1000 лет единения

?Клявлино – один из самых удалённых райцентров Самарской области. Причин посетить это село у жителей Самары не так уж много. Нет здесь широко известных достопримечательностей, крупных предприятий и крупных рек, привлекающих рыбаков. Но 10 июня появился действительно интересный повод съездить в Клявлино – мордовский фольклорный фестиваль «Масторавань тундо». Да не просто фестиваль, а посвящённый 1000-летию единения мордовского народа с народами Российского государства. Выехав ровно в 7:40 из Самары, около половины одиннадцатого мы прибыли в Клявлино, где сразу стало понятно, что событие разворачивается немалого размаха. Первым вопросом, адресованным нам местными жителями, был: «А Кадышева приедет?» Появление молодых людей с большими фотоаппаратами было трактовано как знак скорого пришествия в село этой самой знаменитой ныне уроженки Клявлинского района…

По массовости и уровню подготовки событие напоминало чуть ли не Грушинский фестиваль. Только внешним видом публика значительно отличалась от поклонников авторской песни, а на ярмарке вместо ярких маек и авторских украшений продавался китайский ширпотреб. А вот палатки с пивом и шашлыками выглядели как братья-близнецы некоторых торговых точек с Грушинского.

Гостей встречали огромные бетонные столбы, врытые, похоже, специально к большому празднику. Между ними был натянут баннер цветов мордовского или хорватского флага. Под столбами скучал сотрудник полиции. Бетонные глыбы слегка покачивались на ветерке.

Публика курсировала по торговым рядам, изучая маленьких копошащихся в загончиках цыплят, гусят и утят, совсем недавно сорванные в кинель-черкасских теплицах помидоры и дымящиеся мангалы с шашлыками по 100 рублей. Одним словом, царила атмосфера праздника.

Сердцем праздника была сцена, перед которой стояли скамейки. На них к моменту нашего прибытия уже практически не было мест. Преимущественно партер занимали местные пенсионеры. К несчастью, ни один из них не был одет в национальный костюм. По бокам от партера располагались зоны, где были выставлены достижения мордовского народного хозяйства. Каждая из зон имела собственную географическую привязку. Над ними висели таблички с надписями «Похвистнево», довались с речами официальных лиц. Обескуражило то, что чуть ли не все исполнители, несмотря на бодрое пение в неофициальной обстановке перед торжественной частью, выступали под фонограмму. Подбор стилей был самый разнообразный. От настоящих народных песен до попсы а-ля 1990-е на эрзянском языке. Впрочем, фонограмма – вещь капризная. И не обошлось без курьёзов.

У певицы из Тольятти запись перестала играть после первого припева, и песня оборвалась на полуслове.

Вспомнилось выступление фольклорной группы «Ойме» из Саранска, поющей на эрзянском языке, на одном из музыкальных фестивалей. Когда хотелось плакать от ощущения величия мордовских лесов, населённых таинственными силами, которым была пропитана каждая песня. Увы, в Клявлино хотелось плакать от другого. От того, что ещё живая народная культура и традиция были превращены на наших глазах в обычную солянку исполнителей, поющих под фонограмму.

Выступавшие между музыкальными номерами официальные лица иногда были интереснее. Особенно занятно было наблюдать, как в речах различных спикеров трансформировалось официальное название главного лейтмотива праздника «1000-летие единения мордовского народа с народами Российского государства». Звучало и «1000-летие объединения мордовского и русского государств» и «1000-летие единения эрзянского… а также мокшанского народов с русскими»…

Для части публики интригой до последнего оставалось: приедет ли на фестиваль губернатор? Человека, сыгравшего не последнюю роль в праздновании в России этого самого 1000-летия, здесь явно ждали. В толпе неоднократно слышалась фамилия Меркушкин. Но губернатор прибыл в Клявлино только на фотографиях. Возле сцены лысоватый мужчина показывал цветные изображения женщинам в национальных костюмах, приговаривая: «А этого узнаёте?» И многозначительно добавлял: «Николай Иванович…»

Чередование фонограммных номеров с речами официальных лиц довольно быстро наскучило, и мы, накормленные удивительно вкусными варёной картошкой, маринованными маслятами, салом и ватрушками, решили отправиться домой. Ради радости для желудка от сделанной с любовью еды, радости для глаз от цветастых национальных костюмов и поделок, радости для ушей от песен в кулуарах стоило сюда приезжать…

По дороге домой я думал о нескончаемом росте в мире интереса к традиционной культуре и набирающих популярность в России этнических фестивалях. И очень хотелось хоть когда-нибудь попасть на мордовский фестиваль с колоритными национальными костюмами, песнями на эрзянском под баян, замечательными маринованными маслятами и красивыми поделками народных мастеров, но без фонограмм и бесконечной вереницы официальных лиц на сцене. А с большим количеством светлых лиц среди публики, испытывающих неподдельный интерес к мордовской культуре…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *