Удивительное рядом

Вчера по пути за продуктами слушала в автомобиле радио. Сначала радио пело песни, потом передало сигналы точного времени, потом заговорило дикторскими голосами и рассказало невероятное. В Пермской области испекли самый крупный в мире черничный пирог, на который пошло пятьсот шестнадцать яиц, а у английской девушки английские врачи обнаружили аллергию на воду.

Не исключено, что радио называло девушку «британской» и врачей, соответственно, тоже. Проживая большую часть жизнь вдали от Великобритании, неизменно называешь ее Англией, что неверно с точки зрения геополитики.

Черничный пирог в Пермской области немедленно съели, а с девушкой все довольно туманно: когда принимает душ, то наносит на все тело специальные средства, очевидно — антигистаминные. В автомобиле мы находились с мужем и дочерью, я спросила их в легком недоумении:

— Или человек состоит на семьдесят процентов из воды, или я не помню курс природоведения.

— Не без этого, — согласились родственники.

Потом мы ехали обратно, и сердце мое было с аллергической девушкой. Вот это и называется — не везет, думала я, когда британские врачи диагностируют у тебя аллергию на воду, которой в тебе из десяти молекул — семь. Хуже этого может быть только обнаруженная британскими врачами аллергия на воздух, хотя если ее обнаружат российские специалисты, то это отнюдь не исправит положения.

И я вспомнила историю, очень странную, я бы сказала: смешную, но это слишком жестоко. Пусть будет странная. Работала я как-то в рекламном агентстве, и приближались именины генерального директора. Причем не просто именины, а юбилей. И к этому все готовились по мере возможностей, но не буду отходить от сюжетного стержня. Мы с коллегами долго обсуждали, что будет уместно вручить руководителю, и остановились на огромной корзине с цветами. Уже не помню почему. Любил ли руководитель цветы? Мечтал ли об огромной корзине, заполненной разнообразными растениями и блестящими бантами? Не знаю, но заказ мы оформили, ездили в какие-то теплицы и оранжереи за городом, там было неприятно тепло, пахло мокрой землей и шныряли полуголые красавицы восточного типа, но имелась служба доставки.

И вот в назначенный день все буквально ни минуты не работали, а толпились в разных местах офиса, ожидая доставки подарка. Мы собирались торжественно вручить его, с шутками и прибаутками. Шутки и прибаутки были отрепетированы, женские головы причесаны, мужские плечи расправлены, чулки подтянуты, ботинки начищены — можно начинать.

И пришел курьер. Курьером оказался мальчик лет восемнадцати, очень худой. На нем был тренировочный костюм, кожаная куртка-косуха, вязаная шапочка и кеды советского образца. Мальчик известил о своем появлении беспрерывным чиханьем. Оно слышалось за несколько лестничных пролетов. Когда мальчик достиг нужного этажа (четвертого), он чихнул раз тридцать-тридцать пять. Это было эффектно. Мы, взволнованные сотрудники, сгруппировались на площадке и нервно смеялись. Наверное, все же не были вполне уверены в желании руководителя овладеть огромной цветочной корзиной, увитой лентами.

И вот мальчик, курьер. Возник перед нами и между двумя чихами протянул для подписи какие-то бумаги. Руки его дрожали. Из-под шапочки торчали бедные волосы. Главный бухгалтер привычно начала расписываться во всех указанных местах, курьер сморкался в истерзанный белесый платок и чихал снова.

— Простуда? — сочувственно спросила одна из рекламных агентш, очень красивая.

— Нет, — высморкнулся курьер, — аллергия.

— Да неужели, — ахнула красивая девочка, — у моей мамы тоже очень-очень сильная аллергия. На мед. Или на пчел. Или на воск в сотах. В общем, ей ничего-ничего нельзя из этого. Последний приступ был невероятно тяжелым. Она просто посинела! А потом покраснела. А потом…

— Ага, — не дослушал курьер, — а у меня на пыльцу растений.

— А чего же ты в цветочном магазине-то работаешь, сердечный? — цинично поинтересовался один из компьютерных дизайнеров.

— А где ж еще работать? — удивился курьер, утирая слезящиеся глаза.

— Да где угодно, — один из компьютерных дизайнеров вальяжно закурил и прищурился блаженно, — курьером в любом другом месте. Разносчиком пиццы, например.

— Я как-то не думал, — признался курьер, — что можно перейти на доставку пиццы.

Покачал головой ошеломленно. Забрал свои квитанции и ушел в глубокой задумчивости. Мы потом долго в коллективе обсуждали, что это был не просто курьер, а герой настоящей притчи, возможно – китайской. С тонко выведенной моралью о том, что вот люди подчас не видят очевидных вещей и им требуется незначительная подсказка, дружеский совет, синенький указатель на верную дорогу. И тогда все у них пойдет по-новому, хорошо и бодро. Тонко выведенную мораль немного омрачил тот факт, что мальчик так и продолжал трудиться курьером в цветочном магазине, чихая и сморкаясь (видели его там), и на верную дорогу так и не ступил.

А у британской девушки и альтернативы-то нет, если разобраться. Сидит, бедная, избегает всячески воды. Даже не хочу думать, как у нее проходит традиционное пятичасовое чаепитие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *