Ответ Олегу Воротникову

Лично мне активисты Войны писем не пишут. Они пишут претензии фестивалям, показывающим фильм «Завтра», российскому дистрибьютору, озвучивают их в статьях в интернете. А цель у всего этого одна – введение цензуры, то есть попытка запретить фильм.

Я ничуть не удивлен позицией Воротникова. Она предсказуема, потому что в своем нигилизме Вор идет до конца. Организаторам «Берлинале» он писал, что меня знать не знает и фильм никогда не видел. Потом признал, назвал почему-то «Гномом» (активисты группы, с которыми я общаюсь, впервые слышат эту кличку) и «фашиком» и стал обвинять в том, что, будучи допущенным до уникального материала, я «не снял ничего», то есть смонтировал картину, недостойную называться активистским кино. В официальной претензии, отправленной в ММКФ и дистрибьютору KinoClub, он заявляет, что весь видеоматериал, использованный в картине, получен мной незаконным способом, то есть украден. А также, что я пытался получить разрешение на использование архива арт-группы, высказывая угрозы в адрес активистов, но не получил. (Рядом с ноутбуком, на котором я печатаю этот ответ, лежат разрешения на съемку, подписанные Олегом Воротниковым и Натальей Сокол. На жестком диске записано соответствующее видео.)

Мама Воротникова в одном из интервью сказала: «Олег, ты великий демагог». И была права.

Такое поведение наталкивает на мысль, что у человека до сих пор не сформирована четкая позиция по поводу того, как же добиться своей цели, а именно – запрета фильма «Завтра». Желание запретить фильм связано с тем, что он путает авторское кино об активистах с явной пропагандой себя любимого. Мнение, что фильм с таким материалом можно было сделать лучше, звучит как “Если бы я был тренером сборной России по футболу…”. Каждый в нашей стране с рождения умеет делать три вещи: руководить страной, быть тренером сборной по футболу и снимать кино. Воротников, очевидно, умеет сразу все три. Открыто же выступать против всяческой цензуры и одновременно – против показа фильма о себе, это вообще логический эквилибр, достойный Cirquedu Soleil.

Меня удивляет, что многие, кто узнает о претензиях Войны в адрес фильма, принимают их без доказательств. Я готов предоставить всем желающим подписанные О. Воротниковым и Н. Сокол разрешения на использование их изображений в картине, а также заключение Берлинского суда, разрешающее показ фильма «Завтра» на «Берлинале». Попытки Воротникова на словах доказать свою правоту уже были один раз разбиты судом. Пусть не стесняется и подает в суд и в России, как он грозился в своем письме-претензии к организаторам ММКФ. Странно, что в своем тексте он не упоминает, что требовал с директора Берлинского кинофестиваля 40 000 евро за компенсацию морального ущерба. Зато в итоге получил возможность оплатить из своего кармана все судебные издержки выигравшей стороне.

Воротников обвиняет меня в том, что я «исчез летом со всем архивом», хотя, если память мне не изменяет (а она не изменят уж точно), в ноябре 2011 года я сидел с ним на одном диване и показывал фильм, от которого Олег постоянно покатывался. Видимо, его чувство юмора за прошедший год изменилось.

Одна из аксиом документального кино гласит – не показывай фильм снятому в нем человеку. Обсуждать кино с персонажем, тем более, неблагодарное дело. КЗ (Наталья Сокол, которую я никогда не называл «Козой» из уважения к ней) в этом плане удивительный и многогранный человек – ей фильм понравился. Может быть, когда-нибудь, если дело дойдет до полного абсурда, я выложу в сеть ролик, в котором КЗ и Вор спорят о фильме.

А вот шантажом я никогда не занимался и не собираюсь. Если Воротников может доказать, что архив мной украден, что «я исчез, боясь пролететь на “Берлинале”», пусть познакомит меня с оператором, который якобы снимал акции, а также с двумя снимающимися, по его версии, фильмами про группу Война, конкуренции с которыми я боялся.

Со сцены кинотеатра «Октябрь» главный член жюри документального конкурса ММКФ Павел Павликовский произнес, что фильм чуть не довел жюри до драки. Очень хороший пример того, что даже профессионалы расходятся в оценках картины, что там говорить о неподготовленном зрителе. Хотя большинство обсуждающих фильм в интернете его даже не видели. Надеюсь, такая возможность представится каждому и в хороших условиях – 12 июля «Завтра» выходит в ограниченный прокат (его покажут в кинотеатре «Фитиль» и в кинобаре FotoLoft). Прокат документального кино в России изначально не подразумевает зарабатывания денег. Это всего лишь одна из немногих попыток донести фильм до зрителя. Спасибо за это можно сказать только компании KinoClub, которая решила пойти на большой риск.

Так что пишите письма-протесты господа активисты, а лучше, конечно, выкладывайте видеообращения. Надеюсь, найдете камеру, которую я вам оставил. Вполне возможно, тогда Войну снова накроет долгожданная медийная волна.

Любите кино и разбирайтесь в нем.

Напечатано с разрешением: http://russ.ru/Mirovaya-povestka/Otvet-Olegu-Vorotnikovu

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *