О модерне в пост

NB: Совет по культуре, посвященный обсуждению проекта Музея модерна, прошел 7 февраля. Предполагалось, что после презентации начнется обсуждение силами музея и общественности. Подождав из вежливости некоторое время и не обнаружив никаких признаков обсуждения, мы решили начать его первыми.

Говорят, что сегодня мы живем на самом исходе эпохи постмодерна. А может уже и в пост-постмодерне. В любом случае модерн – это явление из не очень близкого прошлого. Явление яркое, но уже далекое. Зачем нам сегодня, в 2012 году, открывать именно Музей модерна? Только потому, что есть особняк и некоторое количество оригинальных исторических экспонатов? Да, конечно, музеи нужно и должно открывать. Но хорошо бы еще и понимать, для кого и зачем это делается.

Презентация проекта Музея модерна прошла не так давно на Совете по культуре при губернаторе Самарской области. Правда, самого губернатора на совете традиционно не было. И особого обсуждения не было. Единственным критиком, задававшим непростые вопросы, оказалась Ольга Рыбакова, министр культуры СО. Остальные члены совета проект в основном поддержали, задав лишь несколько поверхностных вопросов, каждый о своем. Хотя обсуждение проекта вроде бы и нужно. Ведь с момента открытия последнего музея в Самаре (имеется в виду полноценный музей, а не экспозиции в квартирах) прошло уже больше двух десятилетий. Сменилась эпоха. Не только идеологическая и политическая, но и технологическая, и культурная. Это первый музей Самары, открывающийся в третьем тысячелетии. Это музей, открывающийся в уникальном здании. И это вроде бы уникальный по тематике проект. Но даже самый поверхностный поиск в Гугле быстро сообщает нам, что такой же музей есть в соседнем Ульяновске и больше нигде! Конечно, такой проект должен быть наполнен не только качеством исполнения, но и хорошей проработкой всех составляющих проекта. Глубоким пониманием: что, зачем и для кого делается в этом проекте. Тем более что время у специалистов из музея им. Алабина на это было.

Особняк построили и обставили в начале прошлого века всего за год, а реставрируют уже в пять раз дольше. Было время и для анализа, и для кропотливой исследовательской работы, и для сбора информации. Но вот только в презентации этого не видно. В основу концепции вынесена идея вполне себе модерновая. Модерн, как известно, тяготел к растительной тематике, поэтому и музей в презентации был представлен как дерево: корни – это подвал, в котором представлены «истоки, развитие и отзвуки модерна», первый этаж – собственно ствол и парадная экспозиция «проявления стиля модерн» на примере интерьеров особняка, второй этаж – крона – это ролевая экспозиция «модерн в жизни города». Здесь фотосалон, салон искусств и прочие интерактивные штучки, требующие участия посетителя. В целом образ удачный и вполне уместный, но достаточно ли этого для концепции уникального музея, расположенного в уникальном здании? Об этой уникальности нам постоянно напоминают как о несомненном достоинстве будущего музея, но только ли это достоинство? Уникальность музея – это и уникальность задач, которые необходимо решить при его создании. Решены ли они? К сожалению, они даже не всегда поставлены.

Впрочем, может быть, отступим на шаг и поймем, что все эти мечты о великой роли просветительства и культуры остались в прошлом. А современная культура должна быть массовой. Содержать элементы инфотеймента и обязательно развлекать. Можно, конечно, отрицать очевидное, но пустые залы музеев – это реалии сегодняшнего дня. И не только в Самаре. Вряд ли, реализуя этот амбициозный проект, министерство культуры и музей им. Алабина, частью которого и станет Музей модерна, хотят получить еще один пустующий музей. Тем более, что цена его уже сегодня исключительно велика. Можно много рассуждать о деградации строительной отрасли и отсутствии квалифицированных реставраторов, но пять лет ожидания несомненно сильно повысили ставки, и теперь открытие Курлиной слишком долгожданно.

Что же увидит посетитель внутри нового музея? Про разделение экспозиции на три части поэтажно уже говорилось. В подвале истоки и проявления стиля. К сожалению, подробного описания экспозиции в концепции, увы, нет. Поэтому чрезвычайно сложно понять, что же все-таки будет в подвале? Ведь модерн сам по себе очень объемный стиль – у него только названий едва ли не десяток. Проявлений его по всему миру и в разные эпохи множество. И знания о нем у нас довольно расплывчаты. Ну типа, как в начале двадцатого века. Такое, красивое ретро. Похоже, именно таким музеем и станет особняк Курлиной после окончательной реставрации.

Внешне все это в представленной концепции есть. На 34 слайдах.

Показана какая-то странная подборка образов, вроде бы и связанных с модерном, но как-то общо и поверхностно. Изгибы флористического узора превращаются в вульгарную стилизацию. В случае с модерном это просто 100% убийство стиля. Ведь модерн как стиль во многом базировался на исключительном выполнении любой, даже самой мелкой бытовой детали. Мы же сразу в проекте видим не штучную работу, а довольно узнаваемый новодел. При чем тут модерн? Чего этот музей? Если модерна как художественного стиля, то в концепции не хватает именно этой самой художественности. Стенды, экспонаты и стилизованные игровые комнаты — для того чтобы хоть чуть-чуть познакомить зрителя с уникальной эпохой величайшего мастерства, этого не хватит. Да и уровень предлагаемой концепции, визуальная реализация заставляет сомневаться в аутентичности исполнения. Истинный смысл модерна сегодня невозможно, да и не очень-то нужно восстанавливать. Если же в особняке Курлиной мы просто создаем некий дух эпохи столетней давности, то и эта задача решена из рук вон плохо. Стилизация на уровне штампов массовой культуры. Особенно хорошо это видно там, где нет оригинального наполнения и стилизация занимает 100% пространства. Например, во дворе комплекса. Фонтан, не имеющий никакого отношения к стилистике модерна, вывески с базарным уровнем дизайна и странный двор, который уж точно модерновым не назовешь.

Конечно, критиковать легко. Особенно когда знаешь, что специалистов по модерну, как стилю, в Самаре попросту нет. И все, что сделано, — это творчество сотрудников музея, опытных специалистов, но в других областях. Музей модерна, который будут открывать в Самаре, рискует с самого начала стать музеем ПРОВИНЦИАЛЬНОГО модерна. Провинциальность и убожество в декорациях прекрасного некогда особняка способны убить саму идею музея. Весь его исторический, просветительский и туристический потенциал. Впрочем, судя по тому, что никакой дискуссии в медиа или культурном пространстве по этой теме так и не возникло, создается ощущение, что это и есть закономерный результат.

P.S. Приглашаем к разговору всех заинтересованных в развитии самарской культуры людей. Они ведь есть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *