Pussy Riot не выиграли битву, но пока не проиграли войну

Вчера «самый гуманный суд в мире» выбирал меру пресечения для девочек из Pussy Riot. Впрочем, это не совсем точно. Это следователи и судья думают, что 23-летняя Надежда Толоконникова и 22-летняя Мария Алехина устроили на прошлой неделе в храме Христа Спасителя возмутительное действо, встав на амвон и спев что-то ужасно непристойное с назойливым лейтмотивом «Богородица, Путина прогони». Сами активистки (если они вообще активистки) наотрез отрицают свою причастность к свежевылупившейся в нашем новорожденно-протестном обществе группе Pussy Riot. Что они хотят? Да ничего особенного и уж точно ничего невозможного. Толоконникова хочет воспитывать свою дочку Геру четырех лет от роду, а Алехина – пятилетнего сына Филиппа. Можно даже под домашним арестом и с подпиской о невыезде в кармане. Даже после штрафа в 100 тыс. рублей. А сидя за решеткой в СИЗО это, прямо скажем, не получится. Впрочем, судья Таганского районного суда Светлана Александрова избрала для молодых активисток именно такую меру пресечения: арест до 24 апреля.

Заседание суда задержали ни много ни мало на 5 часов. К 19.00 вечера ряды журналистов заметно поредели, охранники и приставы жаловались, что им опять придется сидеть на работе до ночи и что, может, стоит взять отгул. Наконец, в дверях появились приставы и Надежда Толоконникова в клетчатом коротком платьице и наручниках на худых руках. Ей первой предстояло узнать решение суда.

Пока ждали судью Александрову, Надя рассказала, что все время, что журналисты, адвокаты и муж, бывший активист группы Война Петр Верзилов мерзли на улице, жались в предбаннике суда и всячески изнывали от безделья, она сидела в конвойной, прикованная наручниками к скамье. Едва активистка села на скамью в клетке в зале суда, она жалобно тихо произнесла: «Есть хочется». Надежда и Мария сразу после задержания объявили голодовку, чтобы продемонстрировать несогласие с действиями правоохранительных органов. Однако дальше заявления о голодовке дело не пошло. Специальную камеру девушкам не предоставили. Не передали им и посылки, что оставили родные.

По словам Толоконниковой в камере она сидит с мошенницей и торговкой наркотиками, что перед тем, как посадили за решетку, «опера пугали»: «С лесбиянками тебя посадим». «Сажайте, мне-то что», — усмехалась в ответ Толоконникова. Впрочем, в тюрьме есть и свои плюсы, признается девушка. «Я говорила с приставом о Фуко и убедила ее, что в тюрьме делают преступников. Я вообще не раз встречала адекватных сотрудников. Среди них были даже феминисты», — рассказала Надежда.

Пока Толоконникова рассказывала журналистам, что в камере ей не хватает книг и очень хочется почитать что-нибудь из марксистов XX века для идеологической поддержки, в зал заседания вошли судья, следователь и прокурор.

Следователь представился довольно невнятно, и защита Толоконниковой тут же потребовала отвода. Тем более, что в звании сотрудника следственных органов фигурировало не совсем понятное и.о. Следователь тут же объяснил, что две заветные буквы на качество выполнения его работы никак не влияют, и заседание продолжилось. Адвокаты Толоконниковой Виолетта Волкова и Марк Фейгин нашли не один повод для недовольства работой следователя. Так, например, он не ознакомил их с материалами дела, заявление некоего потерпевшего также оставляло много вопросов. Что за потерпевший, откуда он взялся, что он видел? Впрочем, ответов они не получили. Волкова и Фейгин ходатайствовали о смягчении меры пресечения для молодой матери. По их мнению, заключение под стражу вполне можно было заменить домашним арестом с подпиской о невыезде и залогом в 100 тыс. рублей в придачу. В ответ на ходатайство адвокатов следователь немедленно заявил, что активистку необходимо содержать именно под стражей, потому что на свободе она может скрыться от правосудия и продолжить заниматься преступной деятельностью. Кроме того, добавил следователь, у Толоконниковой есть социальная карта Канады, поэтому она может уехать из России. При ближайшем рассмотрении документ, якобы дающий право на проживание в стране кленового листа, оказался всего лишь медицинской страховкой. «Это то же самое, что жить в России по трамвайному билету», — заявил адвокат Фейгин. «Да, но на карте есть номер», — возразил следователь. «На трамвайном билете он тоже есть», — подытожил адвокат.

После диалога следователя и адвоката, во время которого не покидало ощущение, что стороны говорят на разных языках, судья удалилась на совещание.

Пока не было судьи, Надежда рассказала, что она учится на последнем курсе философского факультета МГУ и поделилась своими соображениями по поводу задержания. «Они просто не хотели, чтобы я участвовала в волнениях после выборов». Кстати, уже будучи за решеткой, Надя проголосовала сама и убедила голосовать сокамерницу. Правда, это было не так просто. «Чтобы добиться чего-нибудь здесь, нужно все время писать заявления и долбить в дверь. Я им надоела и меня внесли в списки голосующих», — рассказала Толоконникова.

Через час после совещания судья Александрова зачитала решение суда: «Участнице группы Pussy Riot Надежде Толоконниковой, задержанной по подозрению в совершении преступления по признакам ч. 2 ст. 213 Уголовного кодекса (хулиганство) в храме Христа Спасителя, суд избрал меру пресечения в виде содержания под стражей на срок до 24 апреля».

Несмотря на то, что решение было довольно очевидно, Надя была явно растеряна, хоть и старалась не подавать виду. Судье она заявляет: «Это наглая ложь, я буду голодать, пока меня не отпустят». А журналистам горько улыбаясь, говорит: «Дело политическое — революции не будет, поэтому я не выйду еще 7 лет».

Адвокаты не были сильно удивлены, но тем не менее решением суда остались недовольны. «Со стороны следствия это издевательство – поместить мать под стражу в день рождения своего ребенка», — заявила Виолетта Волкова.

Пока приставы выводили Надежду Толоконникову в наручниках из зала суда, ее муж, Петр Верзилов успел неуклюже поцеловать жену в щеку.

Вскоре началось заседание в отношении Марии Алехиной. Алехина явно была растеряна. «Знаете, я в отчаянии», — сказала она, едва оказавшись в клетке.

Заседание по Марии было гораздо короче предыдущего и повторяло его практически в точности. Следователь монотонным голосом убеждал суд, что Алехина не работает, ребенка не воспитывает, зато участвует в акциях Pussy Riot. Кроме прочих недостатков, она социально опасна и на свободе она может ускользнуть от суда. Мария Алехина периодически прерывала следователя восклицаниями «Это наглая ложь». Слова адвоката Алехиной Николая Полозова о том, что Алехина будет являться на следственные действия по первому вызову, следователя не убедил. В принципе, уже сначала было понятно, что решение в отношении Марии в точности повторит предыдущее.

Впрочем, заседание немного разбавил ляп следователя. В ответ на ходатайство Полозова посадить Алехину под домашний арест с подпиской о невыезде и залогом, неизвестно о чем замечтавшийся следователь сказал: «Не возражаю… Ой, что я говорю?! Возражаю!». Зал зааплодировал.

Недолгое совещание и решение судьи. «Алехину арестовать по подозрению в совершении преступления по признакам ч. 2 ст. 213 Уголовного кодекса (хулиганство) в храме Христа Спасителя на срок до 24 апреля», — почти дословно повторила предыдущее решение судья Александрова.

Услышав решение суда, Мария Алехина окончательно сникла, но все же выкрикнула в последний раз: «Я не признаю свою вину, я не согласна и объявляю голодовку. Это ложь!»

Полозов был солидарен с подзащитной: «Решение суда незаконно и бесчеловечно». Перед тем, как растерянную Алехину забрали приставы, Полозов успел сказать девушке, что решение суда было ожидаемо, потому что указ о такой мере пресечения скорее всего поступил сверху. «Все будет хорошо», — постарался поддержать клиентку адвокат. Коллега Полозова Виолетта Волкова посоветовала девушке не рисковать здоровьем, и в случае плохого самочувствия прекратить голодовку. «Я буду голодать пока меня не выпустят», — упрямо повторила Мария. Девушку увели, а в зале гнетом повисла какая-то неловкость. Молодые мамы, все впереди и тут арест. В течение трех следующих дней защитники активисток Pussy Riot могут обжаловать решение суда.

Можно долго спорить о степени кощунственности действий активисток. Кажется, это уже обсудили все, кому не лень. Всеволод Чаплин сказал, что это уголовно наказуемое деяние, Андрей Кураев окрестил происшедшее масленичным скоморошеством. Если девушек осудят по статье хулиганство, по которой они пока проходят как подозреваемые, а через несколько дней запросто могут стать обвиняемыми, они могут попасть за решетку на несколько лет. По крайней мере наказание, предусмотренное в УК, — заключение до 7 лет. При этом сложно называть наказание в несколько лет за решеткой адекватным их «панк-молебну», тем более, что их причастность до сих пор не доказана. Для девочек есть другая подходящая статья. «За действия Pussy Riot можно привлечь по статье 26 Административного кодекса (оскорбление чувств верующих), по ней полагается штраф от 500 до 1000 рублей», — рассказал адвокат Николай Полозов.

Сложно предугадать, как будут развиваться дальнейшие события. Одно ясно точно: вчерашнюю битву девушки проиграли. Но это еще не значит, что проиграли и войну.

напечатано с разрешением. оригинал: http://russ.ru/Mirovaya-povestka/Pussy-Riot-ne-vyigrali-bitvu-no-poka-ne-proigrali-vojnu

Pussy Riot не выиграли битву, но пока не проиграли войну”: 1 комментарий

  1.  Инакомыслие?!!! Да на корню рубить, к такой-то маме… Они думали им за это ничего не будет что-ли…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *