Ненормальные люди

Особенные

Такие сложные дети живут в школе-интернате №115, что на Ставропольской. Общество считает их «детьми с отклонениями в развитии», да и не хочет ничего с ними иметь общего. Родители таких детей, как правило, отдали в интернат, сами живут на детскую пенсию, а о них заботятся другие люди. Ненормальные. Потому что нормальный при такой зарплате работать в такой школе с такими сложными детьми не сможет.

Замдиректора по воспитательной работе Юлия Викторовна Дрягина рассказывает о «своих» детках с любовью: «У нас задача номер 1 — научить ребенка ходить на горшок, самостоятельно есть, постирать белье. Очень тяжело детям, которые приходят из обычных школ — они зажатые, плохо идут на контакт. Мы стараемся им помочь и к 9 классу они уже мало отличаются от обычных. Все хотят стать президентами и директорами, но идут работать малярами, плотниками — после получения средне-специального образования. Но главная наша цель — социализация. Важно, чтобы дети нормально себя чувствовали в обществе. А дети у нас хорошие, разные, но все — хорошие».

Школа, в принципе, неплохо существует на деньги министерства образования (она областного подчинения). У них большой двор — и совершенно бестолковый. Старые советские уличные спортивные комплексы уже пришли в негодность (можно сказать — их совсем нет), а новых никто не подарил. Есть только футбольное поле, где играют обычные ученики из соседней школы и особенные из 115-той. «Мы пока не выигрываем, но играем активно» — делится Дрягина.

Спонсоров у школы нет: непрестижно. Все дети ведь — при живых родителях. Гораздо престижнее помогать детским домам. Только Вера Глухова периодически помогает, чем может. Не афишируя — ей незачем (а мне в школе рассказали). А министерские деньги на непрофильные мероприятия использовать нельзя. Поэтому школа постоянно ищет помощников.

Семеро смелых

Татьяна Зиновьева — педагог, мама двух мальчишек, живущая с ними и мужем в засыпном доме на Металлурге с родителями и сестрой мужа. У нее есть идея-фикс: сделать что-нибудь полезное для жителей родного города. Ненормальная? Однозначно — да. И стала эта ненормальная Танька искать: куда бы свою неуемную энергию приложить? Постучалась в детские дома: «Не нужна нам помощь, нам надо, чтобы детей усыновляли!». В школы и детсады: «Деньгами помогите, остальное не нужно». А когда пришла в 115-ю коррекционную школу к директору Татьяне Юрьевне Томенко, услышала долгожданное: «Да, нам любая помощь нужна!».

Ненормальная Танька стала искать, чем бы помочь. «А давайте мы у вас во дворе что-нибудь этакое сделаем? Места же много!». И Татьяна Юрьевна говорит: «Давайте, у нас дети любят садоводством заниматься, цветы выращивать…». И стала ненормальная Танька искать, кто бы подарил школе цветы.

Нашла. Аж семерых: Галина — юрист, специалист по недвижимости; Илья — таксист; Вячеслав — ИП, занимается оптовой поставкой цветов; Ольга — бухгалтер; Александр — педагог танцевальной студии; Екатерина — менеджер в магазине подарков; Алексей — замдиректора компании, занимающейся пожарными сигнализациями. Рассказала о школе и желании помочь, Вячеслав сразу придумал вариант: «Давайте розы посадим! Я могу достать». И его партнер из Башкирии подарил… 250 кустов роз 24 сортов. Весной в Самаре один такой куст стоил минимум 250 рублей. Таким образом, башкирский производитель по просьбе самарского партнера подарил особенным детям больше 60 тысяч рублей. Просто так, даже имени не назвал. Ненормальный? Однозначно — да.

Ненормальная Танька съездила на конюшню, что за больницей им. Калинина, и попросила навоза. Те отдали, хотя обычно продают. И сказали: «Приезжайте еще, сколько надо, заберете». Ненормальные? Точняк!

И вот, семеро самых смелых приехали в школьный двор, вооружились лопатами и начали копать. В первый же вечер посадили 24 куста, причем Илья приехал прямо с поезда — как был, в сланцах. А Алексей — с работы заскочил ненадолго… в деловом костюме и резиновых сапогах. Юрист Галина тоже приехала с работы — и прямо в белой курточке взялась окучивать опущенные в ямки корни роз. Индивидуальный предприниматель Вячеслав, смеясь, выгружал мешок навоза из кузова собственной «Газели» на тачку, а потом тащил ее к кучам выкопанной земли — смешивать. Худосочный танцор Саша радостно таскал тачку с землей с места посадки в сторонку, вспоминая: «В армии и не такое творили — ремонт плаца, генеральские дачи…». Менеджер Катя набирала воду в ведра, педагог Таня поливала посаженые корни, бухгалтер Оля аккуратно освобождала от полиэтилена следующие. Все — при делах. И все — довольные, будто для себя стараются.

Ненормальные…

Спрашиваю у Таньки: зачем вам это нужно-то? Смотрит серьезно, прищуривается: «Вопрос с подвохом, да?». Но отвечает: «Захотелось сделать что-нибудь полезное, хорошее. Себя проверить — смогу ли? А сумею ли собрать людей? Дар убеждения, лидерские качества и все такое… А еще детям хочется помочь». «Своих, — говорю, — мало что ли?». Танька смотрит как-то загадочно, задумывается и изрекает: «Мало!».

Ненормальная.

Побольше бы таких ненормальных. Глядишь, и жизнь в Самаре стала бы лучше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *