Первое воскресенье марта

«Ежегодно в первое воскресенье марта во Франции отмечается Национальный день бабушек (Fête des grands-mères). В этот день всем бабушкам и вообще женщинам старше 55 лет оказываются необыкновенный почет и уважение. Во Франции был проведен социальный опрос среди пожилых людей старше 65 лет. Оказалось, что 67,3% опрошенных считают семью важнее всех составляющих в жизни, важнее здоровья и политической ситуации в стране. Добрые французские бабушки, редко напоминающие старушек, принарядившись, в этот день пьют ликер, едят миндальные пирожные, и, безусловно, получают подарки (из Википедии).

По выходе из избирательного участка наблюдаю за девушкой с бейджем «exit poll». Она практически отбивается от молодых людей в одинаковых полосатых шапках, расцветкой напоминающих растаманские береты. В отличие от растаманов, молодые люди напряжены и недружелюбны до агрессивности.

— Ты сначала скажи, подруга, от кого голоса записываешь? – все повторяет один, как бы даже разминая кулаки.

— Кому продалась за три копейки? – второй на подхвате, и это отвратительно, кому бы девушка не продалась на самом деле. Вообще, вопрос о продаже девушек – очень емкий, неоднозначный, он требует отдельного рассмотрения, учитывая множественность ипостасей и простое понятие того, что даже честный газетчик продается один раз. У честных девушек вариантов гораздо больше.

— Опросите, пожалуйста, меня, — громко предлагаю я насморочным голосом, но настойчиво. Агрессивные ребята нехотя ретируются, на обоих полосатые коричневые брюки, просто какая-то униформа.

Девушка с некоторым опасением смотрит, будто боится, как бы и я не начала выделывать коленца. Я не выделываю коленец, а говорю:

— Отдала свой голос за Прохорова, хоть и не хотела, но портить протокол – совсем глупо. Не нравится мне Прохоров, и даже не из-за Куршевеля и всяких тамошних эпизодов. Это даже забавно: вот если бы его выбрали вдруг президентом, так на официальные визиты – не вот там какая-то утлая жена сопровождает, а самолеты сопровождающих.

Девушка делает пометку в своем листочке, жестко закрепленном на подложке. Подложка бело-сине-красная и с портретом медведя в профиль, так что у молодых людей, будь они посообразительнее, не возникло бы поводов приставать с глупыми вопросами.

— Спасибо вам, — говорит она моим же насморочным голосом, — так приятно, хоть один веселый избиратель попался. А то идут такие… уууу… ыыыы…

Девушка морщит лицо, изображая общее выражение уныния, отмеченное ею на лицах избирателей.

— Даже в буфет не заходят, — удивляется, — а там прекрасный салат оливье, восемнадцать рублей порция, настоящий, с колбасой, горошком и яблочком.

Я любуюсь девушкой. Мне нравится ее радость перед лицом салата, я прекрасно понимаю, как может быть хороша колбаса в сочетании с горошком и яблочком. Целый день девушка прыгает по снежным проталинам и глядит на тоскующего горожанина, потом пойдет домой и посмотрит по телевизору, как голосовали первые лица государства, как страна снова выбрала Путина президентом.

Когда в декабре прошлого года скончался Вацлав Гавел, возглавивший Чехию на ее пути из социализма в капитализм, один из деятелей чешского парламента неожиданно для других членов выдвинул предложение переименовать ряд терминов, в частности, вместо выражения «Президент Чехии» использовать — «Гавел Чехии». Его достаточно странную инициативу в результате отклонили, но аналогии просматриваются.

— Как там внутри настроения? – девушка с бейджем «exit poll» доверительно склоняется. – Видели, сколько наблюдателей? Первый раз встречаю такое количество. Человек тридцать! Девчонки говорят, это везде. А к вечеру, говорят, еще подойдут. Хоть так и нельзя.

— Никаких настроений, — говорю я, и немного кривлю душой. Потому что некоторого настроения избирательному участку я добавила сама. Это произошло случайно, и вот как: у меня есть телефон. В телефоне на карточке памяти записана разная музыка. И я ее слушаю, вставив наушники в уши. Телефон устроен зачем-то так, что если наушниковый шнур выпадает из своего гнезда, то музыка широко и празднично звучит во всю мощь динамиков. У меня хороший телефон, с достойными динамиками, я сама выбирала такой, чтобы громко. В момент проставления крестика в нужном квадрате шнур выпал из гнезда, избирательный участок густо заполнился прекрасной композицией группы «Нэнси» — «Дым сигарет с ментолом». Ну и что, ну и что, все знаю, зато в этой песне мои девяностые, и я ее нежно люблю. Такие подлые штуки с наушниками происходили уже неоднократно, и всякий раз внутри оказывается либо группа Ленинград в самом соку, либо какая-то дикая попса двадцатилетней давности. Очень громкая. Итак, заиграла музыкальная композиция, и пока я ковырялась в меню, пылая щеками, мечтая пригасить звук, наблюдатели, несколько милиционеров и десяток граждан с паспортами прослушали трагическое: «А йа нашел другуйу! Пусть не люблю, но целуйу!..» и так далее. Клянусь, многие оживились, а наиболее осанистый милиционер дважды страшно подмигнул мне на прощанье. Это, конечно, не была топлесс-акция, как устроили активистки движения femen, но хоть какое-то развлечение. Не расскажу девушке об этом.

Из дверей участка выходят три женщины в длинных хороших шубах: норка, щипаная норка и чёрно-бурая лиса. Девушка обращается к ним со стандартным вопросом. Женщины гордо молчат, хранят тайну, потом лиса все-таки оборачивается и холодно говорит:

— Предпочитаю оставить это при себе!

У нее улыбка человека, имеющего возможность взорвать весь мир, но все-таки прощающего землян. Владимир Жириновский, кстати, недавно прекрасно говорил на эту тему: как мы замечательно утопим Америку, чуть подправив земную ось.

Шубы уходят втроем, пищит сигнализация на крупном белом автомобиле. За рулем – щипаная норка, видно, как она чистит обувь специальной микро-щеточкой.

— Прямо не могли сказать! – возмущается девушка «exit poll», — а то я сама не знаю, за кого они голосовали!

— За кого? – просто так спрашиваю я, но уже не слушаю ответа, уже ухожу, мне, в общем-то, все равно. Разве что забавно представить, как стриженая норка фотографирует бюллетень с правильно выставленной «галочкой», а чёрно-бурая лиса по семейной привычке выбирает Зюганова.

— Кстати, — вдруг вспоминаю, останавливаюсь, — сегодня во Франции – день бабушек. Поздравьте свою. Хороший праздник, по-моему – день бабушек.

— Во Франции, — дополняет девушка.

— Первое воскресенье марта, — заканчиваю разговор.

Девушка «exit poll» отходит к следующей группе проголосовавших избирателей, снова настроенных негативно.

Первое воскресенье марта”: 5 комментариев

  1.  "Целый день девушка прыгает по снежным проталинам и глядит на тоскующего горожанина, потом пойдет домой и посмотрит по телевизору, как голосовали первые лица государства, как страна снова выбрала Путина президентом." Как это всё до боли знакомо. Вспоминается голосование за Бориса Николаевича во время службы в армии. Завели строем солдат в дом офицеров, каждому лично замполит выдал бюллетень. И со словами — "Не подведи, боец" удовлетворенно наблюдал, как боец ставит галку напротив Ельцина.

  2. Не настроение, а атмосфера тоски была на выборах сегодня. почему вот интересно? всем ведь все ясно

  3. В больницах от младшего до старшего медперсонала все зомбировано повторяют одну и ту же фразу:" За Путина,за кого же еще, другого я не вижу". Всем к окулисту!!!!!!!!!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *