22 часа в ТИКе «Раменки»

Сегодня ночью дописала статью. Я её писала длиною в целую вечность. Было горько, обидно за коллег, которых прежде считала порядочными людьми. Переписывала три раза.

Старалась никого не судить, писать "со стороны". Хотя, конечно, всё субъективно.

ТИК "Раменки" и УИКи — самая настоящая ОПГ. Жители нашего района всё знают. Но легче освоить Марс, чем доказать факт преступлений. В нашем районе на декабрьских выборах избивали наблюдателей, других – выносили. Буквально — вперёд ногами. Одну девушку (член УИКа), собиравшуюся написать к протоколу особое мнение, другие представители комиссии грозились отправить в психиатрическую клинику. Потребовалось вмешательство помощника депутата Ветрова В.Н., чтобы «вызволить» её из УИКа.

Газина Н.Ю., председатель УИК №2637, избившая меня на декабрьских "выборах", осталась безнаказанной и вновь возглавила тот же УИК. Тех, кто избил наблюдателя Рудова Е.М. на избирательном участке №2598 ещё до начала подсчёта голосов (лично познакомилась с ним в травмпункте вечером 5 декабря), в полиции отпустили.

Меня запугали в ОВД 6 декабря. Майор Кукин убеждал меня, что из потерпевшей стану «преступницей»: Газина принесёт справку, что она, якобы «избитая мной, две недели пролежала в больнице под капельницей». После угроз в адрес близких я смалодушничала — написала отказ давать показания против тех, кто меня избил.

То, что пострадавший сам может попасть под следствие, как оказалось, не банальный психологический приём давления на человека. Так, Павел Тарасов, приехавший на избирательный участок №1347 (Лефортово) в статусе помощника депутата, был избит председателем УИК Торняком А.В. и одним из членов ТИКа. Двое мужчин повалили Павла на пол и избили ногами. В январе 2012 г. Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении Павла Тарасова. Его обвиняют в том, что он каким-то невероятным образом избил «головой» этих двух крепких мужчин.

Состояние запуганности я преодолевала очень долго. Мне помогли слова православного священника, мудро подобранные в тот момент, когда я находилась в полном отчаянии. А некоторое время спустя один порядочный человек из КПРФ "вылечил" меня от страха. Но сам из-за всех событий, произошедших в Раменках, из-за проигранного суда по делу о преступлениях на шести участках, оказался в больнице. Инфаркт. Операция на сердце.

Окунев И.П., глава Управы, непосредственно руководивший всем процессом фальсификаций (Деденёва Г.С., председатель ТИКа, без него ни ступить, ни молвить не смела), стал "героем" публикации в "Новой газете". Издание планирует подать на него в суд.

На этих "выборах" они вели себя на порядок осторожнее, поняв, что вся информация будет предана огласке.

Извините за сугубо женскую пространность. Наболело. Тем не менее, теперь со всем этим жить. Безобидная любознательность "хочу всё знать" обернулась для меня знакомством с реальной жизнью. Теперь осталось найти ответ на вопрос: кто я во всём этом? Не исключено, что ответа не существует.

ДВАДЦАТЬ ДВА ЧАСА

Пятый день я пытаюсь воплотить в словах свои впечатления от двадцати двух часового марафона под названием «нахождение в ТИК «Раменки» 4-5 марта 2012 г.». Рискну быть изгнанной из приличного общества за подробность, но в течение недели мне мало бассейна. Порой мне жалок мой атеизм. С какой радостью я бы помолилась за души членов УИКов и ТИКов!

В особенности за души моих бывших коллег. Помнится, после обнародования информации о тех, кто руководствуется принципом «нам приказали, мы исполняем!», орды которых – школьные учителя, я предпринимала неубедительные попытки обелить «рядовых исполнителей». Методично рассказывала в интернете, что многие учителя накануне декабря отказывались участвовать в работе избирательных комиссий; что учителя той школы, где я работаю в данный момент, не участвовали в фарсе; что на том участке, где я была наблюдателем 4 – 5 декабря 2011 г. и где меня избили спустя полтора часа после завершения подсчёта голосов, в составе комиссии не было ни одного учителя.

Казалось, тема «учителя и избирательный процесс в России» ушла для меня на второй план. И я никак не предполагала, что встречусь со своими бывшими коллегами в ТИКе «Раменки» ночью 5 марта 2012 г…

В ТИКе как-то очень скоро образовался «союз» членов ТИК с совещательным голосом. Нас было четырнадцать: семеро от КПРФ, пятеро от «Справедливой России», два молодых человека представляли интересы М. Прохорова. Поэтому ночью нам не составило труда «разделить обязанности». В частности, мы договорились, кто и когда провожает того или иного председателя до кабинета, где данные вносят в систему ГАС «Выборы», а также до кабинета, где представители УИКов сдают бюллетени.

Эпизод первый «Бедность — неисчерпаемый ресурс».

Ольга Викторовна пришла в числе первых. Удивилась, заметив меня. Но усталость и боевая выдержка учителя с многолетним стажем не дают её эмоциям пробиться на волю. Сажусь рядом. Ждём, когда подойдёт её очередь распрощаться с выстраданными в течение дня цифрами. Она хранит молчание.

Протокол крепко держит в руках, как школьный журнал. Спрашиваю с непосредственностью «племени младого, незнакомого»: «Ольга Викторовна, опять, наверное, фальсифицировали?» «У нас всё по-честному», — бодро парирует бывшая коллега. В протоколе «за» Путина – больше шестисот проголосовавших. Потом выяснится, что в Раменках на большинстве участков количество сторонников Путина в среднем составило четыреста человек.

«Не верю, Ольга Викторовна», — улыбаюсь находчивому председателю УИКа. Ольга Викторовна молчит, но не оскорбляется. Она умная женщина, всё понимает. Она также знает, что всегда уйдёт от ответственности. А во вторник она вновь будет учителем географии. Будет смотреть в глаза ученикам. И, казалось бы, не её вина, что у неё низкая зарплата, две дочери и двое внуков, а она – «рабочая лошадь». Ей одинаково безразличны как «самый главный кандидат», так и те, кто работал на подтанцовке. Зато сто тысяч – а такой была сумма «вознаграждения» услуг председателей УИКов в декабре – для учителя «огромные» деньги. К тому же все председатели осведомлены, как в декабре представитель Управы развозил «премиальные» тем председателям, кто обеспечил наивысший процент «партии власти». Поэтому Ольга Викторовна «добросовестно» работает председателем УИКа.

Ночь располагает к мягкотелости, и я уже готова «понять» хронические финансовые затруднения бывшей коллеги. Если бы Ольга Викторовна с торжеством учителя тоталитарного стиля не заявила вдруг: «Одного наблюдателя выставила – надоел! И всё пошло нормально». Бывшая коллега искренне полагает, что наблюдатели «отрабатывают заказ». Пытаюсь ей объяснить, что большинство наблюдателей пришли на избирательные участки на добровольных началах. Однако убеждённость Ольги Викторовны непоколебима.

«Пришло время дать дорогу молодым», — последнее, о чём успеваю сказать бывшей коллеге. «Не всем!» — уверенно, категорично реагирует Ольга Викторовна. А за словами «не всем» соляным столпом вырастает «не пущать!». Бывшая коллега даже вздрогнула, услышав моё предложение.

Эпизод второй «Председатель ТИК «Раменки» Деденёва Г.С. и молодые люди».

Спустя час председатель ТИК закрывается в кабинете с двумя молодыми людьми. Один из них, как потом выяснилось, наблюдатель. Другой – член одного из УИКов. Роман Новиков – член ТИК с решающим голосом – открывает дверь и включает камеру на мобильном телефоне. Этого оказалось достаточно, чтобы Деденёва Г.С., выказывая своё недовольство и толкая Романа, всё же покинула кабинет. Молодой человек – член УИК, – в руках которого был протокол, убежал. Его не успел остановить полицейский. Его друг – наблюдатель – стал сбивчиво рассказывать, что он пришёл к Деденёвой «спросить, кому отдавать копию протокола». Молодой человек повторяет эту версию как мантру. Вид у паренька (ему не больше девятнадцати лет) как у двоечника, которого учительница уличила в списывании.

Истинные цели визитёров Деденёвой так и останутся тайной за семью печатями. Печально, что система лжи поглощает и развращает ещё недавних школьников. А ещё трагичнее, что мы, учителя, дурно воспитываем учеников. И «выборы» — наглядное тому подтверждение. Многие вчерашние школьники стали членами УИКов. Случаев, когда они сказали бы «нет!» системе, не зафиксировано. «Я не хочу в Сибирь», — повторял студент – член избирательной комиссии №2637 4 – 5 декабря 2011 г.

Эпизод третий «Сколько председателю УИКа порядок учёта результатов голосования ни объясняй, он всё равно не в тот кабинет норовит зайти».

Приблизительно через полчаса в ТИК пришла Светлана Вадимовна. Она была обескуражена, столкнувшись со мной в коридоре. Её пример – «другим наука». Светлана Вадимовна была председателем избирательного участка №2652. На этом участке 4 декабря 2011 г. несколько наблюдателей зафиксировали факт вброса бюллетеней. В феврале состоялся суд. Никулинский суд иск наблюдателей отклонил. Поскольку дело получило огласку, состав УИК 2652 обновили. А Светлану Вадимовну вместе с её заместителем – Балобаевой, начальницей одного из отделов в Управе, перевели на участок № 2646.

Светлана Вадимовна решительной поступью проследовала в кабинет №17. Царица биологии, – а Светлана Вадимовна – замечательный учитель биологии – скидывает пальто на стол и, заручившись протоколом, проходит в зал, где проверяли протоколы и вписывали данные в сводный протокол. Вернувшись, бывшая коллега не менее решительно открывает дверь в кабинет №17. Пришлось ей объяснить, что она ошиблась дверью, а кабинет, где заветные цифры свободно волеизъявившихся вносят в ГАС «Выборы», находится в другом месте. Небольшое уточнение: согласно порядку волшебных превращений манипуляции с голосами избирателей традиционно совершаются как на уровне УИКов, так и в ТИКах, в уединённой тиши кабинетов Управ.

На моё счастье один из членов ТИК с совещательным голосом тоже внимательно читал нормативные документы. И вот мы уже вдвоём просим Светлану Вадимовну покинуть кабинет. В тот момент я со своим небольшим ростом, скорее, выступала в роли Давида. Бывшая коллега – женщина добротных кровей – толкала дверь изнутри как смелый Голиаф. Последним аргументом стала камера, которую я держала в руке. Нажатие на кнопку «пуск» подействовало на Светлану Вадимовну. Она перестала толкать дверь изнутри. Стала выкрикивать, что я её якобы «ударила дверью и помяла протокол».

Бывшая коллега настолько была возмущена тем, что ей воспрепятствовали переписать протокол, что минут пятнадцать не могла успокоиться: рассказывала случайным людям в коридоре, какой я была «хорошей училкой (Светлана Вадимовна всегда позиционировала наш общий социальный статус как «училка») и в кого превратилась», что я «ударила её дверью и помяла протокол» и т.п. небылицы. Тот же «плач Ярославны» выслушал и Алексей – принципиальный молодой человек, с которым мы не пустили Светлану Вадимовну в кабинет Управы.

В течение дня 4 марта был и мужчина, заходивший в Управу «отметиться» («Я на выборы с двумя автобусами»); и дискуссия представителей ТИК с совещательным голосом с Деденёвой о правовой обоснованности фото- и видеосъёмки на избирательных участках и в самом ТИКе; были наблюдатели, приезжавшие с информацией о нарушениях; была провокация главы муниципалитета. О ней, пожалуй, стоит рассказать подробнее.

В середине дня руководитель муниципалитета «Раменки» Шаршун Д.В. навестил наш ТИК. Он проследовал к местам для членов ТИК с совещательным голосом. Его никто не пригласил сесть. Тем не менее, он взял стул и подсел к группе из четырёх крепких мужчин – членов ТИК с совещательным голосом. Как выяснилось позже, все они имеют непосредственное отношение к Управе. Во второй половине дня они разбрелись по её коридорам.

Но это случится потом… А пока они живо беседуют с Шаршуном. Ровно до того момента, как к главе муниципалитета подойдут два представителя ТИК с совещательным голосом и попросят его покинуть помещение. «Ой! Я вас боюсь!» — реагирует Шаршун. Несколько раз повторяет слово «боюсь». Полицейский, дежуривший в Управе, не побоялся зайти в зал, чтобы препроводить Шаршуна в коридор.

Шаршун Д.В. проявил себя и в другом эпизоде. Этот высокий грузный мужчина совершенно мелко и пошло сумел нагрубить главному редактору газеты «Ведомости» Татьяне Лысовой. Кстати, с её приездом в ТИК вечером 4 марта председатель Деденёва вспомнила о правилах приличия и… стала отправлять наблюдателей, обратившихся в ТИК с жалобами, в коридор. Там они прождали решение ТИК несколько часов.

К утру нервы Деденёвой начали сдавать — она запретила пользоваться розетками, иногда повышала голос. Непросто ей пришлось в этот раз.

ТИК "Раменки" 4 – 5 марта пережил свой "звёздный час": я сбилась со счёта, сколько журналистов приезжало в ТИК. Не будь фактора их присутствия, ТИК «Раменки» в который раз подвёл бы итоги голосования в духе «нам приказали, мы исполняем!».

Послесловие.

6 марта ТИК отклонил все жалобы. Даже ту, в которой наблюдатели описали, как на участке №2634 197 человек были внесены в дополнительный список по заявлениям. В заявлениях не указывалась причина, по которой человек стремится проголосовать именно на данном участке.

Участок №2634 обладал на этих выборах какой-то особенной притягательностью: проголосовать по заявлению стремились многие жители, проживающие неподалёку. По какой-то причине их не устроили соседние с участком №2634 избирательные участки.

Один из членов ТИК с решающим голосом написал «особое мнение» к итоговому протоколу. Его рука была единственной рукой «против» в сонме рук «за». Получается, не всех можно купить, не всех можно запугать. И не во всех вытравили образ человека.

Напечатано с разрешением. Оригинал: http://russ.ru/Mirovaya-povestka/22-chasa-v-TIKe-Ramenki

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *