Убить дракона. Интервью Антона Буслова. Вторая часть

MALE-FEMALE

— Может быть, эта инертность общества от преобладания прекрасного пола, ведь женщины по своей природе спокойнее..

— Я на эту тему думал еще в студенческое время, и за это получил автоматом аж два экзамена. Там была культурология и еще один зачет прилагался у того же преподавателя. И я предложил свою философскую доктрину в обмен на экзамен автоматом.

Не знаю почему, но она согласилась на этот бредовый обмен, и я представил философскую теорию, в которой общий посыл такой – мужчина и женщина, безусловно, равны в своих общих возможностях. Но это не значит, что у них нет своей специализации. Да, женщина может летать на самолете, какой-то глобальный перелет делать, мужчина это тоже может. У мужчины это, скорее всего, получится лучше по ряду объективных причин – организм так устроен, что может перенести большие нагрузки, просто потому что у него есть достаточное количество мышечной массы.

— Это спорный вопрос, ведь женщина в определенный период своей жизни переносит достаточно сильные нагрузки.

— Именно, что в определенный период своей жизни. Здесь вопрос именно специализации. Мне кажется, бессмысленно отрицать, что мужчина и женщина все-таки несколько разные по своим даже банально физическим особенностям. Известно, например, из нейрофизиологии, что и у мужчин и у женщин разное количество соединений между отделами коры полушарий. То есть это принципиально разный принцип мышления.

Например, зубоскальство на тему женской логики – да, именно так. Женская логика не хуже и не лучше мужской – она другая. К сожалению, этот тезис люди не склонны принимать.

Причем не склонны его принимать в частности феминистки, которые пытаются ввести эту гендерную теорию, над которой я смеялся бы, если бы не было так грустно. Разница есть, она объективна. Но это не хуже и не лучше – это просто нечто другое.

У мужчины и женщины, в принципе, есть эти самые природой заложенные объективные разные ниши. Абсолютно бесспорно, что из этой ниши можно вырваться и заняться чем-то другим.

У меня очень сложное отношение к феминизму – я себя считаю феминистом.

Я разрабатывал системы управления, обучал студентов, которые затем должны были вести круглосуточные дежурства и ликвидировать какие-то неисправности в том случае, если они возникают. Мое руководство мне настоятельно рекомендовало не делать чисто женских смен- либо смешанные, либо мужские.

Я принципиально ослушался этой рекомендации и ни разу не пожалел. Потому что в такой работе я уверен, что женская смена ничем не уступает мужской, и это показала практика. Но если бы мне сказали, что я должен собирать смены на разгрузки самосвалов, я бы поступил иначе. Просто потому что у женщины объем мышечной массы, я не помню насколько процентов, но отличается не менее чем на четверть. Поэтому самосвалы она разгружать будет хуже.

— Все равно эта грань все больше стирается, если посмотреть на то как выглядят сейчас молодые мужчины и женщины.

— Это, скорее, проблема

— Это не естественное течение событий, а нечто искусственное?

— Это перегиб. У нас не бывает баланса. Не бывает так, чтобы все шло равномерно. Вечно общество кидает то в одну крайность, то в другую. То у нас женщина ограничена в правах или не имеет их вообще и находится на уровне чуть ли не домашних животных, то наоборот все замечательно. Все можно – женщина-гимнаст, женщина-тяжелоатлет… женщина в космосе и т.д.

Мне кажется, что тот подход, который сейчас существует, будет в той или иной мере корректироваться. Думаю, что в США, (где и началась эта гендерная программа) уже появляются философы, социологи, которые предвидят эту самую коррекцию. Во многом у них сыграло роль 11 сентября. Когда произошли теракты, на них напали, возникла насущная необходимость физической защиты. Это сыграло значительную роль в перестройке общественного сознания. Вспомнили, что мужчина должен с оружием в руках защищать и уметь это делать. И этот эффект сыграл свою роль в небольшом развороте политики этого самого гендерного равенства.

Уход к гендерам и термину гендер, в отличие от половых различий, этот перегиб, глупость. Потому что объективные биологические различия есть. И я не понимаю, как их можно отрицать. Что будет следующим после этого?

— Почему женщины решили быть наравне с мужчинами по-вашему? Потому что мужчин все меньше и на всех не хватает… то есть нам взрослые тетки говорили в институте, что мужчины мельчают по своим габаритам и по своему количеству – их объективно меньше, и женщины своим поведением, своими действиями пытаются восстановить нехватку мужской энергии что ли..

— Этот процесс действительно есть. Вот, например, самый простой вопрос – сколько у нас в школе в системе школьного образования преподавателей мужчин и сколько преподавателей женщин?

ГДЕ ИСКАТЬ УЧИТЕЛЯ ИЛИ ПОЧЕМУ У НАС ВСЕ СПИВАЮТСЯ

— Мужчин не просто меньше, их следовое количество, назовем это термином из химии (их практически нет). Спрашивается чему, как и кто будет обучать этих молодых людей, которые должны стать мужчинами, если у них нет зачастую примера мужчины.

— Отец?

— Отец вкалывает на работе в три смены, для того, чтобы обеспечить семью. Или отец уже сорвался от такого образа жизни и уже сильно запил.

У нас существует проблема воспитателя. Исчезли из обихода образы этих самых нормальных могучих мужчин, которые способны разрулить любой возникший кризис. Их просто нет. С ними не видишься в школе, в институте есть мужчины, но это другой класс, другое направление, другая ветка. Они не для того там находятся, они учат другому –логике, например, и прочим подобным вещам.

Плюс к этому мы имеем объективную статистику – мужчины у нас живут меньше чем женщины.

Меня убивает аргументация нашего министерства здравоохранения и социального развития, они на эту статистику дают такой комментарий: «Ну, вы же понимаете, пьют, поэтому живут меньше».

А у меня возникает к министру вопрос: «А вы понимаете, что они это не от хорошей жизни делают? Вы вообще-то о социальной защите должны думать». Но почему-то об этом думать у нас не принято. У нас не принято понимать причины, по каким значительное количество этих мужчин спивается.

— Так у нас и женщины спиваются на самом деле.

— Ну, так взять – так все спиваются… У нас человек подвержен непрерывным стрессам: нестабильная экономика, чудовищная безработица…

— Так это же должно закалять, разве нет?

— Кого-то это может закалить, но надо от природы обладать непробиваемой психикой. А значительную часть людей это ломает. И мы имеем объективный результат этой ломки – людей, выброшенных из жизни.

О ВЕРЕ, ЦЕРКВИ, ДЕТЯХ

— В ситуации введения в школах основ православной культуры – церковь – пострадавшая сторона. Потому что преподавать этот предмет, как расписали, будут учителя истории и т.д. Плюс к этому, сказать, что это вещь абсолютно добровольная, как ее пытаются представить, тоже не приходится, ее все-таки пытаются навязать в значительной степени. В результате получится, что ее будут преподавать учителя, которым оно, ну совершенно, не надо.

Русская православная церковь, возможно, мечтала, что это будут ее сотрудники. Но получилось то, что получилось – основы православной культуры будут преподавать учителя истории, естествознания, общественных наук. А они вовсе не обязаны быть православными. Поэтому, мне кажется, что церковь на самом деле совершила большую ошибку, в том, что полезла в систему образования, которая изначально отделена от церкви. Им это аукнется тем, что значительная часть детей получит такую хорошую прививку еще в школьном возрасте.

— Все-таки детям нужны уроки духовности, как вы считаете? Потому что общество у нас достаточно бездуховное, дети практически не воспитываются, в основном с бабушками-дедушками, и получается, что большинство растет как по книге «Похороните меня за плинтусом».И ребенок растерт сам по себе, сам в себе, если есть генетическая предрасположенность, стержень от рождения, может и вырастет нормальный человек.

— Очень сложно понять, что такое духовность, на любой нравственный императив можно придумать еще десять альтернативных.

— Вы верующий человек?

— В общем, то нет. Здесь вопрос в другом – любая вещь, которую мы пытаемся дать человеку, ему зачем то нужна, она должна быть применима на практике, потому что если он не видит, как ее применить, то не будет к ней трепетно относиться. Мы говорим – духовность. Замечательно. Мы говорим – не воруй, чти родителей, и т.д. Ребенку не надо перечислять набор правил. У нас все пытаются упростить. К сожалению, никто не разбирается в сути проблемы, не пытается разложить ее по полочкам, и найти какой-то выход. У нас пытаются к решению вопросов подходить зачастую формально: у тебя не хватает духовности, замечательно, вот тебе перечень заповедей – чти их, чтишь – молодец. И все. Вот тебе, грубо говоря, пятерка в журнал.

Но человеку нужны не эти вещи, ему нужны жизненные примеры. Когда возникает какая-то несправедливость, допустим, в школе. А она возникает, потому что там идет обычная жизнь, как и везде, как и во взрослой жизни. Должен быть человек, который с этой несправедливость грамотно будет бороться, то кто покажет, что ее можно преодолеть.

— Учитель.

— Да, но нет какого-то специального предмета. Это может сделать любой педагог, который еще помнит, что это такое. У нас, к сожалению, есть такая поговорка – мозгов нет, иди в пед. В итоге, зачастую, учат детей молодые девочки, которые несмогли поступить никуда больше. Но родители им сказали, что высшее образование им нужно.

Правда есть еще присказка, что если не можешь учить – иди руководить… И она тоже имеет под собой определенную почву. Каждый раз мы упираемся в то, о чем я говорил – нам надо грамотно воспитывать детей.

— Старшее поколение- вымрет, остается молодое-разочарованное, оно породит еще одно поколение и чему оно будет учить своих детей?

— Оно их и не будет учить, как показывает практика. Есть такой замечательный фильм – «Убить дракона», в нем главный герой, как и положено убийце дракона, Ланселот. Рыцарь, сражается с этим самым драконом, пытаясь изжить его из города, которым тот управляет на правах диктатора. Но к концу фильма становится понятно и Ланселоту, и окружающим, что дракона надо убить в себе, в своей голове. Нет никакого другого дракона, чем тот, который заперт в собственной голове, но даже после того как сделан этот замечательный вывод, когда горожане показали, что они не способны еще изжить этого дракона. В самом конце картина – по снежной равнине идет дракон, которого играл Янковский, и Ланселот, которого играл Абдулов, а вокруг них дети.

Убить дракона. Интервью Антона Буслова. Вторая часть”: 1 комментарий

  1. "В ситуации введения в школах основ православной культуры – церковь – пострадавшая сторона", — вот уж неправда. Пострадавшая сторона — это дети. Господин интервьюируемый (кстати, кто он в социальном смысле? )держал в руках учебник, по которому учится мой ребёнок? Учебник, в котором основным законом объявлена некая библия? Вот и я всё про то же…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *