Разного рода шутки

Как-то с жильцами нашего дома дворник затеял переписку. Вначале он вывесил на подъездную дверь следующее объявление: «Ваш подъезда самый грязный! Возьмитесь за ум, придурки!». Такое, короткое. Не знаю, на какой он рассчитывал ответ от жильцов, но нужного не дождался, очевидно, потому что уже через неделю клеил с помощью ядовитого клея «Момент» новое объявление: «Соберу весь мусор во дворе, и выброшу в ваш подъезд, раз вы такие свиньи!». Такой вот дворник. Могучий мужчина был, как сейчас помню — лопата наперевес, шапка-петушок на глаза натянута, чтобы лучи света не мешали остроте зрения. Дворник принадлежал не местному домоуправлению, а солидной организации в подвале, одно время жильцы не дружили с этой организацией, и он просто-таки зарывался. Потом, понятное дело, все помирились и объединились насчет капитального ремонта. Дворника пристыдили. За дурной слог. А он сказал из-под шапки-петушка, что просто любит розыгрыши и хорошую шутку.

Мы один раз и сами нечаянно разыграли в коллективе одну девочку, рекламного менеджера N. Офисные помещения располагались на четвертом этаже. Это был высокий четвертый этаж. Все стонали, поднимаясь. Рекламный менеджер N стонала больше всех. И вот мы с коллегой как-то сидим на рабочих местах, обсуждаем четвертую позицию маркетинга, и между делом говорим:

— Есть хочется.

— Ужасно хочется.

— А тащиться вниз в буфет не хочется.

— Не хочется.

— А придется!

— Ясное дело, придется.

— Ой, быстрее бы лифт пустили.

— Да, мечтаю о лифте.

— И я.

— Чтобы такой темно-полированный. И в бронзе.

— Сияющие лампы.

— Огромные зеркала.

— Массивные поручни.

— И лифтер-негритенок.

— Лучше два.

— Одного достаточно.

— Ладно, пусть один, но в униформе.

— И в фуражечке.

— С позументом.

— Белые перчатки.

Шутим так. Никакого лифта, понятно. Не говоря уже о негритятах с позументом. А рядом рекламный менеджер N сидит. Она внимательно прислушивается к разговору, потом переспрашивает:

— Девчонки, правда, что ли, лифт сделают?

Да, говорим мы с коллегой, сделают. Давно разговоры идут, только вот негритенка никак найти не могут подходящего. Самара, она ведь не столица. И негров водится не так, чтобы прямо сесть и выбирать лучшего. Проще купить себе биотуалет с доставкой на дом, чем негритенка найти. Рекламный менеджер N внимательно слушала, долго думала. А потом настойчиво ходила в разные места, к начальству разной степени важности, и все говорила, говорила, что вот лично она согласна и без всякого негритенка ездить на лифте, и нечего из-за прихоти несознательных личностей лишать честных служащих заслуженных удобств.

Меня вообще часто подозревают, и совершенно беспочвенно, в том, что я шучу. Последний раз случай на почте произошел. На почту я пошла, чтобы получить денежный перевод. Все мои мероприятия по получению денег через различные платежные системы проходят более или менее неудачно. Даже не знаю, с чем это может быть связано, может быть, это голос ноосферы или мирового разума. И он мне вполне разборчиво говорит, что без денег я буду много счастливее. Например, минувшим воскресеньем ищу Вестерн Юнион, чтобы работал. Все-таки выходной день. Нахожу Вестерн Юнион — на главпочтамте. Стою в очереди. Там что-то такое, на главпочтамте, наверное, служба Единого окна. То есть, всевозможные операции проводятся одной девушкой в синей жилетке, довольно недружелюбной. В волосах у нее огромная заколка, похожая на кокошник детсадовской снегурочки. Старушке впереди снегурочка кричит:

— Разворачивать надо квитанции! У меня руки не казенные! Не нанималась я всем вам тут квитанции разворачивать! Свернут, понимаешь, квитанции! А я разворачивай!

Старушка икает от ужаса. Я вспоминаю старый анекдот про больные руки и выйти замуж и смеюсь внутренним смехом.

Дядечке в распахнутом хорошем пальто снегурочка с удовольствием возвращает предварительно развернутые бумаги, и кричит другое:

— Мужчина! Я не возьму у вас этот платеж! Вот этот возьму, этот тоже, может, возьму, а вот этот — не возьму! Это вам в Сбербанк надо! И сезонку я вам не продам пенсионную! Я не брала их сегодня. Думала, пенсионеров не будет! Да только куда же от вас денешься! Дома не сидится вам, старым!

Дядечка грустно отходит, ему явно не нравится, что его громко назвали старым. Он тихо объясняет никому:

— Для сестры покупаю.

— А я и смотрю, вы не похожи на пенсионера, — говорю я, группа независимой поддержки.

Наверное, это я делаю зря, снегурочка не одобряет такого попустительства. Она спрашивает меня резко:

— Так, откуда ожидаем перевод?

— Из Пушкина, — отвечаю я.

— Что это такое — Пушкина?

— Это город. Небольшой. Близ Санкт-Петербурга.

— Так, это понятно, но страна-то какая?

Я удивляюсь. Неуверенно уже отвечаю:

— Россия.

— Россия! — удовлетворенно произносит снегурочка, — да вы шутите!

А я нисколько не шучу. С чего бы мне шутить на такие жизненно важные темы. Снегурочка продолжает, в Едином окне.

— Россия, женщина, не наша область! Мы, женщина, с Россией не работаем! Только дальнее зарубежье! О чем и пишем для вашего сведения! Вот, прочитайте-ка!

Она показывает мне на стекло перед собой, там наклеен аккуратный логотип Вестерн Юнион. Я читаю.

— Нет-нет, вы не туда смотрите! Я стенную газету имею в виду! Большую!

Кручусь на месте, зачем-то пытаюсь отыскать взглядом стенную газету. Нет газеты.

— Сняли уже, — подтверждает снегурочка, — и то верно, она чуть не год висит, всем обрыдла уже. Так вот, женщина, в нашей стенной газете было просто и ясно написано: «Вестерн Юнион. Рукопожатие через океан». А вы шутите про Россию.

Больше я про Россию решила не шутить. А то еще попадет на главпочтамте. Тем более, что и других вдоволь тем. Например, подруга озадаченно сообщает, что обнаружила в собственном телефоне, в папке «Черновики», сообщение «Идите на фиг». С восклицательным знаком.

— Предположительно, — волнуется она, — я кому-то это хотела отослать! Но кому? Зачем? Не помню!

— Отличное сообщение, — говорю я, — вполне себе уважительное. На «Вы».

Подруга предполагает:

— Думаю, я готовилась таким образом пошутить.

— Конечно, — соглашаюсь я, — думаю, текст надо в занести в «Шаблоны». Чтобы веселее.

Я вот тоже как-то проснулась, а последний набранный мною номер — 789. Причем продолжительность звонка около трех минут. До сих пор не знаю. С кем это мы всё общаемся, через океан.

Разного рода шутки”: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *