Критика всякого разума

Високосный год не давал обещаний быть спокойным, и вообще никаких обещаний не давал. Пока жить получается в режиме: до выборов – после выборов, и уже хочется отвлечься, вспомнить было и думы, перечесть «Женитьбу» Фигаро и откупорить шампанского бутылку. Или, по крайней мере, подумать о чем-нибудь отвлеченном, философическом.

Допустим, когда встречаешься с человеком, которого не видел долго, очень долго, годы и десятилетия, два аспекта представляются наиболее интересными. Любопытными могут быть этапы человеческого пути в жизни: путешествовал три года автостопом по Европе, Америке и части Африки, женился на дочери министра железнодорожного транспорта Монголии, купил туристическую базу, сухогруз и шестьдесят гектаров пахотной земли, штурмовал Эверест, написал пятьсот картин в технике фресок по мокрой штукатурке, покалечил тещу.

Остановлюсь на последнем варианте. На текущей неделе земляки только и говорят о выборах тольяттинского мэра, будто бы и действительно верят в организацию единого самара-тольяттинского мегаполиса, третьего в стране по численности бедного населения. На волне автоградских тем вспомнила одного бывшего студента своего курса: аэрокосмический университет, выпуск такого-то древнего года. Бывший студент был родом из Тольятти, и прославился тем, что отрубил теще палец топором. Большой палец на левой руке. Как это получилось: бывший студент отдыхал на диване с пятью бутылками пива, а теще пришло в голову сделать ему ряд конструктивных замечаний по теме незабитого гвоздя. Женщиной она была далекой от столярного мастерства, поэтому вместо иллюстрирующего ситуацию молотка размахивала топором и еще коробкой гвоздей. Гвозди металлически повизгивали. Теща кричала. Все это не способствовало отдыху на диване. Поэтому бывший студент встал с дивана, коробку гвоздей проигнорировал, а топором как раз и отрубил теще палец, большой палец левой руки, которым она неосторожно опиралась на косяк. Жители Автограда, они огневые. Боюсь даже представить, каково нам будет в едином городском конгломерате. Топоры попрятать, это — во-первых.

Но вернусь к следующему любопытному аспекту встреч старинных знакомцев после долгой разлуки. Очень забавно обменяться воспоминаниями, которые у вас с абонентом остались друг о друге. Как-то мы встретились с одноклассницей Таней, и первым делом она сказала мне: «Так, наконец-то я запишу рецепт той самой каши!». Оказывается, в каком-то восемьдесят мохнатом году она навещала меня дома и была кормлена моей матерью пшенной кашей с тыквой. И вот шли годы, одноклассница томилась, не умея изготовить именно такой. «Я тебя всегда вспоминала, – интимно похвалила меня одноклассница Таня, — когда речь заходила о пшенных кашах». Пришлось звонить моей матери и узнавать рецепт. Он был прост и изыскан.

По мере записи пропорций круп и воды одноклассница вспоминала дальше: «Помнишь, это же в шестом классе произошло, перед новогодним вечером! У тебя такое платье было, бирюзовое с малиновым и еще такие кружева, на ногах – носки с выпуклыми розами! И ты взяла елочного дождя и оплела им волосы. Я ела кашу с тыквой, а ты каждый волос украшала, каждый!». По-видимому, маскарад удался на славу. Причем самое занятное, что я ничего этого не помню. Новогодний вечер в шестом классе, платье дивных расцветок, носки в розах, голова в дожде, каждый оплетенный волос, одноклассница в гостях, мама с кашей, каша с тыквой — верю. Но не помню.

Сама я насчет одноклассницы-визави смогла вспомнить только то, что она запрещала себя называть «Танёк», так как считала, что это мужской вариант имени. Она, кстати, принялась жарко отрицать этот факт. Буквально говорила: «Да что я, дура, что ли была совсем?!».

Или вот напротив, коллега. Вместе постигали тайны маркетинга, четыре его основных положения. И он мне говорит такой, а сам так и лучится счастьем: «Я тебя всегда в офисе узнавал по походке». Ну, думаю, как же не узнать такую красавицу по походке. Коллега продолжает: «Ходила вперевалку, такая потешная».

Я тогда напряглась и попыталась вспомнить про него что-нибудь этакое. Не вспомнила отчего-то. Но бывает много хуже. Скажем, сидите вы в кругу единомышленников, обсуждаете состоявшиеся недавно президентские выборы, и вот один единомышленник говорит: «Законно избранный кандидат ужасно похож на моего соседа по лестнице. Я каждый раз буквально вздрагиваю, когда вижу его с мусорным пакетом».

Какое-то время назад вы про себя тоже неопределенно рассуждали, что законно избранный кандидат очень напоминает друга детства – Антошу Климушкина. И вы совершенно без всяких намерений говорите: на самом деле кандидат похож на Антошу Климушкина. Вот уж где похож, так похож! Ваш коллега трепещет и спрашивает: откуда ты знаешь, как зовут моего соседа? Ты тоже за мной следишь?

И вот, через пару дней коллега приходит и имеет загадочный вид, очень загадочный вид. Он говорит: «Ну что, я все про тебя знаю. В детстве ты убежала из дому, жила в беседке ближайшего детского сада, а все потому, что полюбила сторожа-инвалида Серафима Яковлевича. В процессе побега тебя исключили временно из школы, так как ты курила без остановки, начесывала волосы и встречалась за деньги с лицами кавказской национальности. Деньги были нужны инвалиду на лечение, но потом он умер, намотавшись на трамвайное колесо, а ты вернулась к хорошей и отличной учебе, потому что стала заниматься конным спортом, но без особых успехов – весила многовато».

Критика всякого разума”: 2 комментария

  1. Ой, да :) самой-то иногда вспоминать страшно, а уж чужие воспоминания обо мне вообще лучше не знать и даже не думать об этом :)

  2. Боже, как это знакомо: тебе с горящими глазами говорят "а помнишь?" и дальше что-то из другой жизни и другой вселенной, ааааа!!! чёрт, я иногда реально подозреваю себя в незаметном перемещении в параллельные реальности *здесь уместен скептически-задумчивый смайлик*

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *