Самарская книжная выставка-ярмарка: день первый.

Куратор выставки Виктория, придерживает рукой длинный подол тематического платья – на белой материи набраны тексты, облегающий лиф и пышная юбка чуть ли не с кринолином. Куратор в кринолине атмосферно смотрится на фоне старого кирпича стен Арт-центра. «Я ночь не спала, — говорит Виктория, — от волнения». На улице жара, полуденное солнце свысока, но горячо целует Землю, внутри залов выставочного центра прохладно, у куратора горят щеки – от волнения!

Носительницы боди-арта появляются неожиданно, к очевидному удовольствию публики. «Явный недостаток рекламы мероприятия, — задумчиво говорит редактор одного из городских журналов, — если бы люди знали, что здесь будут девушки, одетые исключительно в буквы «У», то посетителей было бы не в пример больше!» Девушки одеты не только в букву «У». Появляются и «Я», и «Л», а вот и элегантная евроглазая «L» подоспела. Рты моделей роскошно перечеркнуты черным, крест-накрест, что должно символизировать преимущества письменной передачи информации перед всеми остальными видами.

На стенде «Самарского литературного музея» красуется самовар. Самовар декорирован сушками, настоящими. Самовар тоже настоящий, пусть электрический. Красавица Катерина тонкими пальцами ломает сушки и сервирует их в пластиковых стаканчиках, для удобства. У ее ног расположены старинные чемоданы, древнее издание «Войны и мира», какие-то раритеты еще. «Смотри, — говорит один странный юноша другому, — именно здесь я провел музейную ночь. В этих непосредственно декорациях». Указывает рукой на посконную лавку и другие исторические предметы быта. Второй странный юноша понимающе кивает: «С другой стороны, где тебе еще проводить ночи».

Выставка «Сделай сам» — книги, сделанные руками авторов. Куратор Виктория рассказывает к месту о происхождении своего тематического платья, расправляя широкую юбку: «Платье от художниц из Таганрога, Светланы Песецкой и Виктории Барвенко». К самодельным книгам приглядывается пожилая женщина с распущенными волосами. «А это куда же такие, несуразные», — спрашивает. Не получив ответа, листает объемную рукописную книгу, по ее ноге ползет божья коровка. Смелое насекомое.

На основной сцене чудесно задумано книжное дерево – оригинальная скульптура из открытых книг в форме пальмы. Под книжным деревом фотографируются модные девочки-подростки, чуть сместив важные для композиции свитки. «Все это, конечно, хорошо, — задумчиво говорит одна, — но почему же мы так бездарно тратим время?». «Девочки! – строго окликает их толстая красивая няня, похожая на всех хороших нянь мира, — нам пора. Машину подали к подъезду». Неизвестные принцессы мгновенно покидают помещение, лишь розовые жвачки на прощанье лопаются на нежных губах.

Ведущий приветствует присутствующих, громко в микрофон. Объявляет о сорокасекундной готовности. «А вот интересно, — вслух задается вопросом редактор одного из городских журналов, — если вычесть репортеров и других сопричастных, сколько независимых гостей останется?». Ведущий предоставляет слово куратору. Умница Виктория рассказывает новом статусе самарской книжной выставки – поскольку присутствуют гости из других городов, выставку можно назвать общероссийской. И пусть каждый почерпнет идей для творческого самовыражения! «Сегодня – день друзей, — вспоминает куратор из календаря, — желаю всем обрести новых, хороших друзей на нашем фестивале!».

«Как это – день друзей? – тихо кипятится молодой человек, увешанный фотоаппаратурой, — сегодня день пивовара! Центральной фигурой экспозиции должен быть пивной фонтан, вот что». «Тут мероприятие для интеллектуалов, — с сожалением замечает его собеседник, — а это значит — сплошной кофе». «Не скажи! – фотограф грозит свободным пальцем, — всемирный напиток интеллектуалов – водка с соком мультифрукт». «Почему – с соком мультифрукт?» «Ну, как это почему… В «Пчелке» именно на мультифруктовый скидка».

Кофе варит симпатичный бариста из кофейни «Амели». Натуральные зерна маслянисто блестят, кофейный густой запах, бумажные стаканчики, пластиковые крышечки, салфетки и коктейльные трубочки. «Осторожно, очень горячо!» — все-таки глотают, обжигаются, укромно проветривают язык, болезненно ворочают им потом. «Хороший кофе у них!» — «Еще полгода так и будет, потом – скурвятся…» — «Откуда знаешь?» — «Хм! Опыт, блин»

Издатель журнала «Перформанс», по-вечернему нарядная, сходит с площадки для выступлений, где рассказывала о трудной судьбе своего проекта: все упирается в финансирование, ужасно сложный вопрос, но каким-то чудом удается все-таки делать журнал, это действительно – чудо.

Издатель журнала «Вороны и лисицы», изрядно взбудораженный, вынимает из полиэтиленового пакета самодельный тираж: несколько листов бумаги для принтера сложены пополам, страницы пронумерованы, имеется даже оглавление, где «карта попугайского района Самарской области» значится под номером девять.

«100 рублей один экземпляр, номера 7,8, 9,11. Деньги отдавать СЮДА», — жирная черная стрелочка указывает верное направление. По направлению несколько молодых людей радуются первой выручке. Местный журналист в коробках тащит множество стеклянных банок. Банки звенят и подпрыгивают в его руках: «На самом деле, я еще не подобрал названия своему перформансу. Может быть – книжное ассорти. А может быть – текстуальная диффузия. Смысл в том, что внутри банок будут различные тексты, объединенные самой загадочной субстанцией на земле – водой. Ну, и со всеми вытекающими философическими последствиями…»

Тольяттинский поэт и редактор альманаха «Графит» ловит куратора выставки. Редактор взволнован. Ему кажется, что презентацию альманаха надо начать немедленно, пока люди не разбежались совсем. В его руках трепещут концептуально черно-белые страницы издания. Куратор взволнована тоже. Только что она получила по телефону сообщение от предполагаемого ведущего круглого стола на тему «Самарский книжный рынок сегодня: агенты, тенденции, ресурсы». Предполагаемый ведущий сказал, что приехать не сможет, так как на велосипеде врезался в автомобиль. К слову сказать, предполагаемый ведущий круглого стола еще и заявлен в программе фестиваля с лекцией «Смысл и оправдание литературы», и его бессмысленному столкновению с автомобилем нет никакого оправдания. Так считает куратор выставки и хмурит тонкие брови. «Начнем согласно расписанию!», — строго отвечает она автору альманаха «Графит». Тот покорно отступает. Интересуется у товарищей, где расположен ближайший магазин с едой. Уходит на время.

Книжный фримаркет в отдельно взятом зале: два больших стола заполнены книгами, книги кругом, и на полу тоже, вместо полки – кусок парусины величиной со счастье. Две приветливые хозяйки без устали разъясняют правила: приносишь книгу и забираешь ту, которая понравится. Тут царят богини судьбы, дочери Зевса и Фемиды, истово прядущие магические нити. Нить судьбы никогда не бывает прямой, она изгибается, завязывается в узлы, сплетается в узоры и рвется. «А я вам вот что скажу: вы не расстраивайтесь, что не нашли сейчас ту или иную книгу. Значит, она вам сейчас не нужна, вот и все. Зато пришла другая! Берите другую, она не случайна! Читайте, и думайте – почему вам сейчас ВЫДАЛИ именно эту книгу».

«Интересно, интересно, что же мне ВЫДАДУТ…» — стройная седовласая дама извлекает из шаткой стопки книг ветховатый томик. Разламывает примерно на середине. Дрогнувшим голосом читает: «Были когда-то и вы рысаками, и седоков вы имели иных, ваша хозяйка состарилась с вами, пара гнедых, пара гнедых…». Кладет обратно. Потом снова берет в руки, рассматривает обложку. Апухтин, да.

Книжному водовороту предстоит работать еще десять дней. Вперед, за предсказаниями судьбы, что ли.

Фоторепортаж с фестиваля смотрите здесь: http://samara-book.ru/

Самарская книжная выставка-ярмарка: день первый.”: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *