Мы все поехали

Всеобщее внимание приковано к новым назначениям в правительстве. Обсуждается остроумная шутка губернатора про «пять лет без откатов», и в Белом доме появляются новые люди. Параллельно идет процесс гораздо менее заметный, но способный оказать на развитие Самарской области, а значит, и на нашу жизнь, едва ли не большее влияние, чем все скандальные назначения. Готовится принятие концепции стратегии развития Самарской области до 2030 года.

Предвижу скептическое мнение: какое имеет значение в наших условиях, где горизонт простирается лишь до чемпионата мира, а управление на государственном уровне ведется в ручном режиме, бумажка, описывающая, как мы будем жить через двадцать лет? Отчасти пренебрежение к различного рода концепциям понятно и вполне обосновано. Где, например, бурно превозносимая года три назад тарховская стратегия развития Самары? Почему сейчас заказана концепция до 2030 года, ведь есть уже и принятая, действующая до 2020. Она что, уже не действует? Устарела морально? Но поздно обсуждать необходимость написания, концепция уже разработана Высшей школой экономики. Объемный документ в триста с лишним страниц обошелся бюджету в 14 миллионов рублей. Или около 40 000 рублей за страницу. К слову, самарские вузы в конкурсе на разработку участвовать не пожелали, и москвичи выиграли конкурс чисто. Но вернемся к скепсису. Сам факт написания концепции, точнее размещение заказа на написание, подтверждает, что администрация губернатора Артякова разместилась в БД надолго и уже интересовалась долгосрочной перспективой. Нельзя сказать, что все заинтересованные люди покинули свои кабинеты, но есть ощущение, что смена губернатора приведет в конечном итоге и к смене курса правительства. Поэтому уместность концепции под вопросом. И по опыту прошлых глобальных бумаг можно предположить, что аккуратно проект похоронят с выполнением всех бюрократических почестей. Москвичей поблагодарят. Галочки поставят, необходимые мероприятия проведут. Общественное обсуждение, кстати, происходит прямо в эти дни. Очередное заседание, или панельное обсуждение, или дискуссия – назовите как угодно — пройдет 22 июня в Самарскй губернской думе. И тема интересная. Хорошо бы депутатам быть. Это ведь поважней чужих ЖЖ и борьбы с незримой угрозой гомо? Впрочем, что-то подсказывает, что даже самые народные депутаты эту встречу с будущим проигнорят. А зря. Стоит полюбопытствовать. Независимо от перспектив к исполнению эта концепция стратегии — очень любопытный документ сам по себе.

Невеселые картинки

Интересна «Стратегия 2030» хотя бы тем, что обобщает и сводит массу самых разных данных по Самарской области, и от этой совокупной картины станет не по себе даже партийному оптимисту.

Как известно, у самарцев большие амбиции. Вторая столица, сердце России и другие ритуальные заклинания местного патриотизма. На чем они основаны? Да уже ни на чем. Больные, преступные и безобразно богатые – вот обобщенный портрет региона. Посмотрите внимательно на эти графики, уважаемые читатели. Преступность с применением насилия – уверенное лидерство! Общий уровень преступности? Заметно выше, чем в среднем по России! Индекс Джини (разрыв между бедными и богатыми), естественно, самый высокий в ПФО! Уровень заболеваемости? Растет год от года и обгоняет всю страну! Второе место по СПИДу в России. А вот с расходами на образование ситуация обратная – существенно отстаем от всей страны. Про сельское хозяйство и говорить нечего. Оно разоряет нас при очень нестабильном результате. И это не только потому, что вокруг «зона рискового земледелия» (мы теперь в ней живем, а сто лет назад Самару называли русским Чикаго и хлебной столицей России – вот оно, глобальное потепление!), а потому, например, что количество вносимых удобрений ниже в разы, чем в среднем по стране. При этом снижается и стареет население, и этот тренд даже по оптимистичному сценарию ВШЭ не будет сломлен! К 2030 году количество работоспособных жителей губернии снизится на 15%.

Общая картина не просто безрадостна. Она выглядит устрашающе. И нельзя отмахнуться, мол, везде так. По большинству показателей в Самарской области сейчас все много хуже, чем в среднем по России. Гордиться мы можем только высокими расходами, торговыми площадями да высоким уровнем урбанизации при отвратительном уровне развития самих городов. Какую же стратегию можно предложить региону в таком непростом положении?

Демагогическое развитие

Стратегию можно предложить… да какую угодно. В той части, где специалисты ВШЭ переходят от мрачного сегодня к сияющему завтра, нет никаких пояснений и ответа на вопрос: почему? Каким образом область, где такое непростое положение, вдруг к 2030 году выполнит миссию, прописанную в стратегии? Ниже приводится миссия Самарской области и девиз, под которым нам предстоит жить до 2030 года.

Вопросов не вызывает? На одном из обсуждений кто-то из самарских чиновников, которые, надо отдать им должное, бьются до конца, спросил разработчиков: что же в той миссии самарского? Что изменится в концепции, если, скажем, Самарскую область заменить на Иркутскую, а уникальный парк «Самарская Лука» на еще более уникальный Байкал? Надо сказать, что ученые гастролеры из ВШЭ дело свое знают и на такие простые разводы не поддаются, быстренько разъясняя, что рядовые чиновники ничего понять не способны, ну про остальное можно прочитать у Андресена в «Новом платье короля». Ей-богу, этот трехсотстраничный труд больше всего вызывает такие ассоциации. В документе нет-нет, да и промелькнет что-нибудь такое, что заставит сомневаться в честности портных, простите, ученых. То среди стратегических проектов окажутся поля для гольфа, которые «также являются составной частью системы целеполагания и служат драйверами роста экономики Самарской области», то на одной из страниц попадется рекомендация по модернизации

авиакомпании «Эйр Самара», уже уничтоженной пару лет назад без всякой нужды. Есть и раздел стратегических задач и целей Самарской области. Это таблица, занимающая десяток страниц. Чтобы получить представление о качестве проработки, предлагаю ознакомиться с разделом «Культура».

Это, кстати, по мнению ВШЭ, все наши цели и задачи в сфере культуры до 2030 года. Негусто, согласитесь. Впрочем, нельзя усомниться в профессионализме ВШЭ. Свои бумаги они подготовили грамотно, работа проделана, цифр много, страниц тоже. А что до недовольства участников дискуссии, то на это у гостей из Москвы был заготовлен ответ: вы не понимаете, что такое стратегия! Нет конкретики? Это же стратегия, ее и не должно быть! Ну и так далее. Над особо упорными чиновниками, пытавшимися доказать москвичам, что этот сказ не про нас, докладчики не скрываясь ерничали. Честно говоря, издевка при ответах на вопросы подрывает доверие к любым самым высоким профессионалам. Подрывает доверие и неготовность этих профессионалов ответить на конкретные вопросы. Например, считая процент снижения курящих к 2030 году, от какого показателя отталкивались в ВШЭ? Сколько, они считали, у нас в губернии курящих, пьющих? Не ответили специалисты. Сослались, что кроме концепции есть еще много бумаг, там и затерялась цифра, от которой весь пляс. Учитывая важность антиалкогольной и антиникотиновой кампании в деле сохранения человеческого капитала, такая забывчивость выглядит странной. Так же как и лозунг: «Поехали!» Куда? Зачем? Не очень понятно.

Некоторые опасения

Как уже говорилось в начале, наш опыт утверждает: та стратегия — такая же бумажка, как и все остальные стратегии. Об этом, кстати, тоже говорил чиновники. Постоянно реализуются программы, под которые выделяются деньги, и ни одна программа совершенно не эффективна и не работает, но никто не пытается понять, почему она не работает. Вместо этого принимается новая программа, а чтобы она сработала, денег под нее требуют еще больше. Но то к стратегии 2030 напрямую не относится. Мы криво и не очень уверенно пишем сценарий собственного будущего. Знаем при этом, что в него вмешается тысяча сил. Технологии, или Путин, или всё одновременно – это не так важно для стратегии. Но почему мы сразу обрекаем себя на блуждание? Вместо того чтобы попытаться просто поставить цель. Определить, чего мы хотим. Пусть даже не достигнем и знаем это, но вот хотим. Вместо этого наемные писаки сочиняют нам бумагу научного вида. И деньги уплачены. А нам, жителям, и дела нет до того, какую жизнь нам готовят. И не только жителям.

Впрочем, это очень по-русски. Помните, у Пушкина: да понадеялся на русский авось. Стоит ли это 14 миллионов? И во сколько мы сами оцениваем наше будущее, написанное чужой рукой под копирку?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *