В ожидании фронта окклюзии

Допустим, накануне обещают некоторое похолодание, и с самого утра вы поминутно вглядываетесь в безоблачное небо прекрасной синевы, в надежде увидеть на нем темные тучи –перемене жары на прохладу предшествует возникновения фронта окклюзии. С фронтами окклюзии связаны интенсивные осадки, в летнее время — сильные ливни и грозы. Никаких грозовых туч, вы заматываете голову мокрым платком на манер бедуина, и вместо дождя на вашу голову валятся все неприятности мира.

На мою голову обрушилось общее собрание жильцов нашего дома. Я не очень люблю собрания жильцов нашего дома, а заместитель председателя ТСЖ не очень любит меня. Например, когда вчера я без малейшего опоздания зашла в помещение, она сказала:

— Ну, наконец-то.

И тревожно спросила:

— Андрей, что, не придет?

Про мужа, понятно.

Я мстительно ответила:

— Андрей на работе.

Заместитель председателя скривила рот. Лицо ее было красным.

— Жарковато для собраний, — непринужденно предположила я. – Прямо голова не соображает.

— Ну, вам не привыкать, — съязвила заместитель, — но Андрея точно не будет?

Мой муж незаменим для общих собраний. Жильцы нашего дома на общих собраниях любят поговорить. Муж прекрасно соответствует их ожиданиям. Я же вчера произнесла одно слово. Точнее, я произнесла одно слово два раза. Это было слово «мётлы» (мн. ч. от «метла», жен.р.). Речь зашла о проведении внеочередного субботника. Во дворе дома положили новый асфальт, и этот новый асфальт, по мнению заместителя председателя ТСЖ, нуждался в срочной очистке. Для очистки нужен был инвентарь. Вот я и спросила про мётлы. Заместитель председателя ТСЖ ответила:

— К мётлам вернемся позже. Это технические детали. Думаю, стоит приурочить субботник ко Дню рождения морской авиации ВМФ в России. Это – красиво…

И продолжила речь.

Но дело в том, что у меня катастрофическое недержание момента. Вот сижу я вчера на собрании, и думаю совершенно не о собрании, новом асфальте, и даже не о Дне рождения морской авиации ВМФ в России. А думаю я о стародревнем школьном собрании. Точнее, заседании. То ли совета дружины. То ли еще чего-то такого же, монументального. Там я тоже произнесла одно слово. Вполне на пионерскую тематику и безобидное. Но закончилось все довольно плохо.

Одно время в школе я была ассистентом знаменосца. То есть вот вышагивал мальчик с флагом наперевес. А впереди него и позади него тащились две девочки в пионерских формах. Девочка позади была я. И вот происходит заседание. То ли совета дружины. То ли еще чего-то такого же, монументального. Обсуждаются архиважный вопрос о ношении или неношении старшими пионерами красных галстуков. Некоторые деятели напористо утверждают, что красный галстук хорошему пионеру необходим ежеминутно. А некоторые наоборот, критикуют опостылевшую всем деталь туалета. И призывают остановиться на значках для именно старших пионеров. Такие металлические значки со звездой и профилем Ленина.

Мне абсолютно все равно. Галстук воспринимаю спокойно. И значок тоже. Озабочена я совсем иным. Если события происходят в пятом классе, то я люблю смешного мальчика Славу, будущего водителя автобуса. Если в шестом — умного мальчика Андрюшу, будущего медицинского представителя. Если в седьмом — рослого спортсмена Сашу, будущего строителя, промышленного и гражданского. В общем, забот хватает. И тут это заседание, некстати.

И пионерская вожатая Валентина ко мне обращается внезапно. Эта Валентина вообще была девушка со странностями. Небольшими, конечно. Но заметными. Например, она плакала навзрыд из-за своей славной фамилии — Петухова. Через время Валентина вышла замуж, сменила фамилию на Зародыш, что явилось, разумеется, куда более удачным вариантом.

И вот эта Валентина спрашивает звучно:

— Наташа, а ты что предлагаешь?

Быстро отвечаю:

— Значок.

Валентина профессионально улыбается и говорит специальным голосом для пионерских команд:

— Значок, хорошо, спой нам, чтобы мы лучше поняли твою мысль.

Нисколько не удивляюсь. В пионерской организации еще и не такое случается. Просит, думаю, вожатая спеть слово «значок», значит, так надо для дела. И мне не трудно. Потому что общественное — оно выше личного.

Открываю рот и глуповато пою на неопределенный, но бодрый мотив:

— Значо-о-ок, значо-о-о-ок!.. Значок, значок, значок!..

Валентина неожиданно краснеет пятнами, хватает меня за руку и выталкивает в коридор с бранными словами, странными в устах пионерской вожатой. Но объяснимыми, как выяснилось чуть позже. Оказывается, разговор про значки и галстуки давно и благополучно закончился. Победой галстука. И уже бурно шло обсуждение песни, под которую песню сводный отряд в галстуках будет маршировать на межрайонном смотре строя и выправки. Все члены совета дружины предлагали свой вариант, и буквально пропевали по куплету. Было душевно. Все чувствовали небывалое единение. И тут я, со своим значко-о-оом, значко-о-о-ом. Значком, значком, значком.

Так и закончила карьеру активиста и будущего партийного функционера. Это произошло достаточно давно, а полная дискредитация меня как вменяемого члена ТСЖ случилась буквально вот-вот.

— Так что вы думаете, — вдруг спросила заместитель председателя ТСЖ, — по поводу этих виршей?

Чем поставила меня в тупик. Потому что я вспоминала заседание совета дружины и рослого спортсмена Сашу, а не слушала доклад. Но нельзя упасть лицом в грязь! Несколькими минутами раньше заместитель председателя затеяла разговор о внеочередном субботнике. А сейчас говорит о виршах. Вирши – это стихи. Наверное, имеются в виду хулиганские граффити на вверенных ей стенах, которые граффити необходимо закрасить, и так далее.

— Ну как, — ответила уверенно, — бороться надо с такого рода поэзией!

Так и сказала, продуманно и взвешенно, как подобает достойному члену ТСЖ.

— Что значит – бороться? – лицо заместителя председателя сменило цвет, с красного на фиолетовый. – Я предлагаю вам распечатать их на открытках! И вручать людям, имеющим отношение к прекрасной дате!

И заместитель председателя, сохраняя выражение и цвет лица, зачитала с места:

— Поздравить я хочу тебя сегодня, с днем авиации морской! Пусть будет легкой жизнь и беззаботной, в душе и сердце будет пусть покой!

Перевела дыхание и завершила мысль:

— Здоровья, человеческого счастья, простой, но искренней, большой любви! Пусть стороной проходят все ненастья, и пусть осуществятся все мечты!

Я подумала, и захлопала в ладоши. Терять уже было нечего, а фронт окклюзии так до Самары и не добрался. Может быть, завтра?

Ps 17 июля отмечается День рождения морской авиации ВМФ России. 17 июля 1916 года над Балтийским морем русские летчики одержали победу в воздушном бою. Четыре гидросамолета М-9 авианосного судна "Орлица" Балтийского флота поднялись в воздух и вступили в бой с четырьмя немецкими самолетами.В годы Великой Отечественной войны морские летчики совершили более 35 тыс. боевых вылетов, уничтожили в воздухе и на аэродромах более 5,5 тыс. самолетов противника.( http://www.aviaport.ru)

В ожидании фронта окклюзии”: 2 комментария

  1. Наташа, я аплодирую стоя!!! Мне все твои заметки очень нравятся, но сегодня ты меня буквально растоптала. В хорошем смысле.

  2. Поддерживаю: бороться надо с такого рода поэзией! Наташа истину глаголет, даже не приходя в сознание! В отличие от председателей ТСЖ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *