Без губернатора, но со всеми остальными

26 февраля в Самарском художественном музее открылась выставка Степана Эрьзи, скульптора мира. В Европе и Америке его называли «русский Роден», но пора внести поправки: Степан Эрьзя – мордовский Роден.

На открытие обещали губернатора. Это понятно, и все улыбаются, передавая из уст в уста: ведь губернатор тоже мордвин, и как не приехать на выставку своего соплеменника, талантливого художника, вошедшего в анналы мировой культуры! Но губернатора нет, и говорят, что он стоит в пробке в Москве, а мы знаем Москву, она вся состоит из пробок. Никто не держит на губернатора обид, наоборот, все искренне сочувствуют – ну как так, мы — здесь любуемся работами талантливого скульптора, а Николай Иванович – в пробке, сидит в душном салоне автомобиле и никакого Степана Эрьзи ему, никакого искусства, улыбок на женских лицах и мордовского хора.

Мордовский хор в национальных костюмах прибыл заранее и разминается, бродит по залу, меж разумно установленных работ Степана Эрьзи, который на самом деле имел фамилию Нефедов, а пвседоним Эрьзя взял из любви к своему народу, к одной из его этнографических групп.

В стильно изданном каталоге, который раздает товарищам заместитель директора художественного музея по развитию Константин Зацепин, можно прочить о Степане Эрьзе. Например, что юности художник занимался иконописью, профессиональное образование получил в 1902-1907 годах в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, а также в мастерской П.П. Трубецкого.

В 1913 году в Париже в галерее Жоржа Пети Эрьзя открыл первую профессиональную выставку скульптуры и рисунка. Работы молодого художника показали искушенной европейской публике нового мастера, творческая индивидуальность которого была настолько сильна, что его трудно было назвать начинающим. Его фигура вслед за Горьким и Шаляпиным стала символом неисчерпаемых творческих сил народа.

В конце 1926 года С.Д. Эрьзя был командирован с выставкой своих работ во Францию, оттуда уехал в Аргентину, где жил и работал до 1950 года. Именно в Аргентине художник нашел свой «фирменный» материал – крайне твердые древесные породы квебрахо и альгарробо, для обработки которых Эрьзя сконструировал специальную машину.

В 1950 году художник вернулся на родину, привезя с собой более 250 произведений. Скончался скульптор за работой в своей мастерской в декабре 1959 года, похоронен — в Саранске. После смерти художника его произведения вернулись на родину мастера, в Мордовию.

А теперь вот совершили небольшое путешествие — в Самару.

Выставку открывает заместитель министра культуры Самарской области Калягина Ирина Евгеньевна. Далее слово берет заместитель министра культуры Мордовской республики Цилин Вячеслав Фёдорович. Заместители министра говорят, в общем-то, об одном и то же – благодарят губернатора (который в Москве и в пробке), и выражают надежду, что двадцать четыре работы Степана Эрьзи станут источником наслаждения самарского зрителя, рабочего и служащего.

Особую значимость ораторы придали календарной близости международного женского дня – 8 марта. Женские портреты и образы превалируют в каталоге произведений скульптора. Более двух третей работ, созданных за полвека – женские воплощения: праматерь Ева, Леда, актрисы, балерины, подруги и просто натурщицы. Вот и в мраморном зале самарского художественного музея центром экспозиции стала скульптора с названием «танец» — высокоподъемные ноги, тонкие руки, склоненная голова изящной плясуньи.

Каталог напомнит, что Эрьзя воспевает прекрасную наготу, в каком бы материале она ни была им создана: в мраморе, гипсе, цементе, железобетоне или дереве. Все евы-венеры грациозны и полны уверенности в своей красоте, но их чувственность звучит по-разному: от недосягаемости небожительниц в мраморе до осязаемой теплоты жриц из темного дерева.

После официальных речей наконец поет мордовский хор, и в смежном зале презентуют фуршетный стол. Редкий случай, когда художественный музей не брезгует угостить гостей мероприятия красным и белом вином с минеральной водой. Ну что же, великий Эрьзя это точно заслужил.

Выставка продлится до 31 марта. Даже в отсутствие мордовского хора и красного вина работы скульптора Степана Эрьзя заслуживают внимания. Классика, проверенная временем, вылюбленные женские профили, к которым можно прикоснуться рукой. Эти аргентинские деревья, обработанные мастером, такие нежные на ощупь! Гладкие и теплые, как кожа девушки.

фото: Валентина Чернова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.