Шествие 4 февраля: перерождение движения

Ещё на подходе к фонтану на Осипенко стало понятно, что в шествии решили активно поучаствовать политические партии. Жёлтые знамёна «Справедливой России» и красные кумачи коммунистов теснились практически на перекрёстке Ленина и Осипенко, образуя левый фланг мероприятия. Как известно, жёлтый и красный при смешении дают оранжевый, но об этом цвете 4 февраля было принято говорить на совсем другом мероприятии в другом городе. Правый фланг колонны ограничивали жовто-блокитные биколоры «ЛДПР» вперемешку с воздушными шариками тех же цветов, сгрудившиеся у партийного автобуса. Между правым и левым флангом стоял народ. У народа были видны флаги «Крыльев Советов», шарфы хоккейного клуба «Лада», портреты Путина, с надписями, прогнозирующими нынешнему премьер-министру печальное будущее, белые ленточки и шарики…

Мимо народа пробежал народный депутат Михаил Матвеев в шарфе цветов самарской футбольной команды, громогласно предупреждая о том, что колонна должна начать двигаться через 4 минуты. Через полминуты после этого колонна двинулась.

Во главе кроме главных организаторов шествия каким-то образом оказались в большом количестве националисты с имперскими флагами. За ними двигались «яблочники». Далее следовало полное видовое разнообразие. Замыкала же шествие публика с символикой «ЛДПР».

В этой пестроте и изобилии партийной символики явственно чувствовалось: скоро выборы. А выборы – это большой бизнес. Просто так «слить» такой агитационный повод нельзя. «Мироновцы», «зюгановцы» и «жириновцы» показали себя на шествии в полный рост. Не были замечены только сторонники ещё одного важного игрока на этом предвыборном рынке – Михаила Прохорова. Впрочем, к тому моменту уже было известно, что на московском шествии журналисты рассмотрели плакат «Самара за Прохорова». Видимо, крупный бизнесмен решил, что выгоднее стянуть свои политические активы в столицу, не распыляясь на провинцию.

Заметной новой «фишкой» мероприятия стали представители пиратской партии. Под Весёлым Роджером шли несколько юношей, которые были внешне похожи на хрестоматийных сисадминов. Впрочем, компьютерные сети у нас в стране работают нормально. Не так же как суды, избиркомы и парламент.

Сотрудников правоохранительных органов, кажется, было больше, чем обычно. По их собственной информации – около 500 человек. Шествующих и митингующих было приблизительно в 3-4 раза больше. Когда колонна добралась до места проведения митинга у Дворца спорта ЦСК ВВС, некоторые шествующие разворачивались и уходили. Нужно заметить, что через рамки, установленные на площади люди, проходили довольно быстро и репрессивных мер к ним не применялось. К Дворцу спокойно пропускались люди с термосами, которые в Москве запретили. Сам же митинг не запомнился ровным счётом ничем.

А теперь хочу рассказать о главном наблюдении. Социальный состав шествия очень сильно поменялся по сравнению с первым несанкционированным митингом, проходившим на том же месте. Молодёжи стало меньше в разы. А профессиональных организованных сытых борцов в разы больше. И это очень тревожный симптом для всего оппозиционного движения. У него не может быть будущего, пока люди, пламенно говорившие со ступенек Дворца спорта, не научатся общаться с молодёжью в реальном и виртуальном пространстве. Увы, могу констатировать, что многословные рассуждения о будущем и прошлом в группе, посвящённой шествию в «Facebook» появлению молодёжи на подобных мероприятиях поискам общего языка не способствуют. Уровень того, что принято нынче называть словом «креатив», у нынешних самарских вождей движения «За честные выборы», крайне низок. А многочисленная символика партий, которые либо созданных теми же людьми, что и помогали фальсифицировать результаты выборов, либо готовых активно прислушиваться к позиции Кремля, отталкивает людей, далёких от этих организаций, ещё больше.

Мне кажется, что только мораторий на партийную символику и работа с Интернет-аудиторией может спасти общегражданское движение, зародившееся в декабре, и становящееся всё больше похожим на классическую оппозиционную тусовку образца прошлого десятилетия. Увы, на данный момент через призму сети самарские оппозиционеры выглядят даже более казённо, нежели представители власти, с которой они борются. А терпеть казённость в Интернете теперь не принято. Её хватает на синих экранах телевизоров.

А вот что может спасти общегородской «Вечер встречи выпускников» на площади Куйбышева на 20-градусном морозе, выдуманный городской администрацией, я затрудняюсь предположить. Под русские народные песни и хиты восьмидесятых и девяностых на альтернативном собрании горожан в этот день отплясывали и перетаптывались пару сотен горожан. Хотелось бы узнать, во что обошлись установка сцены, тепловых пушек, гонорары музыкальных коллективов и главной звезды вечера – почти стёршегося из народной памяти Сергея Минаева, а также салют в финале мероприятия. А затем поделить эту сумму на количество пришедших на площадь. Если у Дворца спорта у людей деньги собирали, то тут можно было бы и раздать их, не тратясь на культурную программу. Было бы меньше горожан, заполучивших после этого простудные заболевания.

Шествие 4 февраля: перерождение движения”: 4 комментария

  1. уважаемый Молодежь! в следующий раз обязательно принесу тебе "креатив" на блюдечке, что бы мог гедонистически сопротивляться режиму! ака Любимая мамуля!

    1. Ну всё. Автор позволил себе без восторга отозваться о митинге, следовательно сейчас налетят голуби протеста и заклюют автора. :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *