Весна студентов

Если провести какое-то время в вестибюле университета, то можно наблюдать столько драм, трагедий и комедий положений, что не хватит стандартного листа формата А4, чтобы записать сюжеты, хотя бы вкратце. Допустим, вы дожидаетесь начала представления в рамках фестиваля «Студенческая весна», стоите, прислонившись спиной к железной решетке гардероба, которую держит стальная труба, а вокруг бегают, ходят, прыгают на месте, танцуют, разговаривают, смеются, кокетничают молодые люди — собственно, студенты. Вот невысокого роста мальчик доверительно говорит смуглой девочке в очках: «У меня вообще раньше была такая классная шутка!.. Ну, там, знакомлюсь с девушкой, а у нее зуба нет. Так я сразу, такой: а что, — спрашиваю, — наверное, удобно тебе сигарету в рот вставлять!». Смуглая девушка нервно смеется, прикрывая губы изо всех сил ладонью.

Светловолосые девочки рассматривают вязаные шарфы друг у друга. «И что, ты вот действительно – сама связала?» — «Конечно, сама, и ничего сложного». «Естественно, такой узор – несложно. А вот если выбрать нормальный…».

Мальчик с планшетным компьютером быстро пролистывает какие-то страницы, и как по заказу, в рекламном окошке появляется заголовок: «Старательная женщина связала целый автомобиль». Картинка мала, ее не разглядеть, не насладиться лицевыми петлями, изнаночными и косами с накидом. Последняя фраза свидетельствует о том, что вязать вы не умеете, пусть учились когда-то, это входило в школьный курс уроков труда – набор петель, три пальца левой руки, закрученная шерстяная нитка, несложные манипуляции. Но вы не освоили, а вот старательная женщина связала целый автомобиль, на радость ближним; хоть это не факт. Не исключено, что ближние мечтали распустить автомобиль и удавить женщину разноцветными нитками.

Светловолосые девочки продолжают разговор. В их голосах бряцают танковые гусеницы открытой неприязни: «Нормальный узор – это, типа, как у тебя?» — «Допустим» — «А может быть, такой, как ты вывязала прыщавому Гарику? Да? Когда ты подарила ему шапочку и шарфик, и он тебя мгновенно бросил, да?».

Вторая девочка краснеет. Она очень симпатичная, красавица с черными глазами, накрашенными искусно, а упомянутый Гарик, судя по всему, имеет некоторые проблемы с кожей, а вот поди ж ты. И все вокруг знают, и все обсуждают, и смеются, повторяя на разные лады: совсем нет гордости, он ее бросил, а она ему – шапочку и шарф!

Но можно уже проходить в зал, вы немного отстаете, чтобы без толчеи, но без толчеи не получается никак: сзади напирают, веселые молодые люди, собственно студенты, они спешат, и вы не посмеете сдерживать будущее.

Реплики со всех сторон: «Ты что такая грустная? Опять у вас на этаже нет воды, или бушует комендант?» — «Не комендант… Будешь тут грустной! Танька совсем озверела со своими коробочками! Бушует прямо!» — «Что за коробочки?» — «Ну, она как бы нашла работу, для какой-то компании вертеть бумажные коробочки, обтянутые материалом. В комнату нельзя зайти, потому что все поверхности занимают коробочки, обтянутые материалом, а если какую коробочку открываешь, то там тоже коробочка – меньшего размера, но тоже обтянутая» — «Типа матрешки» — «Типа матрешки, да вот только по фен-шуй вообще нельзя хранить пустую тару, от этого опустеет жизнь!» — «Да плюнь ты на фен-шуй» — «Японцы зря не скажут! Они древние, все знают» — «Китайцы» — «Что — китайцы?» — «Фен-шуй у китайцев» — «Ну, они тоже древние…».

Беседа глохнет, ведь спорить с индивидом, убежденным во вреде пустых коробочек, бесполезно. Это закон: чем нелепее предубеждение, тем трудней человека от него отвлечь, вы сами долгое время верили в семь бед после разбитого зеркала; кажется, и сейчас верите.

Тем временем открывается подступы к залу, он полон. К стационарным рядам кресел придвинуты дополнительные места, но и их не хватает тоже. Ребята стоят в проходах, сидят в проходах на корточках, устраиваются удобнее, уплотняют ряды.

Вот очень красивая девушка: классически правильные черты лица, темные волосы причесаны гладко, на ней простое платье и правое плечо обнажено. Крепко держит под руку юношу, напоминающего лисицу. «Спасибо, что пришел со мной», — говорит нежно. «Я сказал, — юноша строг, — не понравится, уйду, и чтобы без всяких!». Красивая девушка послушно кивает.

Представление дает студенческий театр эстрадных миниатюр «Кислород». Сюжетной основой их спектакля, как мог бы написать корреспондент отдела культуры городской газеты, послужили события 1825 года, а именно – восстание декабристов. Ребята ответственно подошли к организации мероприятия: пошили перчатки, взяли напрокат костюмы в театре драмы, соорудили декорации типа дворец. Пожалуй, их можно упрекнуть в том, что зверски перепутали царей, и Александра Первого именовали Николаем упорно, но не каждый зритель отметит такую ошибку, а кто отметит, то простит за прекрасную реплику: «Радио Царь. Боже, меня храни».

На сцене выделяются, напишет дальше корреспондент отдела культуры, на сцене выделяются карикатурная фигура Пушкина – огромного мужчины с копной кудрей и бакенбардами, и его супруги, Наталья Гончаровой – тоже огромного мужчины, с бородой и в белом платье. Неизвестно, зафиксировал бы корреспондент в своем отчете наиболее удачные репризы актеров, но вам делать это не представляется правильным. Важна атмосфера, за этим сюда и приходят – за атмосферой, духом праздника, порцией энергии, драйва, и зачастую ошибочного, но приятного чувства «все впереди».

Красивая девушка в платье с обнаженным плечом внезапно отталкивает от себя строгого юношу, похожего на лисицу, и делает несколько шагов в сторону. Стоит, сугубо отдельная, набирает смс-сообщение. Юноша-лисица подчеркнуто независимо берет за локоть другую девушку и громко заявляет: «Кто им ставил танцы, не знаешь? Очень грамотно сделано. Но ты танцуешь все равно лучше». Другая девушка млеет от удовольствия и тут же приглашает строгого юношу «в трубу»: «потанцуем в Трубе», — говорит она, победно оглядываясь. Строгий юноша соглашается. Красивая девушка набирает сообщения еще отчаяннее.

На сцене демонстрируют видео-клип, сцена дуэли Пушкина и Дантеса. Вы узнаете интерьер питейного заведения «Кипяток», использовали пианино, и очень удачно – ступени роскошной лестницы. Вы улыбаетесь. Думаете, что стоит проведать этот самый «Кипяток». Еще вы думаете, какие молодцы эти ребята, какие талантливые и молодые, молодые! Вы радуетесь. Ведь все еще впереди! Вы грустите. Потому что это не так.

Пусть вы когда-то служили бортпроводником, и чаще всего совершали полеты в Сургут, Тюмень, Нефтеюганск и так далее — рейсы отправлялись примерно в половине четвертого утра, и их отдавали самым неавторитетным сотрудникам. Вы стоически выносили все неудобства, ободряемая мыслью увидеть северное сияние. Как-то в летной гостинице Сургута вы собирались отходить ко сну — рейс был со сменой. Грели в стаканах кипятильником воду, хотели выпить вечернего чаю. И, допустим, отошли в душ. А когда вернулись, члены экипажа в восторге говорят: смотри, северное сияние! И показывают в окно. Вы смотрите в окно — а там небо не синее, не черное, но — светло-зеленое, неравномерно прокрашенное. Общий фон перемежается розовым немного, и ярко-белым. Сияние висит долго, часа три — точно, и вы не спите, сторожите его. К утру рассеивается, но медленно. Клочками разносит зелень, предрассветная темень глотает ее жадно.

Так вы увидели северное сияние, в летной гостинице Сургута, вам было восемнадцать лет, и вы полагали, что таких сияний у вас будет — миллион. А вот и нет, а вот и было всего одно, так чаще всего и происходит.

Весна студентов”: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *