Неотложка

Медсанчасть №14 в Самаре найти довольно трудно. Чтобы достичь медсачастного крыльца, сначала нужно пересечь трамвайную линию, где весело, по-декабрьски, пристукивает ногами население и старик с лицом позднего К. Маркса торгует календарями на будущий год. Мимо палаток со свежим мясом от отечественного производителя, летающих трикотажных халатов на бельевых веревках и в камень замерзшей хурмы. Мимо внезапной очереди за живым карпом, карп вяло поворачивается вокруг собственного хвоста, вода в пластмассовом грязноватом корытце покрывается льдом. Пожилая женщина останавливается около карпов, чеканит в телефон, изо рта густой пар: «Да к чертям твои советы, Боря! Да был бы ты заинтересован в теще, сам бы со мной по кабинетам ходил, прости меня господи! А то не за холодную воду, довез на автомобильчике и гуд бай!» Кроме телефона она сложным образом удерживает в руках узнаваемую медкарту, пухлую, как фермерская курица, которую не сыщешь на стихийном местном рынке.

Здание поликлиники стандартного фасона, четыре этажа, регистратура внизу, аптечный киоск  под девизом «социальные цены», но посетители не верят и переспрашивают утомленного с утра провизора, действительно ли цены социальны.

«А вот интересно, — визгливо кричит кудрявая беременная, — что социального вы видите в терафлю за четыреста десять рублей?» У ее колен копошится старший ребенок в розовом комбинезоне. Провизор отказывается обсуждать скользкую тему социальности цены терафлю, но предлагает кудрявой беременной бесспорный парацетомол  ровно в сто раз дешевле. Кудрявая беременная парацетомол сурово отвергает, выбирает пластырь в симпатичном рулончике и гематоген, который целиком кладет в рот розового комбинезона. Следоа волнуется молодой человек, ему срочно нужен сосуд для сбора мочи, наличных у молодого человека нет, аппарат для приема банковских карт неисправен в данный момент.

«Возьмите паспорт в залог! – волнуется молодой человек, его щеки пылают, — водительское удостоверение! мне срочно надо, осталось полчаса!»

Провизор, утомленный парацетомолом, брать паспорт отказывается и сосуда не даёт. Молодой человек, коротко выругавшись, исчезает в лабораторном отсеке за дверью с табличкой «в эпидзначимых кабинетах бахилы выдаются при необходимости».

Заместителю главного врача по ЧС и ГО нет дело до проблем с сосудами для посторонних анализов. Заместитель главврача по чрезвычайным ситуациям и гражданской обороне неохотно рассказывает журналистам региональных телеканалов об организации неотложной помощи и её отличиях от скорой помощи. Его обязали рассказать об этом журналистам, чтобы те проинформировали население  – то самое, что бьёт сейчас ногу об ногу на морозе. Вот замглавврача и рассказывает, поглядывая на часы.

Неотложную помощь оказывают на выезде фельдшерские бригады поликлиники. Всего в  14-ой  медсанчасти таких бригад – три. Семь фельдшеров и один врач. Звонки пациент может делать по телефону 112, за которым скрывается более популярный номер 03, но если скоропомощному диспетчеру повод покажется, что с проблемой справится фельдшерская бригада, он передаёт вызов в поликлинику по месту жительства.

Бывают недовольные, — не скрывает замглавврача, — вызвали скорую помощь, а приезжаем мы.

Чего им быть недовольными, пациентам, не понимает замглавврача, мы даже услуги по транспортировке оказываем, можем помочь в госпитализации. А то говорят, зачем вы тут, мы ждем вообще-то доктора.

У нас, говорит замглавврача, все фельдшеры с опытом именно работы на скорой помощи. Или в клинике «Близнецы»,  задумчиво дополняет через паузу. «Близнецы» – это частная клиника насчет родовспоможения. Учитывая, что наиболее частыми причинами вызова неотложки являются ОРВИ, гипертонические кризы, головная боль и боль в сердце, навыки акушерства фельдшерами используются нечасто.

С восьми утра до восьми вечера выполняется порядка 70 вызовов. 82 000 человек прикреплены к МСЧ №14, в том числе быстрорастущий юный микрорайон Чистые Ключи, более известный как Кошелев-проект.

Отделение неотложной помощи подхватывает не только случаи бедолаг, отвергнутых  скорой. Например, звонит гипертоник в регистратуру, хочет доктора на дом. А его берут и переключают на кабинет доврачебной помощи, где заправляет всем медсестра — принимает вызовы и передает дежурному фельдшеру. И дежурный фельдшер уже мчит на автомобиле к гипертонику, вооруженный, к примеру, двумя новейшими дефибрилляторами.

И да, можно посмотреть кабинет доврачебной помощи. Журналисты смотрят. Маленький кабинет, медсестра в защитной маске. Компьютер и телефон. Журналисты хотят послушать звонок пациента. Но в данный момент всё слава богу у населения. Журналисты не очень довольны и просят найти хотя бы кого-то с острой болью, потому что если у кого острая боль, он может не толпиться в регистратуре, а быстренько осмотреться в кабинете доврачебной помощи и получить талон. Но не везёт так не везёт, и с острой болью никого не находится, медсестра ухмыляется под маской.

Рукописное объявление у регистратуры «Потерявшего цепочку с крестиком обращаться в гардероб». В окошечке осанисто сидит опытная работница, похожая на собственный портрет в пластиковой раме.

Под прогрессивным плазменным экраном с графиками приема специалистов тихо ссорятся супруги в возрасте: «Нет, ты пойдешь и займешь очередь, потому что мне надоело наблюдать, как ты выхаркиваешь свои легкие» — «Я к этой очереди за километр не подойду, больные убогие бабки в кофтах» — «А ты тут кого планировал увидеть? Обнаженных девушек стаями?» — «От тебя разве чего хорошего дождешься».

Мужчина в спортивных штанах и вязаной шапке, надвинутой на лоб, громко говорит в трубку: «И она меня спрашивает, главное, это что, всё? А я в одеяло завернулся и вышел». Смущенный повышенным вниманием окружающих, повторяет чуть тише: «В одеяло завернулся и вышел».

Девушка с перевязанной ногой со смехом рассказывает подруге: «И ты представляешь, она мне приглашает на педикюр к себе домой. По деньгам дешевле, говорит, а все приблуды я из салона притащу. И вот я прихожу вчера, а мастерица расстроенная. Просто лица нет. Чего, говорю, такое. Да вот, объясняет, прошу прощения за временные неудобства, но отключили горячую воду. Вы пока снимайте обувь, я сейчас все устрою. И уходит куда-то. А я смотрю, в специальном тазике кипятильник лежит, огромный! Я таких кипятильников никогда не видела. С твою голову, короче. И прямо не знаю, что на меня нашло, но я решила определить температуру воды. Возьми, да сунь туда, в таз, большой палец ноги!»

«И что?» — с интересом спрашивает подруга.

«Да, в общем, мне повезло, если разобраться. И мастерице повезло. Даже не знаю, кому больше. Наверное, все же – мне», — закончила веселая девушка и упрыгала на здоровой ноге. Тут же, на скользких ступенях из чего-то мрамороподобного, чуть не столкнувшись с яркой красоты таджичкой, из-под невнятной куртки плещется национальное платье. «Кто потерял номер из гардероба, — кричит техническая работница в грубо-синем халате, — кто потерял номер, халды! Номер, номер, номер, номер». Никто не отзывается, и работница я удовольствием топит бирку в ведре с грязной водой.

poliklinika1

poliklinika2

 

 

Неотложка”: 1 комментарий

  1. Позвольте кое-что добавить.Я как-то сопровождал старушку-мамину подругу, в МСЧ-14, и удивлялся.В центре здоровья ей сделали анализы,заставили заполнить анкету.Я тогда выпросил у них и себе бланк.Врач удивилась:»Вы что, не местный? В свою поликлинику не ходите?»Как же,обращался с симптомами аж пять лет,-потом оказалось,что 4.ст.рака.Подал в суд -ведь небыло ни разу ни обследования, ни онкоосмотра.Приложил к иску и заполненный бланк-вот, дескать,при диспансеризации, к которой я прорвался с ТРЕТЬЕГО раза,анкету бы надо заполнять!В ней два пункта-похудел на 7 кг.за год и гипертония перешла в гипотонию,-врачу кричали об опасности ,Спустя полгода на суде увидел «анкету»,заполненную врачихой-подделанную, как и все мои мед документы.Прикольно, что судья с расстояния 30 см.МОЮ анкету признала неправильной, а МОЙ онколист и МОЮ анкету, заполненные БЕЗ МЕНЯ-верными!С тех пор веду «журн.расследование» и скажу-в МСЧ-14 даже есть приглашение на ЕЖЕГОДНЫЙ онкоосмотр,чего нет во многих др.поликлиниках.Привет гл.онкологу,да и министру Минздрава В. Скворцовой.Если интересно,передам «журн. расследование»,а то если будет такая «профилактика»,то скоро второй онкоцентр строить придется…Рак-то молодеет, не к ночи будет сказано.Итак-я завидую тем, кто в МСЧ-14,а не в этой чертовой 3поликлинике,хотя и в14 есть недостатки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *