Как разрушаются ценности (дело «Нерпы»)

Для меня вся эта история с судом над Лаврентьевым и Гробовым и вообще вся эта ситуация с АПЛ «Нерпа» очень символична. Тут очень хотят посадить ребят. Очень. Практически мы имеем дело с зоологической ненавистью. Почему?

Потому что тут имеет место столкновение ценностей. У Лаврентьева и Гробова – служение Отечеству. А у противной стороны – деньги, за которые можно все: заказать, нанять, закачать, отравить. И уйти потом безнаказанно, подставив тех, кто служит.

Все очень просто устроено. Но простоит недолго. Страна рухнет.

А все эти мысли, возникающие по ходу дела у простого обывателя, что, мол, с теми аргументами, которые обвинение выдвигает против Лаврентьева и Гробова по делу «Нерпы», посадить этих моряков-подводников невозможно, не имеют под собой ни малейшего основания. Тут не суд, тут судилище. Тут время протянут, а со следующего года суд присяжных эту статью не рассматривает. И будет судить тройка. Засудят в момент.

Вот в такие времена и понимаешь, что от всего этого гибнет страна.

И все эти упования на то, что эта страна стояла тысячу лет и еще простоит, не имеют под собой никаких оснований.

Россия не стояла, она кружила, все время натыкаясь на одни и те же грабли.

Закон, образование, права личности – есть у нас такой девиз? Для страны?

Нет такого девиза. У нас вообще никакого девиза нет.

Вот и кружим.

Кто-то скажет: страна – это Родина. Но мы-то ведь за нее насмерть! А вот государство, от которого ждешь справедливости, обеспечения безопасности – оно погрязло в воровстве, преступности, криминале и развале в мозгах, высвобождая самое низменное, что есть в человеках.

Родина, родина – это конечно. А вот государственная машина уже почти на все сто состоит из чиновников, представителей иного государства. Дети, счета, недвижимость – все уже там. А тут только кровососущая система.

Это давно уже чиновники не нашей страны.

Это чужие. У них тут ничего личного – только бизнес.

И под развалом страны я понимаю вымирание народа, вымывание культурных ценностей, низкий уровень образования, медицины, социальной защиты.

Так что этот суд над ребятами с «Нерпы» очень показателен. Судят-то героев, само существование которых угрожает чиновничьему бизнесу.

Судят героев, настоящих патриотов своей Родины – вот вам и развал.

Развал – это сначала смещение ценностей, а потом разрушение, подмена.

Ведь честь, верность долгу – это же очень важные ценности. Государствообразующие. А тут они разрушаются. Тут всем внушается мысль: не надо служить такому Отечеству, потому что оно бросит в любую минут. Предаст.

Очень важная ценность разрушается.

И разрушается сознательно – не верю я в дурака-прокурора.

Тут все очень последовательно, подло, и с большим знанием дела.

Тут все сводится к тому, что офицер – не офицер, а народ – не народ, а просто сброд, быдло. Как с быдлом строить страну? Быдло не понимает что такое Отечество.

Нет, ребята, я тут вижу очень серьезные дела, а не просто так – вдруг захотели посадить командира и матроса.

Потому и бьюсь я за них на смерть.

И мне все равно, благодарны они мне за это или нет.

Потому что я бьюсь не только за них, но и за себя. За свой стержень, за свои ценности.

Я себя должен уважать.

Я же въедливый, да еще и словами занимаюсь, так что словом «Родина» я занимаюсь очень давно. Как-то на службе еще попросил замполита дать определение слову «Родина». Тут такое началось. Он орал, что я провокатор. То есть, он не смог дать определение. «Родина» с большой буквы в России стало употребляться не так давно — примерно с 20-х годов 20-го века. Если заглянуть в словари, Даля, например, то там «родина» с маленькой буквы и означает – скромное – «место рождения».

И тысячу лет назад люди сражались именно за место рождения – пришли враги, разорили дом, увели жену и детей, сожгли урожай.

Но чем крепче становится государство Российское, тем более в это понятие вкладывается смысла, потому что вы должны пойти и защитить не только свой дом, но и Сахалин – а он черти знает на каком расстоянии. И тут большее значение начинает приобретать слово «Отечество». Отечество сначала пестует, а потом ему положен «сыновий долг». «Отечество нам Царское село», — скажет Пушкин. И будет Отечественная война 1812 года.

Отечество – это понятие для государства очень важно.

Но для того, чтоб граждане воспринимали слово Отечество, нужна забота – закон, образование, здравоохранение, социальная защита. Нет заботы – нет Отечества.

А вот во времена Сталина окончательно окрепла Родина-мать. Почему?

Почему не Отечество на первом месте? Потому что матери ты обязан по факту рождения, а отцу – по заботе. То есть, Родина-мать, может, как хочешь попирать своих сынов, бросая их на каждом шагу и предавая, а они все равно будут ей обязаны по факту рождения. Хитро? Хитро. Не надо заботиться, можно в лагерях гнобить, а они пойдут за все это на смерть.

И вот это отношение приводит страну к катастрофам – маленьким и большим.

И чем дальше, тем больше.

Государство заинтересовано в том, чтоб его защищали граждане. Но оно же заинтересовано в уменьшении своих усилий по заботе об этих гражданах. И государству наступает в какой-то момент труба – не пойдут защищать Сахалин.

Пойдут защищать опять место рождения – враги пришли, сожгли дом, увели жену и детей и далее по кругу. Россия топчется на месте.

То есть, нет заботы – и народ дичает.

Так что в случае с «Нерпой» – очень показательном, я считаю – есть исполнение долга, но людей давят. Не ради идеи, как у Сталина (тут можно спорить, ради какой идеи), а ради корысти – чиновников – главных разрушителей и государства, и Отечества.

Так что, на мой взгляд, все эти понятия (Родина, страна, Отечество и государство) связаны, находятся в равновесии.

И раз только нарушил равновесие – и откатился назад, в пещеру.

Мы откатываемся назад – вот мой вывод.

А если так, то разрушение страны и государства – очень возможно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *