Ищем друзей

Самарский район располагает к прогулкам, добраться из пункта А в пункт Б можно десятью тысячами разных дорог, я выбираю по настроению и в соответствии с погодой. Хорошо предварительно прочитать про ту или иную улицу, рассматривать дома со знанием вопроса: вот особняк купца Аржанова, вот — здание Дворянского собрания, а вот — доходный дом Субботиной-Мартинсон. Сегодня как-то хмуро и немного дождь, поэтому иду не самым длинным путем, вижу объявление на свеже оштукатуренной стене — формат А4, белый плотный лист, приклеен широким прозрачным скотчем очень надежно, чтобы не сорвал ветер. Ветер, и вправду, есть, и вообще – обещали бурю. Зелеными неровными буквами детской рукой написано «ИЩЕМ ДРУЗЕЙ», толстенькая стрелочка вниз, и номера телефонов с указанием имен: Настена и Ксю. Тремя метрами левее расположен областной венерологический диспансер, стационарное отделение. Прохожу мимо изукрашенного в разные цвета крыльца, возвращаюсь. Смотрю на прыгающие разновеликие цифры, номера телефонов и толстенькая стрелочка обведены для красоты ярко-синим, чтобы повысить эффективность воздействия.

Хорошо представляю себе девочек, Настену и Ксю. Им лет десять-двенадцать. Они здесь живут. Старый город, ветхое жилье, исторические развалюхи, покосившиеся дома из черных досок или добротного дореволюционного кирпича, но неухоженные, бедняцки запущенные. Первый этаж наполовину ушел под землю, небольшие окна тускло отсвечивают, с любовью разбит палисадник, белый шиповник, два куста розового, мальвы, сирень и золотые шары. Деревянное крыльцо, потускневшая резьба наличников, когда-то прекрасных, выщербленные гипсовые амуры в замысловатых овалах, нагло обнажившаяся дранка. Самарский район, он такой.

У Настены, может быть, уже имеются прыщи на лбу и подбородке, а Ксю немного полновата и мечтает похудеть. Не очень популярные в классе девочки, зато всегда вместе, лучшие подруги. «Ты видела, как Петровский на тебя посмотрел?» — «Когда?» — «Когда-когда, перед первым уроком, мы такие переобувались, а он идет, и прямо смотрит…» — «Врешь ты все! Сдалась я Петровскому!..» — «Да надо мне больно врать!».

Никакого доступа к интернету. У Настены есть старший брат, учится в речном техникуме, рослый мальчик, носит соответствующую форму, круто тусует в правильных местах, сестру называет «мелочь» и обидный щелчок по носу. Подолгу занимает телефон, если вообще дома, иногда от него пахнет пивом, и всегда — табаком.

Родители постоянно на работе, Настенинина мать служит медсестрой в третьей городской больнице, очень удобно, пешком пять минут, начальство невредное, всего-то три-четыре дежурства в месяц ставят, больше ей было бы сложно — есть еще работа сиделкой в муниципальной социальной службе. Настенин папа — водитель автобуса городского маршрута, помимо службы много выпивает, это время семья пережидает у соседки, смешной старушки с редкими фиолетовыми волосами. Старушка дружит с Настениной мамой, печет для нее яблочный пирог, рассказывает истории, утешительно гладит плечо.

А Ксю, может быть, единственная дочка, мать воспитывает ее одна, давно в разводе, лет уже семь или больше. Интеллигентная женщина, преподаватель в политехническом институте, вокруг вроде бы много мужчин, но все как-то. Недавно, что называется «привела мужика», симпатичного коллегу с аккуратной бородкой, купили дагестанское шампанское и коробку конфет, Ксю гарантировано гуляла с подружкой и не должна была появиться. Ксю появилась, в самый ответственный момент затопала в прихожей, зазвенела ключами, мама похолодела и тонким не своим голосом прокричала ей: «Ксюшенька, погуляй еше полчаса!». Ксю испуганно убежала, сердце так и колотилось, но получаса не потребовалось, симпатичный коллега с аккуратной бородкой невероятно сник и мгновенно исчез.

Ксюшина мама поплакала совсем немного, шампанское вылила в раковину, молодая женщина, моя ровесница, вечных двадцати девяти лет, или уже устала и согласилась на тридцать шесть. Почистить картошки и пожарить с луком, открыть банку соленых помидоров, в погреб за компотом, такой кашель нехороший у дочери, надо бы к врачу, это значит — отпрашиваться у заведующего и полдня торчать в поликлинике.

Настена и Ксю идут гулять, шатаются по праздной набережной, таращатся на красивых успешных девушек. У девушек в длинных волосах бликует солнце, жизнь полна драм и событий, девушки смеются и ведут загадочные разговоры по мобильным телефонам. Настена и Ксю спускаются на пляж, шагают по песку в недорогих кроссовках, грязноватых кедах, отремонтированных босоножках, опускаются на корточки и шевелят в холодной воде пальцами рук. Пальцы рук леденеют, смирные волны набегают на берег и откатываются от берега, все как обычно.

«Как вот это так получается, куда девается вот эта волна, смотри, раз — и нету, не понимаю, откуда берется новая, какая-то загадка» — «Может быть, это одна и та же волна?».

Они долго молчат, кидают в воду округлые маленькие камни со смешным детским названием «голыши», Ксю умеет пускать «блинчики», Настена — совершенно не умеет.

Физику колебаний они будут проходить лет через пять, взрослые уже девочки, одиннадцатиклассницы, в длинных волосах забликует солнце, жизнь наполнится драмами и событиями, мобильный телефон примет много звонков, пусть среди них окажется нужный.

«Петровский меня достал, за вчерашний день пятнадцать смс прислал, я уже его в группу невидящих в аське внесла» — «Ну, поговорила бы с ним хоть» — «Да сто раз говорила. Он все одно — люблю тебя чуть не с пятого класса, сумасшедший» — «Ты сейчас куда?» — «К репетитору по математике, мама там договорилась в институте» — «Ну давай, пока, до вечера!»- «Пока! Увидимся!» — «А то!».

Ищем друзей”: 3 комментария

  1. Очень трогательный текст. Такой искренний. Спасбо за удовольствие,Наташа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *