Очень плохие новости

Среди десятков тысяч участников шествия 6 мая, наверное, было человек двести, желающих "штурмовать Кремль". Это молодые ультралевые, которые каждое утро просыпаются с таймером, отсчитывающим последние дни мирового капитализма. Остальные – это обычные граждане, совершенно неспособные бросаться на ОМОН и не желающие ничего другого, кроме как публично выразить свое отношение к третьему сроку Путина. Сейчас обсуждают "провокаторов" — кто кого спровоцировал: ОМОН ли, своими искусственными ограничениями уже при входе на Якиманку, ультралевые или специально инструктированные провокаторы, прикинувшиеся ультралевыми, Удальцов ли с Навальным , севшие на асфальт… И если вы знаете политическую историю ХХ века, то вы знаете, чем закончатся эти дебаты об ответственности. Исторически ответственность всегда ложится на власть. Давит ли она восстание в Будапеште, подавляет ли студенческий протест в Париже, сажает ли диссидентов, вышедших на Пушкинскую площадь, или расстреливает шествие попа Гапона. Мэр Собянин этих уроков не выучил, домашнее задание не сделано. Он не понимает, что риторика на тему "протестующие нарушили договоренности" убедительна только при отчете вышестоящему начальнику. Но она абсолютно бесполезна перед лицом исторической оценки. Исторически всегда оказывается, что итоговая катастрофа сложилась из двух факторов: чрезвычайно высоко занесшейся высшей власти и солдафонской исполнительности нижних чинов. Не знаю, помнит ли Путин , как расследовали разгон митинга в Тбилиси? Читал ли он как потом 20 лет участники этой истории выясняли: давал ли приказ Горбачев или нет? Были ли саперные лопатки или их не было? помнит ли он "комиссию Собчака"?.. История ничему не учит.

2

Механизм провала власти хорошо известен. И в истории с третьим сроком весь он, как на ладони. Все началось с того, что Путин в необычайно грубой форме заявил о возвращении в Кремль. А почему так грубо? Значительная часть общества не поняла, почему надо было в такой форме игнорировать выборы. Заявление о том, что "я буду президентом, а он – премьером" было прочитано как проявление наглого всевластия. "Рокировка" была роковым неудачным решением. Но если бы Путин был адекватен, ситуацию могли бы спасти думские выборы. Но Путин уже уверовал в свою святость и вознесся высоко над этими ничтожными выборами. Десять лет манипулирования Госдумой и конструирования псевдопартией не прошли даром. Видимо, он считал, что сформировать нижнюю палату из "продажных идиотов", за которых в Кремле держат депутатский корпус, можно будет без усилий. По накатанному. Эта самонадеянность привела к "зимнему протесту" – самому массовому в России с 1991 года. Но этого протеста Путин не услышал. "Нижние чины" – губернаторы, центры по борьбе с экстремизмом, политические руководители кремлевских медиа – с разной степенью энергии и глупости – взялись выкорчевывать "крамолу". Политический ответ федерального центра был худшим из возможных: ЦИК не был реформирован, Чурова не отправили в отставку, пакет реформ (либерализация партстроительства и выборы губернаторов "с фильтром") был явно двусмысленным, если не сказать издевательским. При этом "нижние чины" из силовых структур – разъевшиеся за годы "укрепления вертикали" – вошли во вкус. Полная безнаказанности в своей "оперативной работе". Фоном этого полугодия стала общая уверенность в том, что суда в России нет. А вся система суда и следствия является одним гигантским преступным механизмом, который пожирает и правого, и виноватого с одной и той же наглой ухмылкой.

Когда на первом своем президентском сроке Владимир Путин апеллировал к суду ("У нас есть суд и он разберется"), то общество воспринимало это как искреннее намерение установить "разделение властей". Но когда он и его окружение стали говорить эти же слова в 2011-2012 гг., это стало восприниматься как откровенное глумление над сознанием граждан. А он всякий раз говорил о суде – при фальсификациях на думских выборах, при голодовке Шеина, при содержании в СИЗО Pussi Riot. Но – увы! – это не 2003 год и апелляция к суду никого уже не убеждала. Не убеждала не только в справедливости суда. Но теперь уже и в доброкачественности самих намерений Путина и его окружения. Путин не понимает логики истории. Он не знает, что теперь для миллионов "царь – не настоящий". А в такой ситуации "гапоновщина" – это обычное дело. Читая исторические документы, в частности, стенограммы заседаний Политюро 1987-1989 гг., мы видим пустые усилия тогдашних властителей выяснить: кто провокаторы, какие "комплексные меры" надо "прИнять", как именно надо совместить "усиление мер безопасности" с "политической работой на местах". Но все это – одна сплошная инерция и слепота. Никакой суд, никакие полицейские расследования не оказывают никакого влияния на ход событий. Влияют уже совсем другие факторы.

3

Путинская рокировка запустила самые опасные из исторически известных механизмов раскола общества. Возможно, этим наслаждаются молодые радикалы (Известный журналист Михаил Соколов поместил фотографию с ними и написал: "Мы еще не знаем этого поколения". И мы его, действительно еще не знаем). Возможно, радуются молодые силовики – ведь открывается большой фронт работ по "комплексным мерам". Возможно, радуются ветераны из "старой оппозиции" ("ведь мы же говорили еще в 2001 году!"). Возможно, радуются наши соседи, которым Путин обещал от "мертвого осла уши".

Но вот нам – обычным противникам третьего срока Путина, обычным гражданам, не желающим бросаться на ОМОН, но хорошо понимающим, к чему приведет несменяемость власти – нечему тут радоваться. Нет повода для радости. Уже нет и повода для язвительности. Нет и повода для юношеского оптимизма ("поднадавим и режим падет!"). Все гораздо хуже – "тандем" и его друзья погружают Россию в раствор с соляной кислотой. Теперь разъест все. Причем, разъест при полной уверенности верхов в этом, что система крепка, как никогда, а база поддержки режима инертна и стоит на страже своего благополучия.

Плохие новости: войска и ОМОН привыкают стоять в Москве постоянно. Вчера впервые согласованный митинг закончился стихийным перекрытием Ордынки теми, кто был вытеснен с Болотной. Пресс-секретарь Путина удачно пошутил в эфире: «Разгоняли слишком мягко, надо бы пожестче». На видео видно, что ОМОН бьет не специально подготовленные отряды левых или правых ультра, а обычных, цивильных горожан. Хаос интерпретаций: омбудсмен Лукин говорит, что беспорядки спровоцировали организаторы митинга. Ему возражает депутат Илья Пономарев: «Без приказа полицейские начали массово применять дубинки, добивали лежачих людей. Били и задерживали всех – мужчин, женщин, стариков».

Это очень плохие новости для каждого из нас.

Напечатано с разрешением. Оригинал: http://russ.ru/Mirovaya-povestka/Ochen-plohie-novosti

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *