Быть сильными

Статья В.В.Путина «Быть сильными: гарантия национальной безопасности для России» вышла как раз перед Днем защитника Отечества.

Военные аналитики сейчас же откликнулись на нее. Общий тон откликов благожелательный – давно пора, наконец-то мы услышали что-то новое.

А, на мой взгляд, статья ничего нового в себе не содержит, поскольку она составлена из переработанных мыслей, заявлений и утверждений тех же самых аналитиков, почувствовавших в ней нечто родное.

Это попурри, смесь чужих заключений, выводов по теме национальной безопасности, потому она и принята, если не на «ура», то

с вздохом облегчения, по крайней мере.

Во всяком случае, мысли, высказанные в различных статьях генерала Ивашова, я там нашел. Я нашел даже свою собственную, переработанную мысль: «Наша задача – возрождение в полном смысле «океанского» военно-морского флота».

Плохо ли это? Наверное, нет, бога ради, затем мысль и высказывается, чтоб ею воспользовались, но за словами хотелось бы увидеть дела.

Так ли медленно продвигаются дела? Да, они продвигаются очень и очень медленно. Например, в деле обеспечения армии и флота новыми образцами оружия и техники.

О существовании технического задания на подводные лодки, проектов «Борей» и «Лада», я впервые услышал в 1986 году, а они, те задания, существовали и до того. С 1986 года по 2012-й уже прошло 26 лет, а кораблей так и нет. Есть «опытная эксплуатация», заводские, государственные испытания, которым не видно конца, и обещано, что они скоро войдут в строй.

И такая обстановка у нас во всем ВПК.

В статье, как огромное достижение, приводится цифра 23 триллиона рублей, что предполагается потратить на перевооружение армии и флота в течение десяти лет. Деньги, как главная мотивация нашего возрождения?

Но на совещании в Комсомольске-на-Амуре, когда речь зашла о финансовом выполнении гособоронзаказа, буквально на днях, наш премьер заявил,

что необходимо добиться того, чтобы при финансировании этого дела, финансы шли через банки, «которые нам известны». То есть, если понимать слова премьера так, как они сказаны, это значит, что раньше, до того, наша «оборонка» все эти гигантские деньжищи гоняла так, как ей было угодно.

И теперь понятно то, каким это образом ракетно-космические миллиарды оказались в оффшорах. Так что же? За всем этим предполагается следить?

Глаз да глаз? Начинаем? Прямо сейчас? Неужели получится?

И еще раз о деньгах и нашем ВПК. Деньги, повторим – это неплохо, это даже очень хорошо, но за долгие годы в том же ВПК все научились только выбивать деньги, выдавая при этом старые образцы за совершенно новые.

И когда, наконец, это стало очевидно всем, даже нашему уважаемому президенту, разразился гигантский скандал с госзакупками – президент запретил покупать барахло.

И что теперь? Покупать на западе? Франция, после «Мистраля», конечно, достоинства и недостатки которого все военные моряки зареклись обсуждать, готова пойти на сотрудничество так далеко, как это допускает НАТО, и это хорошо, но как развивать свое собственное производство, если до текущего момента оно только сворачивалось? И в какие все это будет осуществлено сроки? В десять лет? Такое возможно?

Необходимо техническое перевооружение всей отросли. Нужны технологии, производственные комплексы, обученный персонал, материалы, оборудование. Это же главное – на чем работать, с чем работать, кем работать. У нас это есть? Уже нет. Кое-что осталось, но для масштабного перевооружения армии и флота в течение 10 лет – это капля в море.

Отвлечемся на секунду от всего этого, грустного, чтоб поговорить об еще более грустном – о геополитике.

В статье говорится о том, что мы не должны никого вводить в искушение своей слабостью. Но слабость мы проявляем уже давно и к ней уже все привыкли. Мы уступили США в спорах в Беринговом море, Китаю на Амуре, Норвегии в Баренцевом море, а Япония ждет от нас уступок по Курилам. На очереди территориальные претензии к нам Китая – Хабаровский край давно не дает ему спокойно спать, а там на очереди и шельф, и Северный морской путь – тут наша 12-ти мильная зона вызывает сильные сомнения у Канады, США, а заодно теперь и у Китая. А у нас идет убыль населения на Дальнем Востоке, которая частично компенсируется миграций к нам китайского населения.

Конечно, китайский Генштаб разрабатывает планы молниеносного захвата нашей дальневосточной территории – иначе грош ему цена – и к этому можно было бы относиться, как к невинным играм армейского разума, если бы не одно «но» – Китай не оценивает характер угроз на 30-50 лет вперед, научиться чему нас только сейчас призывает наш премьер. Китай думает на тысячу лет вперед – так устроено китайское мышление – там только рациональное, никаких эмоций, это думающая машина.

Понятно, что сейчас, когда мы даем Китаю все и так, что не попросишь и по тем ценам, какие нужны Китаю, захватывать территорию не имеет никакого смысла – это расходы. Но всегда ли все будет так, как сегодня?

Экономический кризис часто хочется завершить за счет соседа. А те уловки, что сегодня называются экономическими мерами, завтра могут себя исчерпать. Они уже себя исчерпали. У человечества, в таком случае, есть только один выход – разрушение. Разрушить и выстроить заново.

Война, господа, ничего другого пока не придумали.

Придумали продавать несуществующие акции и торговать финансовыми пузырями – это оттягивает время, но выход пока не изменился – разрушить и выстроить заново.

Россия к этому готова? Не завтра, а уже сегодня?

Армия и флот – это же йод в аптечке. Он нужен тогда, когда государство порежет свой пальчик. Вот только йод этот в самый нужный момент не должен оказаться засохшим – открыл, а там ничего давно нет.

Есть ли у нас то, что называется «серьезными военными исследованиями»?

Есть, но они не всегда приятны для глаз. Пока только планируется заглянуть в глаза правде – «Мы должны восстановить потерянные компетенции военных институтов, интегрировать их с развивающейся системой военного образования».

Кстати, о военном образовании – его тоже нет. А то, что есть, таковым, на сегодняшний день, не является. Система подготовки офицеров у нас давно дала сбой. Некоторое время не было даже набора в училища (или в военные институты, если угодно). Процесс прервали.

Прервали то, что ни в коем случае не может прерываться.

Почему не может? Потому что процесс подготовки офицеров это непрерывный процесс. Это, как сталь варить. Прервал – строй новую печь.

Прервал – очень дорого потом донять.

Это такой же механизм, как, например, и конструкторское дело.

Конструктор должен конструировать. Всегда. Нельзя закрыть КБ, а потом, через несколько лет, его снова запустить. Некем будет запускать. И не зачем – все уже даже не уйдет, убежит вперед – не догнать.

В статье очень много говориться о социальной защищенности военнослужащих – о том, что в других армиях и в других государствах само собой разумеющиеся вещи – они даже не обсуждаются – все должно быть, иначе это не государство.

В статье говориться о патриотическом воспитании, о концепции национального резерва, о поддержке, о заботе – то есть, пока ни о чем.

В статье есть повторы, там то и дело говорится о том, что за 10 лет мы должны наверстать отставание в новых образцах техники – и все такое прочее. Повторы – это неплохо, значит, мысль мучает, не отпускает.

И это все очень хорошо, но у вас коррупция, господа. А без борьбы с ней не будет ничего. Как вы с ней боретесь? Да, пока никак – предлагается следить за расходами чиновников – ой, как здорово.

Вертикаль, потом еще одна вертикаль, потом – укрепление этой самой вертикали – вертикаль, вертикаль.

Вертикаль-то у вас есть, но это уже не наша вертикаль.

Чиновник, обучающий детишек в Лондоне, это не наш чиновник – это же очевидно всем. Всем, кроме нашего правительства.

И при этом они хотят обороны?

От кого?

И вот пока мы не решили «от кого», у нас ничего не получится с этой самой обороной.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *