Возвращение «Годунова». 50 лет спустя.

1 июня 1931 года оперой «Борис Годунов» Самарский академический театр оперы и балета (в ту пору — Средневолжская краевая опера) открыл свой первый сезон. Спустя восемь десятилетий, 1 июня 2012 года, театр вновь представляет зрителям бессмертный шедевр Модеста Мусоргского. Каким будет «Борис Годунов»-2012? Что значит эта постановка для сегодняшнего театра?

Часть участников пресс-конференции пришла на неё сразу после репетиции, в костюмах эпохи царя Бориса — «с корабля на бал», то бишь со сцены прямо в объективы фотоаппаратов. Исполнительницы женских ролей по просьбе собравшихся продефилировали в богатых одеяниях царской дочери Ксении (Ирина Янцева) и Шинкарки (Наталья Фризе, в этой опере у неё ещё главная роль — Марины Мнишек, а также роль мамки Ксении). Принесли и роскошные предметы царского гардероба — украшенную драгоценными камнями копию шапки Мономаха, маленькую, но не менее роскошную шапочку, которую царь надевал под основной головной убор (чтобы главная регалия русского царя была выше и величественнее). Автор этих шедевров — художник-постановщик спектакля Павел Каплевич (известный российский художник и продюсер театра и кино) — сразу надел этот головной убор и стал похож на царя. Корону российского самодержавия примерили на себя и другие участники пресс-конференции — главный дирижёр театра Александр Анисимов и дирижёр-постановщик спектакля Виктор Куликов. А вот Нине Чусовой, режиссёру-постановщику спектакля, и директору театра Наталье Глуховой очень к лицу оказалась «барма» — расшитая золотом царская накидка. Другие участники встречи — хормейстер Валерия Навротская, балетмейстер Эльвира Первова — царских одежд не надевали, однако с нескрываемым удовольствием любовались коллегами…

В пресс-конференции приняли участие сразу три царя Бориса — Андрей Антонов, Михаил Гужов и Михаил Наумов, исполнитель роли Варлаама Георгий Шагалов, князь Шуйский — Дмитрий Крыжский и Самозванец — Сергей Мунтян. Вот такая представительная компания. И это неслучайно: спектакль особенный, «знаковый», визитная карточка театра, и в преддверии премьеры спектакля его создателям было что рассказать журналистам. Не каждый театр может позволить себе сегодня постановку такого сложного во всех смыслах произведения. Наш – позволил.

— Сейчас наступил самый ответственный и самый интересный этап работы над спектаклем, когда мастерство всех многочисленных служб театра должно «срастись» воедино. Все в театре в эти дни живут «Борисом Годуновым», многие и во внеурочное время продолжают свою работу – кто-то репетирует, кто-то делает костюмы, концертмейстеры работают с вокалистами. Всем хочется, чтобы спектакль был на высочайшем уровне, — призналась Нина Чусова.

Волнуются создатели спектакля неспроста: ответственность высока. Восемьдесят лет – громадный срок, но можно предположить, почему на открытие театра тогда, в 1931 году, был выбран именно «Борис Годунов». По мнению музыковедов, эта опера даёт полное представление о потенциале творческого коллектива. В ней семь басов, три меццо-сопрано, пять теноров и бас-баритон для исполнения главной партии, мощный хор, сильный оркестр. Сложная опера требует яркого режиссёрского воплощения, работы талантливого художника и, безусловно, опытного, зрелого дирижёра, который, объединив все сцены, сможет подчинить их главной художественной идее.

У истоков нашего театра стояли, без преувеличения, выдающиеся музыканты – ученик Танеева и Римского-Корсакова, известный дирижёр, композитор-этнограф А. Эйхенвальд, талантливый дирижёр И. Зак, один из крупных советских режиссёров — режиссёр Большого театра И. Лапицкий. Вне всякого сомнения, они понимали значимость и «вес» гениальной драмы Мусоргского, которую самарские критики сразу после премьеры в 1931 году назвали «наиболее удачной и приемлемой из старого оперного репертуара и по содержанию, и по музыкальным качествам». «Борис Годунов» в постановке Лапицкого — это такое художественное зрелище, которое по прежним оперным составам Самаре не знакомо», — писали газеты. Для тех лет – значимая похвала! Главную партию – царя Бориса – тогда, в 1931 году, исполнял известный артист

Г. Серебровский, роль дочери царя Ксении –

Н. Шпиллер, будущая солистка Большого театра, дебютировавшая именно в этом спектакле. Великим мастерам хочется соответствовать!

Со времени открытия театра «Борис Годунов» был поставлен здесь трижды – к столетию со дня смерти Пушкина в 1937 году, затем в 1950-м и в 1961-м. После опера дважды звучала в концертном исполнении и один раз (сравнительно недавно — в 2005 году) была показана Большим театром России – в рамках гастролей в Самаре. И вот после такого длительного перерыва гениальному сочинению Мусоргского вновь предстоит зазвучать на сцене обновлённого театра. Премьерные спектакли пройдут 1, 2 и 4 июня.

— Работа над возрождением этой оперы началась в 2010 году, и вот только сейчас, в конце мая 2012-го, она завершена, — говорит Наталья Глухова. — Пройден большой и сложный путь, и, конечно, все мы надеемся, что публике спектакль придётся по вкусу.

Насчёт публики. По словам Нины Чусовой, ориентирован сегодняшний «Борис Годунов» не только на знатоков оперы, но и на новичков, в первую очередь — на молодёжь. Если она придёт на спектакль, если проникнется его духом, — значит, наша миссия будет выполнена, говорит режиссёр. Это очень важно – чтобы публика обновлялась, причём не на «попсе», а на серьёзных спектаклях. Молодую аудиторию надо завоёвывать, а поскольку живём в ХХI веке, в эпоху ярких форм, большое внимание в спектакле уделено техническим аспектам. Каким именно – режиссёр и художник подробно не говорят – хотят сохранить интригу. Но уверяют, что революций не будет: многое в опере перекликается с сегодняшним днём, однако никаких «штучек» типа царя с мобильным телефоном в руках мы не увидим. Но посмотреть будет на что. Современные технологии создатели спектакля используют по максимуму. Неспроста П. Каплевич, обращаясь к молодёжной аудитории (на пресс-конференции присутствовали студенты самарских вузов), заявил, что они, если придут на спектакль, увидят нечто, подобное компьютерной игре про Бориса Годунова. (Ни много, ни мало!)

Режиссуре Нины Чусовой (а она на сегодняшний день — один из самых интересных российских театральных режиссёров, лауреат многочисленных театральных конкурсов и премий, в том числе – престижной премии «Чайка». Как, впрочем, и Павел Каплевич – он тоже обладатель «Чайки», кроме того — лауреат национальной премии «Золотая маска») свойственны обращение к мистике, использование аллюзий, фантазийных образов. В самарской постановке «Бориса Годунова» этот талант режиссёра нашёл благодатное воплощение – в спектакле много анимации, зрителя удивят «оживающими» картинками. По задумке режиссёра, по ходу действия у человека должно возникать ощущение, что он листает страницы старинной книги — подобной той летописи, которую у Мусоргского (у Пушкина) пишет Пимен. Зритель должен оказаться как бы в эпицентре исторических событий, погрузиться в их ход, неотрывно следя за развитием сюжета. Интересный момент: артисты не просто находятся на сцене и поют свои партии, как обычно происходит в операх, — в какие-то моменты они как бы застывают на месте — у зрителя возникает ощущение, что перед ним полотно художника.

— Спектакль действительно сложный, и без современных технологий не обошлось, — говорит Нина Чусова. — Мы попытались осуществить интересную задумку – дополнить действие видеоконтентом. Это было очень непросто: нужно посекундное совпадение с музыкой, причём живой музыкой, а не фонограммой, всё это требует специальных знаний и навыков. Но с этим мы справились.

Ещё одна любопытная деталь: чтобы зрителя не покидало ощущение достоверности, создатели спектакля попытались сохранить иллюзию мазков и трещинок старых картин — структура живописи должна ощущаться во всём. У зрителя должно быть такое чувство, что костюмы, которые он видит, были сшиты четыреста лет назад, пролежали в сундуках, и теперь их оттуда вынули. И ткани должны выглядеть так, словно покрыты пылью.

В создании костюмов и декораций использовали парчу, гобелен, а также специальную так называемую «пророщенную» ткань – ноу-хау самого П. Каплевича – эта ткань имитирует старинную. И всё это — для того, чтобы передать дух истории.

***

Помимо вопросов «технического» толка затронули и более философские темы. Студенты СГАКИ, присутствовавшие на встрече, буквально атаковали режиссёра «простенькими» вопросами: о чём и о ком сегодняшний «Борис Годунов»? Какова главная идея спектакля? Какой из конфликтов в нём главный? Андрея Антонова, исполнителя главной роли, спросили «в лоб»: верит ли он (как царь), что Борис Годунов убил царевича Димитрия? На что Антонов ответил, что смерть наследника престола так и осталась загадкой, но для него как исполнителя этот вопрос даже не стоит: задача артиста – строго, без «самодеятельности», следовать воле композитора, а композитор, как известно, взял за основу драму Пушкина, Пушкин же принял версию о виновности Бориса.

Что же касается того, «о чём» сегодняшний «Борис Годунов»… после небольшой паузы Нина Чусова пожимает плечами:

— Да о том же, о чём писали Мусоргский и Пушкин. О власти. О муках совести. О том, что человеку нравственному трудно находиться во главе государства. А может, даже невозможно…

Историю царя Бориса режиссёр называет «историей болезни человека, искалеченного подозрениями», а самого Годунова — хорошим царём, сильным, мудрым, совестливым:

— Потому ничего и не получается у него, что совестливый, и народ его не понимает. Власть и нравственность – «две вещи несовместные». Произведение на редкость актуальное, не устаревающее – потому и волнует умы из поколения в поколение. Многие театры именно сейчас берутся за постановку «Бориса Годунова», опера очень популярна за границей. А секрет прост: всё гениальное всегда современно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *