Матч неудачников

Помните этот анекдот? Неудачник приходит к психиатру:

— Доктор, дело тронулось! Сегодня я уронил бутерброд, и он упал маслом вверх!

Доктор берет из рук пациента бутерброд, долго его изучает и говорит:

— Да нет, батенька, просто вы его намазали не с той стороны.

Неудачник – это, например, я. Меня можно брать на ипподром и спрашивать, какая лошадь, по моему мнению, придет первой. Услышанному верить строго наоборот. Также могу консультировать при игре в «орлянку», и каждый «орел» следует принимать за «решку». Свои великолепные способности еще ни разу мне не приходилось использовать для общественной пользы, но тут как раз наметился случай. Я имею в виду мундиаль. Попробую объяснить: недавно вступила с товарищами в настоящее противоборство. Товарищи рассказывали, как всем ужасно повезет, если FIFA сочтет наш город достойным принимать Чемпионат мира по футболу 2018 года. Ведь делегация едет-едет сквозь снежную равнину, и уже на следующей неделе состоится презентация, призванная убедить почетных гостей в необходимости включить Самару в состав городов-членов. Товарищи рисовали мне детальные планы реконструкции транспортных магистралей и превозносили будущий комфорт и рост благосостояния жителей. Сказочный рост. Я отнекивалась и не хотела мундиаля, потому что знаю я эти мундиали: налетит орда дорожных рабочих, превратят набережную в подземный переход, а Волгу скверно заасфальтируют заплатами. Потом приедут толпы агрессивно настроенных болельщиков, организуют русский марш, таких людей, как эти – побьют, а таких людей, как мы – расстреляют. В общем, я предпочла бы совсем без мундиаля. Но товарищи не унимались и твердили: тебе ужасно повезет, если. Тебе страшно повезет! И тут я вспомнила, что неудачник – это я.

Я умею попадать в ситуации, когда, вроде бы, уже ничто не может изменить счастливого течения событий. Но нет ничего невозможного для человека с интеллектом, как заметили уже давно. Берусь доказать! Сразу по окончании института, я поступила на службу в рекламное агентство. Служила там рекламным агентом, а также выполняла поручения. Поручения бывали разными.

Допустим, собралась как-то директор по маркетингу поздравить одного важного человека с днем рождения. Происходило зимой. Директор по маркетингу купила недавно очень дорогую шубу из ценного каракуля. Темно-коричневая, невероятно длинная, шуба немного стелилась по земле, к ней прилагалась каракулевая шапка смелого покроя «берет». Очень большой берет. Огромный даже. Его части красиво размещались на плечах. Надевая одновременно шубу и шапку, директор по маркетингу неуловимо напоминала гигантскую овцу — ценную, темно-коричневую. Некоторые несознательные рекламные агенты шептали ей вслед: ты скажи, барашек наш, сколько шерсти ты нам дашь?

И вот, совершенно неожиданно мне приказали сопровождать директора по маркетингу в важные гости с ответственными поздравлениями. Это был удивительно, на самом деле. Я не отличалась ни красотой, ни представительностью, и глуповато шутила без остановки. Не знаю. Но мы поехали. Транспортом компании тогда была «шестерка»" Жигулей, невнятно зеленая, но на ходу. Подъехав к нужному зданию, директор по маркетингу порассматривала какое-то время виды из окна, прерывисто вздохнула и опустила лицо в руки.

Мы с водителем испугались. Нам даже показалось, что нужно поворачивать обратно.

— Это невыносимо, — сдавленно проговорила директор по маркетингу, — все подъехали на более дорогих машинах, чем мы. Я не выйду. Пусть эта идет. Наташа, иди.

Я разволновалась. Как это я пойду? Знать не знаю важного человека. Вижу плохо. Да я его перепутаю с кем-нибудь.

— Не спорить со мной! — раздражалась директор по маркетингу в меховом ореоле, не поднимая головы, — не хочу ничего слушать! Иди, Наташа, я сказала! Подарок не забудь вручить! Это дорогие наручные часы, вот длинная коробочка, в синем футляре. А меня до магазина довезите. Хоть успокоюсь немного…

Рядом располагался недавно открытый торговый центр, где мы с водителем и оставили директора по маркетингу. Я с часами в длинной коробочке, увязанной лентами, отправилась в важные гости, даже не ошиблась в выборе именинника — он один форсил в белоснежном костюме и кружевной черной рубашке, очень нарядной. Удивился отсутствию директора по маркетингу, я объявила ее прихворнувшей, и выпила шампанского. Именинник сказал, что мне придется произносить речь, раз уж замещаю руководительницу. Попыталась укрыться в туалете, но не получилось. Меня выскребли из кабинки, и вернули к столам. Стакан наполнили шампанским снова, и сделалось очень тихо.

Речи я произносить не умею. Не говоря уж о том, что важного именинника видела первый раз в жизни. Равно как и большинство присутствующих. Сказала коротко, буквально уложилась в пару слов:

— Пусть каждый час, отсчитываемый этими часами, будет счастливым!

И вручила важному человеку длинную коробочку, увязанную лентами, он засмеялся, поблагодарил, лично добавил мне шампанского и принялся вскрывать подарок.

— Счастливые часы! — приговаривал он, — это кстати!

Гости столпились рядом, потому что так принято на важных именинах — любопытствовать, кто что подарил, на какую приблизительно сумму.

Именинник снял с коробочки синий футляр, потом еще один, белого картона, потом в некотором недоумении извлек из третьего и бархатного футляра нитку жемчуга невиданной красы, довольно длинную. Покрутил в руках.

— Достаточно проблематично будет ориентироваться с помощью этого прибора во времени, — отметил справедливо.

Все засмеялись. Я на краю веселья со стыдом приноравливалась, как бы половчее откусить себе голову. А ведь если разобраться, кто виноват? Не я же храню в сумках совершенно одинаково упакованные предметы роскоши, да еще путано раздаю их исполнительницам поручений.

— Перестань, — сказал мне шофер чуть погодя, — история-то дивная.

Директор по маркетингу, потряхивая взятыми взаймы шкурами животных, историю дивной не нашла. Сурово помолчала, потом сказала голосом обвинения:

— Знаешь, ты могла бы и сообразить, что твоя шутка с дамским ожерельем окажется совершенно неуместной именно для человека, которого злые языки долгие годы обвиняют в гомосексуализме.

На новогоднем корпоративе директор по маркетингу в поздравительном спиче отметила мою недостаточную зрелость, как сотрудницы, единомышленницы и надежного тыла. Все выпили праздничных напитков, порадовались своей удаче не попадать в дурацкие ситуации, и пожелали себе такого везения навсегда, и да поможет нам бог.

А все это я ведь не просто так, а относительно мундиаля. Пусть мне не повезет. А то не верю я во всеобщее городское благо и счастье для всех, каждому. Опыт показывает, что при сколь угодно разных преобразованиях и революциях богатые становятся богаче (но тоже плачут), а бедные становятся беднее, и у них хлеб — черствый.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *