Губерния без стратегии

В последнее время наша страна все больше напоминает мне СССР. Та же риторика у главы государства, те же разгоны демонстраций, та же борьба с оппозицией (только пока мягче, чем в те годы), те же… Хотел написать — те же пятилетки, но не стал. Это ведь неправда. Нынешняя власть планирует десятилетиями… Вот простой пример: проект «Стратегия социально-экономического развития Самарской области до 2030 года», подготовленный специалистами министерства экономического развития, инвестиций и торговли (МЭРИТ) Самарской области на основе исследования Высшей школы экономики (ВШЭ). Казалось бы — исследователи ВШЭ в грязь лицом не ударяют, а тут…

Полторы тысячи страниц подготовили специалисты ВШЭ заказчику — областному МЭРИТ, — чтобы уже он выдал на гора проект стратегии. Областной бюджет потратил на это исследование 13,5 млн рублей. Огромная сумма. На эти деньги можно построить два деревянных дома по 300 кв. м.

«Мы сделаем это! Поехали!»

Монстры прогноза из МЭРИТ превратили 1500 страниц в 364, снабдили красочной презентацией, на первой странице которой написано «С открытым сердцем в будущее!» (орфография сохранена), и придумали всей стратегии красивый слоган (см. подзаголовок). А затем вынесли все это на обсуждение общественности — каждый может скачать материалы с сайта МЭРИТ, почитать и даже оценить проект.

Открытостью МЭРИТ воспользовались ученые СамГУ и другие общественные эксперты и организовали на базе университета обсуждение проекта. Участвовали в нем представители различных общественных организаций, нескольких областных министерств, социологи и… всего один журналист — из «Новой». Нина Петровна Щукина, зав. кафедрой социологии социальной сферы и демографии СамГУ, была удивлена: «Такая важная тема, о ней должно знать как можно больше людей, а без СМИ донести эту информацию невозможно!».

Все эксперты, принявшие участие в обсуждении, подвергли проект жесткой критике, я бы даже сказал, остракизму. Например, Нина Щукина заметила, что авторы проекта неверно используют терминологию — например, пишут «сбережение населения», хотя все ученые говорят о «сбережении народа». «А в некоторых местах вообще говорится о сбережении трудоспособного населения, — удивляется Щукина. — Получается, будем сберегать трудоспособное население и абстрагироваться от другого, будто его нет?». Или еще: в проекте указано, что к 2030 году 75% жителей области будут довольны уровнем медицинских услуг. Хотя сейчас областной минздрав даже не знает, сколько процентов жителей области довольны нашей медициной. «По сути, проверить достоверность прогноза мы сможем только в 2030 году. Может, поэтому так лихо заявляем эти 75%?» — резюмирует эксперт.

Задалась Щукина и вопросом девиза, выдвинутого в презентации: «Девиз — это наивысшая ценность государства, а в данном случае — региона. И это — наша высшая ценность? Наш ли это девиз? В 11 году в разных контекстах «Поехали!» использовалось молодежными организациями, футболок сколько было продано с этим словом в честь 50-летия полета Гагарина!». А директор НП «Ника. Новый имидж. Консалтинг. Аналитика» Юрий Еругин спросил: «Что этот девиз вообще означает? Что мы сделаем? Куда поехали?».

Представлявший МЭРИТ Юрий Жичкин оправдался так: «Презентация, которую вы прочитали, — это наша ошибка. Она ничего общего с проектом стратегии не имеет, поэтому на нее при обсуждении проекта опираться не стоит». На мой вопрос о том, зачем было тогда размещать презентацию на сайте МЭРИТ, Жичкин не ответил.

Кластер — не кластер…

О путанице в терминологии говорила и доцент кафедры социологии социальной сферы и демографии СамГУ, эколог Бэла Никитина. Для примера она назвала «технопарк для вредных химических технологий», который соседствует в тексте проекта с просто «технопарком»: «Это одно и то же?» — спрашивала Никитина. Авторы проекта путают понятие «кластер» с чем-то еще, определяют миссию так, будто Самарская область существует в первую очередь для России и мира, а уже потом — для жителей нашей области. Наконец, постулируя развитие Самарской Луки, авторы умудрились поместить в национальный парк… горнолыжный комплекс! «Это просто смерть для Самарской Луки», — считает эколог.

Есть в проекте и другие минусы: расхождение миссии и главной цели, странные формулировки задач (например, «уровень жизни» при цели «рост качества жизни», к тому же «индекс развития человеческого потенциала» внесен в «уровень жизни», хотя понятие индекса шире). В стратегии развития почему-то только экономические проекты — социальные и экологические исключены. Наконец, Бэла Никитина нашла несуразицу в прогнозах: «Задачей называют улучшение демографической ситуации, но похож ли на это рост общего коэффициента смертности на 0,5 промилле? А если говорить об общем коэффициенте рождаемости — был 44, становится 40, это улучшение? Давайте не кривя душой говорить прямо: задача — не допустить ухудшения».

Никитина считает, что проекту недостает экологической идеологии и ее туда надо внести.

Просто выбросить!

Замдиректора Самарской региональной общественной организации «Историко-культурная ассоциация «Поволжье» Валентина Пестрикова высказалась намного жестче остальных: «Надо считать, что 13,5 млн потрачено зря, и забыть о них. Или пусть ВШЭ вернет деньги». Юрий Жичкин сказал, что выбрасывать проект никто не станет, но доработать его готовы: «Проект еще сырой, его можно дорабатывать, для этого мы и организовали его открытое обсуждение, разместив материалы на сайте министерства». А моя соседка слева, сотрудница областного правительства, в сердцах сказала: «Сначала сами сделайте хорошо, а потом ругайте». Правда, говорила она так, что слышал только я — может, стыдно было бросать такие слова в лица уважаемым ученым.

И я вспомнил разговор с другим чиновником — из горадминистрации, — который на критику сказал то же самое. Я тогда попросил его освободить должность для меня, чтобы я смог сам сделать, и он замолчал (до сих пор молчит, кстати)…

Услышав позицию МЭРИТ, Пестрикова прошлась по той части проекта стратегии, которую прочла (все 364 страницы не осилил ни один эксперт — читали только «свою» часть): там учитывается природный и забывается историко-культурный потенциал (хотя заявлены оба), слабостью называют низкую посещаемость объектов культуры и забывают «безобразное техническое состояние памятников» и т. д.

Главный специалист департамента здравоохранения Марина Целина заметила, что не стоит так критиковать проект: «Мы должны понимать, что это — прогноз, и необязательно все сбудется так, как написано». Я спросил, знает ли она про погрешность долгосрочных прогнозов и учитывали ли ее при написании стратегии, и узнал, что в проекте рассмотрены два варианта: худший и идеальный, но говорят о втором.

Валентина Пестрикова критиковала сравнение выехавших из области туристов и посетивших ее — 34 тыс. против 445 тыс. При этом «внутренний туризм менее развит, чем зарубежный». «Это какая-то сплошная ошибка, — сказала Пестрикова. — Это писали люди, которые не понимают разницы между въездным и выездным…». Юрий Жичкин заявил, что ошибки нет: «445 тыс. — это все люди, въехавшие в область. С любой целью». Я спросил его, корректно ли сравнивать всех приезжих с туристами, но ответа не получил — Жичкин плохо поплавал и утонул в попытке его дать.

Губерния без стратегии”: 1 комментарий

  1. Интересно. Захотелось познакомиться с документом подробнее. Работа ВШЭ тоже есть где-то в открытом доступе? Или просто использовалась МЭРИТ как материал? Любопытно было бы выяснить, насколько она соотносятся с опусом МЭРИТ. Претензии экспертов из СамГУ по поводу терминологии мне показались надуманными. "Сбережение народа", "сбережение населения". Буквоедство. Ну, и всё такое прочее. По воду увеличения довольных медуслугами в 2030 году — это, конечно, маразм. В общем, конечно, будет здорово, если напишешь подробнее, что происходило, какие у экспертов ещё были критические замечания по документу. В жж, например. Я бы с интересом почитал. По поводу горнолыжного курорта на Самарской Луке: это не во ВШЭ и не в МЭРИТЕ придумали. Идея существует уже много лет и периодически всплывает.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *