Желание помогать

В слове «благотворительность» есть два корня — «благо» и «творить», но сегодня мало кто обращает внимание на семантику, под благотворительностью все чаще подразумевают финансовые процедуры, которые больше относятся к обогащению конкретных фирм или лиц, чем к реальной помощи людям. Это темная сторона. Но есть и другая, и есть другие – люди, которые действительно творят благо и верят в то, что делают. Руководитель проекта «Социохаус» Олеся Глушко рассказала «Новой» о том, как может меняться мир, когда люди начинают помогать друг другу…

— Я работала на государственной службе, преподавала и параллельно занималась проектом «Социохаус». Сейчас ушла с работы, чтобы отдавать больше времени реализации собственных идей. Наверное, у меня очень сильная потребность делать что-то созидательное – и это главная причина, почему так легко получилось сделать выбор. Конечно, бывают сложности, ведь людей, которые занимаются благотворительной деятельностью, немного. Абстрактное желание помочь быстро проходит, но есть и те, кто остается.

— Благотворительные и другие организации идут на контакт?

— Команда проекта «Социохаус» сотрудничает практически со всеми некоммерческими организациями и позиционирует проект как коммуникативную площадку: мы приглашаем людей, заинтересованных выбранной тематикой, экспертов и обсуждаем различные социальные проблемы, например социальное партнерство и благотворительность, организацию помощи бездомным или детям с различными заболеваниями, благоустройство города и проблемы экологии и многие другие вопросы.

— Есть ли уже какой-то результат от этого взаимодействия?

— Происходит обмен контактами и опытом. «Социохаус» дает возможность знакомиться с нужными людьми и реализовать совместные проекты. Я считаю это очень важным практическим результатом. Плюс мы рассказываем людям, в каких проектах можно принять участие, приглашаем к сотрудничеству представителей некоммерческих организаций, которые рассказывают о том, куда обратиться, чтобы, например, поработать волонтером, то есть сделать что-то, действительно полезное обществу.

Например, мы сотрудничаем с одной федеральной организацией, у которой есть представительство в Самаре – совместно организовывали открытый кинопоказ. Постоянно проводим круглые столы, организуем публичные мероприятия. Сейчас мы реализуем проект по формированию толерантного отношения к людям с инвалидностью, центральным событием которого будет фестиваль неограниченных возможностей «Социо-арт». Проект поддержан министерством социально-демографического развития Самарской области. Также планируем проводить семинары, тренинги с волонтерами (в основном это студенческая аудитория) и организовать школу профессиональных помощников (будем обучать всех желающих, как правильно помогать людям с инвалидностью, как разговаривать, как оказывать помощь в бытовых условиях). Это все начнется с сентября.

— Есть ли в рамках этого проекта обсуждение формирования пространства в городе для людей с ограниченными возможностями?

— Студенческий совет одно время развивал интернет-проект: жители города на интерактивной интернет-карте обозначали места, где нет условий для инвалидов. Чтобы, например, помочь госорганам в эффективной реализации той же федеральной программы по доступной среде. Но сейчас мы делаем акцент именно на формировании толерантности к инвалидам.

Может быть, вы видели видеоролики, созданные Министерством здравоохранения и социального развития РФ, «Люди так не делятся» или «Дети так не делятся», в которых показывают людей с инвалидностью, но сразу не видно, что они чем-то отличаются от других. Например, дети все вместе едят манную кашу или рисуют, а в конце ролика выясняется, что это дети, которые имеют ограничения по здоровью.

Часто можно встретить не совсем толерантное отношение к людям с инвалидностью. Вы, наверное, слышали про случаи – они широко освещались, — когда инвалидов не пускают в бассейн или ночной клуб, а ведь это уже ущемление прав.

— Можно ли как-то изменить ситуацию? Может быть, привлекать какие-то коммерческие организации к сотрудничеству?

— Сейчас меня очень интересует социально ответственный бизнес. Я получаю два дополнительных образования и собираюсь писать по этой теме диплом. В Европе социально ответственный бизнес активно развивается, об этом много пишут Ричард Бренсон и Филип Котлер в своей последней книге «Маркетинг 3.0». Крупный, малый, средний бизнес принимает участие в благотворительности и понимает, что это даже с маркетинговой точки зрения выгодно. И это не реклама, дающая мгновенный результат, а долгосрочные инвестиции, формирование положительного имиджа и одновременно помощь, возможность делать что-то нужное людям.

Занимаясь любой деятельностью и рассчитывая на дальнейшее её развитие, важно работать в стабильной внешней среде. Для этого и люди должны быть здоровы, обеспечены, жить в благоприятной экологической обстановке. Многие крупные компании включают программы по КСО в свои стратегии. Компании, которые занимаются производством, например та же Coca-Cola, осуществляют программы по сохранению водных ресурсов.

Арт-терапия как инструмент социализации и реабилитации. Встреча проекта "Социохаус" прошла 25 апреля 2012 года в Арт-Центре

— Но это идеальные условия, которых никогда не будет…

— Недавно я прочла книгу Ричарда Бренсона «К черту все – берись и делай» — мне дико понравилось. Деятельность Бренсона — пример социально ответственного бизнеса. Это программы по сохранению природных ресурсов, по уменьшению загрязнения воздуха (они пытаются в своем производстве создать оборудование, которое выпускает меньше углекислого газа). Понятно, что идеальных условий никогда не будет, но если бы люди, обладающие ресурсами и возможностями, ничего не делали, загрязнение окружающей среды и другие деструктивные процессы происходили бы гораздо быстрее.

Проект «Социохаус» появился с целью вовлечь как можно больше людей в созидательную деятельность, чтобы они подключались, улучшали условия вокруг себя, делали что-то конструктивное, учились взаимодействовать и помогать друг другу.

— Но есть определенные правила, например: те, у кого есть деньги, больше внимания уделяют именно финансовой стороне своей жизни и обогащению, а люди, не имеющие больших доходов, обычно ругают окружающий мир и не берут на себя ответственность за свои поступки. И чтобы эту огромную машину закосневших убеждений развернуть в сторону созидательной деятельности, нужна, наверное, армия психологов и массовая социальная реклама. Но, по сути, это в корне другое устройство общества.

— Я согласна, что есть люди, которым благотворительность неинтересна и никогда не будет интересна. Но есть другие, с, возможно, неосознанным желанием помогать, и кто-то из них еще не знает, как проявить это желание. На проекте мы можем рассказать, как это желание воплотить в действия и что для этого нужно сделать. Многие люди не занимаются благотворительностью или волонтерством, потому что не знают, с чего начать. Когда помогаешь и видишь счастливые глаза того, кому помог, от этого сам становишься счастливым. И это ощущение цепляет.

— Нужно ли говорить о благотворительности?

— Это спорный вопрос. Многие считают, что об этом нужно молчать, но я не согласна. Не вижу ничего плохого в том, чтобы открыто говорить о возможностях бизнеса помогать благотворительным организациям или конкретным людям.

Понятно, основная цель бизнеса – зарабатывать деньги, и желание получать какие-то преференции — это нормально. Есть компании, у которых в концепции или миссии заложена социальная ответственность, но в России таких организаций очень мало.

Есть международные компании, которые работают на российском рынке и адаптируют опыт своей страны к нашим реалиям.

— Большинство тенденций мы переняли у других народов, из других культур, а своего у нас ничего практически не осталось, может быть, поэтому есть какое-то подсознательное отторжение этого нового, той же благотворительности, например? Поэтому она с таким «скрипом» у нас развивается и агрессивно воспринимается населением?

— Мне кажется, что дело не в этом. Недавно я проходила по улице Ленинградской и увидела девочек с плакатами, они собирали деньги на лечение детей с онкологическими заболеваниями. У меня, кроме негатива, ничего эта акция не вызвала. Есть люди, создающие фиктивные организации или акции благотворительности, отсюда и негативное отношение со стороны городского сообщества. Мне рассказывали случай, когда мальчик собирал деньги на операцию, а потом, собрав определенную сумму, скрылся с деньгами. Да, к сожалению, такие случаи есть. Поэтому благотворительная организация должна для начала заработать авторитет.

А если, например, кто-то желает помочь, то можно всегда запросить медицинские справки, счет, спросить отчет о поступлении переведенных денег. Многие организации, которые давно работают, публикуют отчеты о том, как были потрачены деньги.

-Как вы относитесь к критике?

-Я вообще не люблю радикализма. Каждый человек, который чем-то занимается, встречается с критикой, причем зачастую необоснованной.

Когда соединяются различные силы — государственные, бизнеса, некоммерческих организаций и городского сообщества, работа идет более продуктивно. Они должны взаимодействовать. А если человек радикально на что-то смотрит, это сделать сложнее.

Нужно уметь взаимодействовать, соединять силы, работать вместе. Как раз одна из задач проекта «Социохаус» — налаживать взаимодействие между различными организациями и реализовывать совместные проекты.

У меня в начале работы проекта «Социохаус» спрашивали: а какой практический результат от встреч? Поговорили, разошлись и..? На проекте люди действительно знакомятся, получают положительный опыт, узнают много нового.

