Продолжаем жить

Говорят, в Москве до сих пор самым часто произносимым является вопрос «а ты на протесты идешь?». Отвечать принято тремя способами:

— резко положительно (я уже тут! какие вокруг лица!);

— резко отрицательно (у меня, в отличие от этих клоунов, есть работа);

— и в духе русской интеллигенции (приходится! это и называется: быть вместе со своим народом).

В Самаре «народные гулянья» шли два дня, и без всяких поселений у Монумента Славы. В первый день мероприятие официально открывалось в семь вечера, мне случилось оказаться около часом раньше. Движимая мелкобуржуазными интересами, я собиралась к парикмахеру, всего лишь. Но кидала взгляды окрест, фантазировать не стану. На особо важной парковке близ Белого дома множились правительственные автомобили, солнце ласкало их черные крутые бока. Около фонтана почти строем маршировали два милиционера. Вокруг них бегала собака, таких собак принято называть «безнадзорная». Конкретно этой очень подошла бы кличка «Полкан».

Полкан иногда оставлял милиционеров и с лаем кидался на проезжающий транспорт. Вдруг Полкан для разнообразия решил кинуться на проходящую меня. Я взвизгнула и стала неуклюже запрыгивать на оранжевый парапет фонтана. Один из милиционеров меня немедленно спас. На милиционере красовались защитные авиационные очки, делая его похожим на чокнутого героя фильма «Муха», но выбора не было. Придерживая животное за туловище, милиционер сказал, что Полкана зовут — Лесси. «Принесла недавно кутят, — добавил задумчиво,- вот и нервничает немного. Женщин не любит», — заключил он с вызовом, я испуганно бежала несколько кварталов. Народные гуляния под надзором бывшего Полкана показались мне небезопасной акцией. Страшно захотелось чего-то милого, доброго, а то сплошной апокалипсис: протесты, новые губернаторы, черные автомобили, дикие собаки и милиционеры строем в гигантских солнцезащитных очках. К списку легко добавить головную боль, проблемы государственного здравоохранения, недочеты школьного образования и так далее. Несовершенство судебной системы и налогового кодекса! Низкий уровень зарплат!

В парикмахерском салоне легко встретить милое. Там собралось много нелюбимых Лесси женщин. Первая сидела на крутящемся специализированном кресле и ритмично трясла головой. Волосы ее имели цвет сырого яичного желтка. Такого хорошего желтка, от домашней курицы, вольно гуляющей по двору. «Отлично, но немного не хватает перламутрового блеска», — сказала яичноголовая женщина и засмеялась басом.

Парикмахер-универсал мгновенно взболтала в пластмассовой плошке несколько видов профессиональных красок, и принялась наносить на оранжевые волосы синюю смесь.

Вторая женщина, невысокая и очень плотная, прохаживалась по небольшому холлу и разговаривала по телефону: «Заткнись, ушлепок!», — повторяла она нежно. Чувствовалось, что абонент – близкий и любимый человек.

На ней были белые кружевные колготки, короткая розовая юбка и блузка с окладистым жабо. Женщина походила на зловещего клоуна или старшую надзирательницу в колонии для малолетних преступниц. Она кивнула мне и энергично подала руку, широкую натруженную ладонь. Третья женщина неподвижно сгорбилась на низеньком пуфике из кожзаменителя, колени ее достигали ушей.

Для развлечения посетительниц парикмахер-универсал выбрала радио «Дача», и шел как раз концерт типа «в рабочий полдень» или что-то такое, по просьбам радиослушателей. Один радиослушатель написал очень проникновенное письмо, в котором просил поздравить его любимую жену с тридцатилетием, пожелать ей личного счастья и передать песню в исполнении Александра Серова «Я люблю тебя до слез».

Три женщины буквально всполошились. Парикмахер-универсал отложила плошку с синим ядом, и прибавила звук до максимума. Клоун-надзирательница напряженно вслушивалась и негромко подпевала припеву. Женщина на пуфике шевелила губами. Оранжевые волосы прикрыли глаза рукой и явно наслаждались.

Как-то давно мне тоже заказали в подарок песню. Я работали тогда в рекламном агентстве, и любила группу «Ноль. И вот настал мой день рождения. Какое-то существовало в то время поветрие — поздравлять коллег с помощью радио «Европа Плюс», с которым мы корпоративно дружили. И вот день рождения опять же, все рекламное агентство сидит за праздничным столом. В эфире звучат торжественная речь: «Просим поздравить дорогую нашу сотрудницу, тра-ля-ля, надежду компании, тра-ля-ля, и поставить для нее песню группы «Ноль» — «Улица Ленина». После паузы звучит «Улица Ленина» — в мою честь. Если кто вдруг не помнит, в этой музыкальной композиции много разных слов, например: «…такая она уж слепая, глухая уродина, да и любить-то мне больше и не-че-го!». И они звучат тоже. И вся контора начинает просто умирать от хохота. Просто киснуть от смеха. Биться башками об изобретательно накрытый стол. Ликовать. Я сама от веселья съела столько арбуза, обильно запивая его водкой, что до сих пор недолюбливаю эту предательскую ягоду.

А в парикмахерской ничего, нормально закончилось. Нет ничего лучше, чем наблюдать за коллективом внезапно довольных людей. Вообще, я давно хотела посмотреть на человека, уважающего песню Александра Серова «Я люблю тебя до слез», увидела четырех, причем одновременно. Это редкая удача, ну правда же.

Использовано фото Татьяны Самойловой.

Продолжаем жить”: 7 комментариев

        1. "Использовано фото Татьяны Самойловой" — она, наверное, все же Серова лучше

          1.  Так наверно — это автор фото Татьяна Самойлова — еЁ авторская работа…

  1. когда тётьки Серова уважают — это еще ничего. Вот я видела 20-летнюю деву, выбравшую себе эту композицию на свадьбу для первого танца молодых. Вот где жесть-то.

    1.  Да нет! Серов — ниЧтяк. А вот интересно было бы узнать — под какую композицию не стремно двадцатилетним барышням первый танец молодых исполнять?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *