Чего не сделала комиссия по удревнению?

За пять лет работы — почти ничего. При этом в Кирове и в Калуге скоро юбилеи. Подписаны соответствующие указы президента, выделяются деньги. С размахом прошли торжества в Саранске. А в Самаре? То, чего не делают официальные комиссии, делают частные лица. Например, профессор истории Сергей Занин занимавшийся вопросами отображения прото-Самары в европейских источниках. Он вступил в переписку с Пьеро Фальчетта — издателем карты Фра Мауро и заведующим отделом старинных карт в венецианской библиотеке святого Марка. В частной переписке ученый подтвердил: в библиотеке не меньше десяти карт с селением Самар. Есть такое обозначение и на карте Фра Мауро. Но вот наша комиссия больше смотрит не на существующие европейские источники, а на отсутствующие российские. Слово Сергею Занину.

— На что ссылается Пьеро Фальчетта?

— Это подробное описание карты Фра Мауро и всех населенных пунктов, указанных на ней. Всего их больше пяти тысяч, и под номером две тысячи каким-то фигурирует Самара. Буквально три строчки, но главное, что Самар там есть и указывается, что этот населенный пункт обозначен и на других картах эпохи.

— Я говорил с Ваганом Гайковичем Каркарьяном, и он однозначно высказался про удревнение. Что вот, мол, есть указ царя, по которому основана Самара, есть дата, от которой идет отсчет истории города, а что здесь до этого было — какие поселения, каких народов, — уже не важно.

— Я по этому поводу уже множество копий сломал в спорах с Глебом Алексушиным. Здесь вот какое дело. Возьмем, например, французский город Марсель. Так вот, между греческой колонией Марсилией и римским городом, который стал Марселем, перерыв в полтора века. Потому что колония Марсилия после того, как Греция была завоевана Александром Македонским, пришла в упадок. Практически там ничего не осталось. Даже современные раскопки не находят памятников греческой культуры третьего и второго века до нашей эры. И когда пришли римляне, они увидели развалины и основали свой город в другом месте. Бывший греческий порт оказался за стенами римского города. А средневековый Марсель начал развиваться вообще в третьем месте. Но ни у кого не возникает даже тени сомнений, что греческая Марсилия и современный Марсель это два разных населенных пункта. И отсчет возраста города ведут от греческой колонии. А когда говорят, что отсчет идет еще и потому, что именно Самара — город под таким названием был основан, а до этого если что и было, то совсем другое… Хорошо, давайте возьмем Париж. В римские времена город вообще назывался Лютецией и располагался на левом берегу, в районе Сен-Мишель, а Париж после римлян начинался на острове Сите и получил свое современное имя в шестом веке. Так когда основан Париж? Совершенно понятно, что локализации, когда один на другом слоями строили, — такого, наверное, нет ни в одном крупном городе мира с долгой историей.

— В случае с французскими городами мы понимаем, о чем и о ком идет речь: галлы, римляне, франки… А если все-таки что-то было здесь во времена братьев Пиццигано, что это было? Ордынский город? Крепость, лагерь, застава?

— Четырнадцатый век — это, прежде всего, правление хана Узбека и наибольший расцвет Золотой Орды. Последний взлет государства монголов. И с точки зрения геополитической значение торгового пути по Волге было очень велико. Именно тогда после взятия Константинополя и крестовых походов генуэзские и венецианские купцы открыли для себя путь на Восток. Через Золотую Орду. А в четырнадцатом веке это было стабильнейшее государство с железной дисциплиной и безопасными торговыми путями. Огромное государство и единое торговое пространство, по крайней мере в Поволжье и Средней Азии. В это время небольшие портовые города, перевалочные пункты для купцов могли строиться по течению Волги. Ничего удивительного в том, что на картах у венецианцев и генуезцев Самара есть уже в 14-15 веке. Четырнадцатый век — это правление хана Узбека, который правил 40 лет. И вот если посмотреть, что этот историк Кучкин написал…

— А что это за историк Кучкин? Расскажи подробней.

— Это доктор исторических наук, крупный специалист по истории России 14-15 веков. Очень известный автор, очень большой знаток русских летописей. Ему была заказана работа по возрасту Самары, и, судя по докладу, который он делал в институте общей истории и который отображал результаты его поисков, этот доклад назывался «Ордынские города 13-15 веков». Его исследование страдает тем, чем и большинство работ, написанных специалистами по русской истории, — однобоким привлечением источников. Источники, которые он привлекает, — это русские летописи 13-14 веков, их сохранность не очень хороша, прямо скажем. Конечно, получше дела обстоят с летописями пятнадцатого века, но тут надо понимать, что эти источники плохи с другой стороны: когда речь идет о Золотой Орде эпохи хана Узбека, то говорить о том, что русские хорошо знали, что творится в Орде, просто невозможно. Я не думаю, что хан разрешал русским путешественникам вот так свободно путешествовать по своим землям. И я не думаю, что русские особенно стремились путешествовать по Орде. Есть и другой недостаток этих источников, который тоже бросается в глаза. Когда в России в пятнадцатом веке начинается подъем и появляется относительно стабильное государство, это в правление Ивана Третьего, в Орде в это же время происходит распад. Там начинаются войны, гражданские войны. Борьба за ханский ярлык. И это не самое лучшее время чтобы торговать с Ордой, интересоваться. Русские князья предпочитали туда не лезть вообще. У них были другие стратегические задачи: воспользоваться раздорами в Орде и перетащить на свою сторону традиционных ордынских союзников. Например, княжество рязанское. А монголам приходилось решать задачи еще более сложные. Противостоять нашествию Тимура-Тамерлана, который прошел огнем и мечом все, что можно пройти.

— Если вспомнить, что его битва с Тохтамышем проходила в наших краях, то можно предположить, что здесь все было разорено войной.

— Да, как воевали монголы, хорошо известно. Это была тактика выжженной земли и уничтожения всего живого. Но, с другой стороны, в этот период, когда Россия в правление Ивана Третьего, Василия Третьего постепенно возрождается, возрождается и интерес к России. И я считаю, что таких путешествий, как, например, известное путешествие Дженкинсона по Волге, было достаточно много. И, кстати, Кучкин сам признается — одна из проблем в его презентации, о которой он оговаривается, что он не знает других описаний путешествий в переводах на русский язык, а иностранных источников не изучал. Здесь, конечно, недостаточно только карт, нужно обязательно искать свидетельства в таких описаниях путешествий.

— А насколько толст этот пласт? Про карты мы знаем, что речь идет уже более чем о десяти картах. А сколько может быть таких записок путешественников?

— Я думаю, что не меньше, чем карт.

— Ну, скажем, как часто в пятнадцатом веке англичане попадали в наши края?

— Ну, не часто, но попадали. Если говорить об англичанах, тот же Дженкинсон. Вслед за ним были путешественники. Потом Адам Олеарий. И ведь он тоже тут не просто так путешествовал — поехал, увидел, нарисовал. Он поехал вот по этой наводке. (Показывает на ксерокопию карты Фопеля. — И.С.) Потому что немецкие купцы тоже искали пути в среднюю Азию, на Восток.

— А юг к этому моменту был уже закрыт, я так понимаю.

— Конечно. Взятие турками Константинополя в 1453 году было символично со всех точек зрения. Торговля венецианцев и генуезцев, которая вся шла через Босфор, была прервана. И, конечно, надо было обходные пути искать. И, конечно, сотрудничество ганзейских городов с новгородской республикой, оно тоже было не без идеи. Потому что воспользоваться Волгой как магистралью для проникновения в Азию — это была цель. И появляются карты ганзейские, на которых тоже обозначено поселение Самар.

— Ну, хорошо. С картами разобрались и, предположим, нашли описания у путешественников итальянских и немецких. Но ведь дальше в любом случае должны быть какие-то археологические раскопки. И что нам искать? Итальянскую монету четырнадцатого века?

— Итальянскую монету, как говорят знающие люди, можно и подбросить. Но надо знать куда. А у нас очень плохо дело обстоит с исторической гидрографией. Мы знаем, что изменилось русло Волги, раньше она протекала по ныненшней Воложке, и что князь Засекин долго шел по песку, прежде чем дошел до этого холма, на котором основал крепость. Но где было русло Самарки? На эти вопросы гидрографические должна ответить не история и не археология даже, а скорее геология. Должна быть составлена геологическая историческая карта области, которой до сих пор нет. И при таком масштабе раскопок исторических работать, не зная ответов на эти вопросы, — все равно что тыкать пальцем. Вот забили мы шурф метр на метр. Ничего не нашли. А где второй шурф пробивать? То есть у нас ориентиров пока никаких нет. Получить эти данные достаточно просто — нужно проводить бурение и смотреть, в каких пластах залегают породы, бывшие когда-то речным дном. Это не очень дорогие работы. И прежде чем что-то искать, давайте просто определимся, где у нас Волга с Самаркой сливались в интересующий нас век хотя бы. При этом я считаю, что вопрос удревнения Самары — это вопрос вполне обозримых денег и сроков. Это не сто миллионов. Как, например, в Казани, где археологические раскопки обошлись в огромные деньги. У нас можно обойтись гораздо скромней, но только если этим с умом заниматься. Главное, что я сейчас вижу, что в своем настоящем виде «комиссия по удревнению» (я, честно говоря, даже не знаю существует ли она сейчас, ведь она не собиралась уже больше года по понятным причинам…), так вот, эта комиссия ничего удревнить не может. За пять лет они ничего не добились.

Хотя я уверен, что ответить на вопрос, когда же на самом деле появилась Самара, можно в ближайшем будущем.

— Тем более что подтверждения есть, и «очень научные». Думаю, что итальянский картограф, начальник отдела карт в венецианской библиотеке Сен-Марко заслуживает доверия. Вопрос в том, когда мы научимся понимать хоть какой-то язык, кроме своего собственного.

Чего не сделала комиссия по удревнению?”: 1 комментарий

  1. К сожалению, у меня не было времени посмотреть перед публикацией расшифровку аудиозаписи моего интервью, поэтому три замечания по ходу:

    1) речь, конечно, идет о путешествии Дженкинса в 70 х годах 16 века по Волге. Об этом я не раз писал в "Новой газете в Самаре".

    2) значение ганзейских(немецких) карт для определения возраста Самары исключительно велико. Они не только восполняют пробел между картой Фра Мауро и описанием Олеария, поскольку относятся к началу 16 века, но и, что особенно важно, являются Независимым по отношению к венецианским картам источником. А это позволяет более объективно судить о том, был город или нет;

    3) я, конечно, критически отношусь к деятельности комиссии. Но эта критика не носит деструктивного характера и не является, как стало не доброй традицией в Самаре, во всякой критике видеть попытку выступить против неких лиц и т. п. Определение новой даты основания Самары или же подтверждение старой (научная гипотеза может иметь и отрицательный результат) является научной проблемой. Для этого она должна быть корректно поставлена и выбраны методы, а затем этапы ее решения. Вот этой то задачи комиссия и не решила. Именно поэтому за годы ее существования не был получен результат. Вторая составляющая успеха — наличие политического решения. Я надеюсь, что мои выступления и имеющиеся результаты исследований, которые ведутся по моей личной инициативе, будут, наконец то, востребованы. Хотя и здесь моя гипотеза может иметь отрицательный результат.

    Доктор исторических наук, профессор Занин С В

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.