Владимир Познер: «протест – это правильно»

Ждал восемнадцать лет — перевод был завершен в 2008 году. Вышла книга только сейчас. По словам журналиста и телеведущего, благодаря этой работе ему удалось очиститься, выплеснуть на бумагу все то, что ему не давало покоя уже долгие годы. Посмотреть на «пророка» и одного из самых уважаемых «несогласных» собралась самая разная публика – от боготворящих семидесятивосьмилетнего гуру пенсионного возраста женщин до бодрой молодежи, которая не стеснялась задавать вопросы про патриотизм, оппозиционное движение и свободу слова.

От Самары Владимир Познер остался не в восторге. Меньше всего его порадовала местная архитектура. Около часа знаменитый журналист рассказывал самарской публике о не до конца изжитом советском мире, ругался на нового министра культуры РФ, хвалил современную молодежь, а также пытался определить, где же его настоящая Родина (Познер родился в Париже, провел детство в Нью-Йорке и только в 16 лет впервые приехал в Москву). «Новая в Поволжье» публикует самые яркие эпизоды общения культового писателя и телеведущего с самарцами.

О патриотизме

Патриот острее всего реагирует на те процессы, которые происходят в стране. Я часто вспоминаю строки Лермонтова: «Прощай, немытая Россия, страна рабов, страна господ, и вы, мундиры голубые, и ты, им преданный народ». Риторический вопрос — неужели Лермонтов не был патриотом?

Патриотизм – это та же любовь, но любовь – крайне сложное чувство. Я люблю своего ребенка. Но отдаю себе отчет, что он ничем не лучше других детей. Он просто мой, поэтому я его люблю. Это не значит, что я плохо думаю о других. У нас под патриотизмом понимают следующее – мы лучшие, мы умнее всех, а все остальные — дураки, особенно Запад.

Я гражданин мира. Так получилось. Я родился в одной стране, потом переехал в другую, потом в третью, потом в четвертую. Я не знал русского языка, но выучил его.

У меня есть Родина. Но я говорю о месте, где я родился, а не о стране. Поэтому в России я не дома. Я не жалуюсь, наоборот, считаю, что где-то мне даже повезло. Но иногда я завидую людям, которые дружат со школьными друзьями на протяжении 40 лет.

Об оппозиции

Я считаю, что оппозиционное движение нужно России. Нам необходимы люди, которые говорят: «Нет, так нельзя». Нельзя жить только в согласии – это идеал, которого нам никогда не достичь. В течение долгого времени в России вообще и в Советском Союзе в частности оппозиция жестоко подавлялась. Людей просто убивали, я думаю, что вы помните о существовании ГУЛАГа. Поэтому инакомыслие и диссидентство в России имеют негативную коннотацию. По привычке. Журналист должен быть диссидентом. Это человек, который, как цепной пес, лает, указывая, на непорядок, но не вмешивается. Он ничего сам не решает, он только обращает внимание общества, власти на то, что что-то идет не так.

Оппозиционное движение появилось не так давно. Я могу назвать точную дату – 24 сентября прошлого года, когда на съезде «Единой России» Д. А. Медведев с белоснежной улыбкой сообщил, что нашим следующим президентом будет В. В. Путин. Также выяснилось, что господа чиновники уже давно об этом знали и, естественно, обо всем договорись заранее. На протяжении 4 лет нам говорили – мы, высокопоставленные государственные служащие, думаем, размышляем, советуемся… Но все это оказалось фуфлом. Они все решили за нас. Они не посчитали, что нас стоит хотя бы спросить. Кто мы такие? Обычное быдло, которое должно сидеть и молчать.

И что мы увидели? Странная история, но мы не захотели быть быдлом.

Сахарова, Болотная – все эти начинания я только поддерживаю. Я скажу больше – во всем этом я принимал непосредственное участие. Не для того, чтобы меня кто-то заметил, а только потому, что я посчитал, что должен быть там. Но, безусловно, и среди оппозиции есть провокаторы. Есть и внедренные провокаторы. Среди них есть и те, кто на самом деле рвется к власти. Но я считаю, что протест – это правильно. Ведь люди протестуют не потому, что им нечего есть, не потому, что нечем кормить детей. Я говорю о среднем классе, о людях, которые неплохо зарабатывают. Против чего они протестуют? Против порядков, которые нам сейчас навязывают.

Эти люди говорят: «Это моя страна, и я не желаю жить в страхе только потому, что человек в полицейской форме может сделать со мной все, что угодно. Кругом коррупция, а я не имею права выразить свою точку зрения. Я не готов с этим мириться, я протестую». И я поддерживаю подобные начинания. Это лучше, чем пугливо молчат в тряпочку.

Путин и де Голль

Путин никакой не герой. Он никогда не был похожим на де Голля. Де Голль — олицетворение борьбы с оккупацией. Но что я должен сказать — Путин ни в чем не виноват… Так сложились обстоятельства.

Нарастает недовольство. Особенно у молодых, потому что они требовательные и романтичные, они плохо переносят, когда им врут. Они против того, что их считают дураками. Взрослым все это тоже не нравится, но зрелое поколение к этому привыкло. Обычная история для нашей страны.

В последнее время я все чаще обращаю внимание на статистику. Недавно видел интересный опрос на Левада-Центре. Там был сформулирован следующий вопрос – считаете ли вы Путина честным? Да — отвечает 7%. 7% — это невероятный результат. Представьте, каким бы был этот показатель, допустим, 10 лет назад.

О стыде

Я всегда отдавал себе отчет в том, чем занимался в течение многих лет, а именно — пропагандой Советского Союза, советского образа жизни и советских версий социализма. Грубо говоря, я врал. Мне хватило мужества себе признаться в этом. А это не так просто – ведь мы всегда находим себе оправдание. Я переборол себя и сам себе пообещал — больше никогда не скажу неправды, никогда не буду служить никакой партии, никакому хозяину, правительству, буду работать как самостоятельный автор. С этого момента мне уже не стыдно. Наконец я трезво осознаю, что делаю.

О выборе

Я не собирался быть журналистом.

В детстве я хотел стать Д’Артаньяном, и если бы существовала машина времени, я бы не раздумывая отправился в ту волшебную эпоху. Примерно с 15 лет я решил, что раскрою тайны человеческого мозга. Я и сейчас считаю, что человеческий мозг — это самое интересное из того, что нам может предложить наука. Я выучил русский язык, поступил на биофак и к третьему курсу понял, что я не ученый. Но все-таки закончил обучение, следом мне предложили аспирантуру. Я отказался. Давление было чудовищным, родители твердили: «Как тебе не стыдно, ты пять лет учился, за тебя платило государство. Почему ты не хочешь быть ученым?» Я был бы самым несчастным человеком, если бы пошел по этому пути. Каждый должен заниматься своим делом. И я был бы, очевидно, не очень успешным специалистом, завидовал бы тем, кто добился большего, и искал причины, почему у них все складывается лучше, чем у меня.

И, наверное, мне могло бы не хватить мужества сказать себе: «Ты сам во всем виноват». Тогда я бы стал искать виноватых. Ну, и нашел бы, конечно. Это были бы либо евреи, либо американский империализм.

Потом я увлекся поэзией и решил, что буду переводить стихи. Тогда я мечтал переводить английские тексты первой четверти 17-го века. Мне очень повезло – я попал к Самуилу Яковлевичу Маршаку, работал у него два с лишним года, какие-то переводы даже были опубликованы. Но через два года я понял, что не хочу всю жизнь переводить. И тут совершенно случайно мне позвонил один мой приятель и сказал, что создается новое агентство (Агентство Печати «Новости» (АПН) и пригласил меня поучаствовать. Так, совершенно случайно, я нашел себя в профессии.

О солдате-журналисте

В Советском Союзе журналистики не существовало, существовала пропаганда. Тогда журналистов называли солдатами идеологического фронта. А что делает солдат? Он получает приказ, а приказ этот – разъяснять и продвигать политику партии и правительства. Если он хорошо это делает, то дорастает до генерала — политического обозревателя. Кем я и стал немногим позже.

О свободе слова

Сегодня со свободой слова все очень сложно. Нет свободы слова в тех СМИ, которые контролируются властью, потому что у власти абсолютно циничное отношение к средствам массовой информации – чем меньше аудитория, тем больше свободы.

Я всегда ссылаюсь на замечательные слова одного из выдающихся членов верховного суда США Оливера Холмса, который сказал – человек не имеет права кричать «Пожар!» в битком набитом кинотеатре только потому, что он хочет кричать «Пожар!». Это ограничение свободы слова, которое называется ответственностью.

Ответственность и свобода всегда идут рядом. Кто самый безответственный человек? Раб. Он ни за что не отвечает.

Молодежь

Один из признаков старости – ругать молодежь. Так делали всегда. Аристотель еще в свое время говорил, что с такой молодежью у нас нет будущего — это было 2 тысячи с чем-то лет назад. Я всегда смотрю на молодежь позитивно. Она честнее, чище, и у нас она, к счастью, не пуганая. Она не росла в то время, когда всем нам было страшно. Я возлагаю на молодежь надежды, потому что, на мой взгляд, мы продолжаем жить в советской стране. Те люди, которые находятся у власти, это те, кто родился в Советском Союзе: ходили в советский детский сад, советскую школу, были пионерами, комсомольцами. Потом почти все — членами КПСС. Они сформированы той системой. И они в этом не виноваты. Так получилось. Они не могут быть другими. И этого не изменить, как бы мы ни пытались.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *