Социализм с женским лицом

15 февраля в Самарском областном художественном музее открылась выставка «Образ женщины в советском искусстве». Её основа – произведения художников ушедшей эпохи СССР. По словам организаторов, экспозиция дает возможность увидеть картины «очищенными» от идеологической оптики. Произведения собраны вместе в рамках магистральной линии – образа советской женщины, сформированного в советское время. Этот образ пронзает собой все советские пласты — начиная с 20-х и до 80-х годов.

Вся живопись, графика, скульптура и фарфор на выставке – из коллекции музея. Большая их часть давно не выставлялась. Также при помощи частных собраний и краеведческого музея имени Алабина на выставке собраны предметы женской одежды и аксессуары разных периодов советского времени.

В центре экспозиции – монументальное полотно Гелия Коржева «В дороге», написанное в начале 60-х. Главные герои здесь – машина и женщина с ребенком. Обветренные руки с вздувшимися венами, мрачные краски… Вариант советской Мадонны, выполненный в эстетике «сурового стиля». Стоя возле картины с замом по развитию Константином Зацепиным, рассуждаем о том, какие смыслы можно в ней прочесть:

— Картина впечатляет четкостью композиции, цветовой гаммой, множественностью возможных интер- претаций. Для большинства современных зрителей в этом произведении уже нет того героического пафоса «строительства светлого будущего»… Сейчас герои этой картины смотрятся скорее обреченно. — А как же луч света? — Это луч света из окна. На картине его нет. Картина довольно беспросветна, эта грязная машина, телогрейка. Ребенок, которого не видно… Я бы сказал, «магический гиперреализм», отсылающий к немцам и американцам 70-х. Она могла бы с успехом уйти с мо лотка на любом аукционе современного искусства.

Такой многие представляют советскую женщину. И такой мы видим ее, когда открываем дверь выставочного зала.

«В искусстве «сурового стиля» изображают обязательно советских людей, которые совершают каждодневный жизненный подвиг. Художники, которые работали в таком духе, хотели показать этих людей настоящими героями, — включается в разговор Татьяна Петрова, зам. директора по научной работе. — Коржев работает в гиперреалистическом духе. И он участвует «сердцем» в происходящем, в том, что отражает в своих работах. Это очень интересная вещь, потому что она многозначна, в ней сложный подтекст. С одной стороны, это героиня, которая жертвует собой во имя будущего, а ребенок — это как залог этого светлого будущего. А с другой стороны, мы можем видеть перспективы страны и героини картины. А можем считать, что она обречена и светлого будущего нет — это уже трагическая тема. Среди всех работ она наиболее значительная».

Но, пройдясь по экспозиции, понимаешь, что это лишь один из множества ликов советской женщины. И это не только безликие устроительницы «светлого» будущего коммунизма — советская женщина многолика, как индийская богиня Шакти.

«Советские партийные идеологи воспринимали искусство как один из наиболее эффективных инстру- ментов воздействия на сознание масс, — рассказывает о выставке директор музея Галина Рябчук. – Поэтому художник-соцреалист принимал на себя обязательство стать неотъемлемой частью народа, чтобы вместе с ним строить новое идеальное коммунистическое общество, снабжая его победоносными образцами. В то же время, в 70-х кто-то из юмористов шутил: «Когда женщина одета в платье от «Красной большевички», на ногах обувь от «Красного комму нара», а на голове красная косынка, хочется пожать ей руку — как товарищу по партии». Этой выставкой мы хотели показать, что женщина – это не только строитель светлого будущего, но и мать, и жена, и друг. И просто женщина, влюбленная в жизнь. Она разная. Мы хотели показать её мир, реальные вещи, которые её окружали. Да, конечно же, здесь есть и идеология. Но прежде всего, перед нами портреты, на которых мы видим не идеологию, а Человека, наделенного непосредственным чувством свободы, человека независимого и открытого перед лицом жизни. История советского искусства крайне запутанна. Дмитрию Шостаковичу приписывают слова: «В России надо жить долго». Это достаточно точное замечание. В нашей стране приходилось по большей части очень долго ждать, чем всё закончится на самом деле».

Лучи зимнего солнца заглядывают в окна музея, мягко освещая жуткие военные сцены на картинах, портреты светских дам и розовощеких колхозниц. И они действительно кажутся красивыми, и без оглядки на прошлое можно любоваться искусством. Живописную линию экспозиции дополняет богатый антураж из мелких предметов частной жизни, отражающих повседневный мир женщины советских лет: фильдеперсовые чулки, флаконы от духов, некоторые даже еще не открытые (духи чьего-то детства, чьей-то молодости).

Век потребления был еще впереди, и советские девушки бережно хранили пузырьки «Красной Москвы», «Белой сирени». У каждого из этих флакончиков есть своя история. Глядя на эти слегка пожелтевшие от времени пустые бутылочки из-под духов, вспомнила свою шестилетнюю сестренку, ревностно коллекционирующую мои коробочки от косметики. Может быть, через какое-то время они вот так же попадут на выставку, где будет представлен образ женщины XXI века, сумбурного и хаотичного.

…Баночки от крема, пудра «Метаморфоза», шляпки, искусственные цветы ручной работы — все эти предметы (чудом сохранившиеся у знакомых, друзей, родственников), еще недавно считавшиеся хламом, который пылился у кого на балконе, у кого в сервантах, сегодня уже являются частью истории. Лучистые глаза румяных деревенских девушек и развеваю щиеся ситцевые платья. Эти картины сильно отличаются от произведений 60-х, на которых изображена интеллигенция.

Например, картина Дмитрия Жилинского «Портрет скульптора Зеленского с дочерью» — другие краски, и лица — мертвенно бледные, тела худощавые. Это социальные контрасты советского времени. По многим картинам можно предположить, что деревенским жилось веселее, чем горожанам. Первые жили одним днем, вторые, казалось, несли на своих сутулых плечах всю мировую скорбь.

На выставке представлены картины и самарских художников, и живописцев из других городов. Но все они так или иначе связаны. И произведения 20-х годов («Девушка в синей шляпе» Николая Попова, женские портреты малоизвестного самарского художника Тихона Успенского), и соцреализм 30-х, где изображены женщины, участвующие в политических акциях («Девушка в красном» Георгия Ряжского, «Работница» Александра Самохвалов), и искусство военного времени, и произведения, созданные в период хрущевской оттепели, произведения 80-х и 90-х. Некоторые портреты самарских дам сегодня являются уже практически документами своего времени. Все эти произведения объединяют живые образы советских женщин, в которых сегодня мы можем раскрыть для себя новые смыслы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *