься от надоевшей реальности и сочинить что-то свое. Вот упал Сергей Баландин лицом в снег, а красивая девушка рядом заплакала и написала доброе смс-сообщение своему возлюбленному, с которым пребывала в ссоре. Или: окончательно разорвала отношения с подонком, рассматривая беззащитный затылок современного самарского художника.

Но не только лицом в снег! Маленькая полынья с плавающими розовыми цветами – работа Тани Симаковой, посвященная Алле Пугачевой. В отсутствие автора здесь собираются девочки, по виду – старшие школьницы. Яркие пуховики, коленки торчат в узких джинсах. Дополняют полынью миниатюрным корабликом, свернутым из трамвайного билета в технике оригами. Кораблик мгновенно мокнет и тихо тонет. «А я тебе говорила, — произносит одна из школьниц, — чтобы ты на богатого и не надеялась. У него прислуга, повариха и уборщик. Даже с его собаками гуляет кассирша из Магнита. Когда свободна». Подруга печально склоняет голову. Признает правоту собеседницы. Розовые цветы скоро вмерзнут в лед. К утру, пожалуй, вмерзнут.

Масштабный куб авторства Константина Зацепина и Дмитрия Жиляева тоже привлекает зрителей. Вот два лыжника, ровным шагом бывалых марафонцев пересекающие Волгу, останавливаются рядом. Молча, сурово и тщательно фотографируют objet d’art . Белый на белом. «Таньке сейчас отправлю, — отрывисто говорит первый, — пусть смотрит, сука».

Пусть смотрит, пока не растает лед.

Комментарий Константина Зацепина, заместителя директора по развитию Самарского художественного музея: «Проект «ЛЕД», он же «Первая самарская ледовая биеннале», он же «Первая фейсбук-биеннале» или «Первая инстаграм-биеннале», состоялся. В нем приняли участие как художники, так и не-художники, имевшие возможность также стать художниками.

Площадкой являлась замерзшая поверхность Волги. Цель акций – переозначивание пространства, маркирование ландшафта реки как места художественного производства. Проект основан на идеологии критической группы «Лаборатория».

Четыре вещи, которые нужно знать про проект «ЛЕД»:

1) Он работает с местным контекстом;

2) Он перформативен, поскольку его основным содержанием является стихийная, импровизированная творческая активность;

3) Он экологичен, так как не предполагает использование лишь естественных материалов;

4) Он вне-рыночен, поскольку создаваемые объекты эфемерны и не могут быть присвоены в рамках товарно-денежных отношений. Проект будет иметь продолжение».

Фото: Константин Зацепин

Работа Константина Зацепина и Дмитрия Жиляева "Куб"

Работа Ани Коржовой "Бесконечная зима"

Работа Ирины Саморуковой, Ильи Саморукова и Сергея Баландина "Портрет художника Сергея Баландина"

Работа Тани Симаковой

Работа Ильи Саморукова "Знаки"

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.