Открытие проекта "Социохаус" 2010

— Получается, что организаций много и работы много, а какого-то общественного резонанса нет. Единицы знают о том, какая работа ежедневно проводится теми же волонтерами…

— Потому что мало об этом пишут. Некоммерческая организация или социальные проекты, как «Социохаус», не могут платить за размещение статьи о том, что мы провели какое-то мероприятие. У бизнеса есть такая возможность. Часто благотворительные акции проходят как некий междусобойчик, поэтому их и не видно. Хочется все-таки, чтобы о благотворительности говорили больше. Но не все будут писать о небольших мероприятиях или каких-то ежедневных волонтерских буднях, поэтому мы решили организовать «Фестиваль неограниченных возможностей». Моя коллега, которая тоже занимается организацией фестиваля, была в Германии на подобном мероприятии. У них фестиваль длится несколько дней, нам сложно организовать такое событие, особенно в первый раз. Тема арт-терапия сейчас очень популярна. В Германии на площадке с детьми с инвалидностью занимаются лучшие музыканты, режиссеры, поэты, художники… Причем все это происходит на лучших площадках города. У нас вряд ли разрешат выступить с таким проектом на сцене Филармонии или Драматического театра, поэтому благотворительные концерты проходят в ДК им. Кирова или ТТУ. Это уже совсем другой формат и другая атмосфера.

— Да и лучших музыкантов, художников и других творческих людей у нас тоже сложнее привлечь. Это больше похоже на идеализм для Самары, чем на реальность.

— Сейчас появляются социальные организации, государственные программы, но это только первые шаги. Для того чтобы эта тенденция развивалась, мы хотим сделать массовый городской фестиваль, привлечь общественность, городских жителей, чтобы они пришли и увидели: люди с ограниченными возможностями здоровья на самом деле такие же талантливые, творческие, и не нужно их бояться и избегать. В Германии, например, театральная постановка не вызывает жалости, получается живой, интересный номер, а у нас что-то подобное вызывает совершенно другую реакцию – мы приходим, смотрим, плачем. Не нужно вызывать негативных эмоций.

— Как будет проходить фестиваль?

— Одновременно будут работать шесть интерактивных площадок – театральная, музыкальная, литературная, художественное и декоративное прикладное творчество, спортивная и киноплощадка. Гости фестиваля посетят мастер-класс по актерскому мастерству, музыке, концертные выступления и многое другое, а завершится все гала-концертом.

Мы приглашаем участников со всей области, уже подали заявки организации из Тольятти, Новокуйбышевска, Чапаевска, муниципальных районов. Интерес к этой теме есть. Мы и с госструктурами взаимодействуем, было бы здорово подтянуть еще и представителей бизнеса.

— Вы говорили про арт-терапию, есть в планах проведение выставки?

— Мы хотели сделать выставку на альтернативной площадке, но сейчас понимаем, что это отдельное и очень сложное по подготовке мероприятие, требующее больших временных, финансовых и организационных затрат, поэтому решили ее сделать на одной из площадок фестиваля.

На самом деле в разных районах как Самары, так и области при центрах социализации и центрах «Семья» есть творческие кружки, где занимаются арт-терапией. «Социохаус» дважды организовывал встречи по арт-терапии, которые собирали много заинтересованных зрителей.

На одной из встреч представитель нашего областного Онкоцентра рассказал о том, как замыкаются люди с онкологией, когда узнают диагноз, но занимаясь творчеством, они расцветают на глазах. Начинают рисовать, заниматься рукоделием, и появляется огонек в глазах. Уверена, что так реабилитационный процесс или процесс лечения протекает лучше – потому что это и творчество, и общение с другими людьми, и выражение того, что не всегда можно выразить в беседе с лечащим врачом, например. Многие ведь до момента, пока не попали в больницу, никогда не занимались творчеством, а здесь раскрываются их таланты.

— Что важнее — финансовая помощь или общение, применение той же арт-терапии?

— Важно и то и другое. Эффект будет только при соединении этих двух аспектов. Например, если у человека тяжелая стадия заболевания, ему будет легче, если он выразит себя через творчество, как-то отвлечется, но ему при этом все равно нужны медикаменты и лечение.

— Как вы относитесь к принятию закона о волонтерской деятельности?

— Сейчас мы должны заполнять различные документы, заключать договор – это очень усложняет работу. У человека есть желание помогать – а пока он будет заниматься бумажной волокитой, желание может пропасть. Но это не единственная сложность.

Мы собираемся работать со студентами, готовить их к тому, чтобы они могли, например, проводить какие-то занятия со школьниками. Для этого нужно согласие родителей, но не каждый родитель понимает значимость такой работы.

— Благотворительная деятельность занимает много времени и сил, как долго вы планируете этим заниматься?

— Мне так многое хочется сделать, и я понимаю, что меня на это все не хватит – проблем очень много, и они все разные, некоторые требуют отдельного углубленного изучения. В рамках проекта «Социохаус» как коммуникационной площадки есть возможность хотя бы информировать людей, предоставлять им возможность общаться между собой и находить пути решения. Камень воду точит, но чтобы был какой-то результат, нужно посвящать этой работе большую часть времени. Для себя я уже не вижу пути назад. И не представляю себя в менее активном ритме, ведь любимая деятельность питает энергией. Конечно, бывают сложные моменты, но для меня это и есть жизнь.

Желание помогать”: 3 комментария

  1. Смешная девченка. Как будто правда не пиарится, а чего-то хочет… Забавно))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *