Фураги. Иногда они возвращаются

Утром в понедельник в сквере Калинина, которому аккурат на прошлой неделе решили присвоить статус парка (пока безымянного), спустя десятилетия снова появились фураги. На улице Победы снова зазвучал главный безымянский хит 1970-х «На сквер Калинина сошёл туман, мне хорошо, я фургаплан…» Это шли съёмки клипа, приуроченного к запуску нового культурного проекта, посвящённого куйбышевским субкультурам 70-х годов прошлого столетия. Скоро о чисто местных враждовавших между собой молодёжных группировках фураг и быков многое сможет узнать любой желающий. В ближайшее время будет запущен посвящённый им сайт. Выйдет диск с песнями фураг, исполненными самыми необычными самарскими артистами (включая, кстати говоря, и Владимира Аветисяна). А 25 октября в «Звезде» состоится большой концерт-презентация этого сборника песен.

«Новая в Поволжье» пообщалась с инициатором проекта Михаилом Альковым и звукорежиссёром диска и бывшим фурагой Вячеславом Барковым.

— Первый вопрос у меня к тебе, Михаил, как у историка к историку. Давай поговорим о хронологии явления.

— М.А.: Если вообще копать глубоко, то традиция идёт от «горчичников» с дореволюционного периода. Фуражки и кепки всегда были в моде. Версий и мифов вокруг появления фураг очень много. Но обычно считается, что это в 1960-е годы появилось слово «фурага». Явление было и до этого, а специального слова не было. Тогда же всё стало обрастать эстетикой противостояния западникам. Появился миф, что первым фурагой был Ленин. Потом у этого появилась блатная эстетика и идеология. И к началу 1980-х это приняло настолько массовый характер, что почти все тинейджеры с рабочих окраин носили фураги. Идеологическая составляющая стала исчезать.

— То есть к началу 1980-х фураги вышли в тираж и стали исчезать?

— М.А.: Кто что говорит. У каждого правда своя. Я много разговаривал об этом с разными людьми. Кто-то говорит, что в 1970-х фураги особо лютовали, а потом наступила мировая. Кто-то наоборот, что озлобленность к началу 1980-х возросла. Но расцвет субкультуры – это вторая половина 1970-х. В конце 1980-х появилось уже много субкультур. Вместо фураг и быков появились быки, панки… Шары ещё были. Что-то вроде фураг, но жившие в районе 4-го ГПЗ. Но они помоднее были, потому как район побогаче.

— В чём заключалась идеология фураг?

— М.А.: На мой взгляд, особой идеологии не было. Была декоративная сторона. Это была ответная реакция на безвременье, отсутствие определённых ориентиров, серую жизнь.

— Какова была география явления?

— М.А.: Насколько я знаю, это Куйбышев, Новокуйбышевск, Чапаевск, Тольятти… Хотя некоторые говорят, что в Тольятти этого вообще не было. И ещё Ульяновск. Им, как родине Ленина, сам бог велел. Но особо информацию об Ульяновске ещё не успели собрать. Фураги назывались именно фурагами в Куйбышевской области и Ульяновске. Больше этого нигде не было. Похожая по экипировке субкультура была в Орске в Оренбургской области. Но их там называли ништячки.

— В.Б.: В Сызрани ещё были. Да везде в нашей области фураги были.

— А если говорить о географии внутри Куйбышева?

— М.А.: Началось это всё от района Авроры. Улицы Печёрской и ниже. Киркомбинат, Чуваши и дальше. Улица Победы, Юнгородок, Металлург… Это были основные районы. Один хиппан, живший в те годы у сквера Калинина, рассказал мне историю. Он хайратый был. Каждое утро он забинтовывал голову для того, чтобы без проблем добраться до центра. А там уже разбинтовывался и с патлами спокойно ходил. И каждый день у него была такая практика.

— В.Б.: Да, началось всё с «пятака». Это Аврора, Гагарина, Печёрская. В Самарском районе ещё фураги были. Когда всё широко распространилось в начале 1980-х, быков осталось очень мало.

— А были ли какие-то эпические битвы между быками и фурагами?

— В.Б.: Да каждую неделю какие-то мелкие стычки были. Но была одна особая. Ездили бить быков к Дворцу спорта. У цирка который. Мы ехали с Приволжского тремя трамваями. Никого в трамваях больше не было. Только пацаны настоящие. Сидели на крышах. Ещё автобус «полтинник» ехал, где только пацаны были. Другая бригада с ж/д вокзала ехала. На площади у Дворца спорта собралось человек 300, наверное. Потом начали бить всех и всё, что попадалось под руки. Приехали менты, мы начали переворачивать их машины. Они тоже ничего сделать не могли. В итоге, просто разбрелись все.

— А до уголовки в итоге доходило дело?

— В.Б.: Конечно, доходило. Каждый нормальный пацан тогда под 206-й статьёй ходил (злостное или особо злостное хулиганство – прим. авт.). У кого две, у кого три ходки было. Меня бог миловал. Я как-то отмазался.

— Давайте поговорим о дресс-коде…

— В.Б.: В 1977 году кто-то пришёл и сказал, что настоящие пацаны должны носить значочки, галстучки, быть аккуратными, вымытыми и подстриженными. У меня у самого до этого хайр был.

— Вещи брались в обычных универмагах?

— В.Б.: Да, обычные костюмы покупались. Потом всё это ушивалось. Кто не мог на машинке ушить, ушивал в ручную. Брюки должны были дудочкой быть, но аккуратненькие. Потом узконосые ботинки пошли, сапоги, коры. Коры – это туфли на высокой платформе. Цветастые модные. Армянского такого пошива.

— В чём заключался кодекс чести фураг?

— В.Б.: У друга девушку не отбивать. Первым в драку не лезь. А если уж задели, то всё. Не заподло было и ножичком кого-нибудь чиркнуть. А если бычара идёт с девушкой, то трогать его нельзя. Лежачего бить тоже нельзя. Не крысить, не сдавать. Если пацаны позвали, значит встал и пошёл. И конечно, быть всегда аккуратным, опрятно одетым. Беленькие шарфики, фуражечки, ботиночки начищенные.

— Был ли какой-то специальный музыкальный бэкграунд у субкультуры?

— В.Б.: В каждом подъезде был человек, который умел играть на гитаре. И под гитару все эти песенки игрались, которые мы сейчас подняли для альбома. Я и роки всякие играл. У меня тогда любимые команды были «Pink Floyd», «Deep Purple», Suzy Quatro. Высоцкого тогда все ходили слушали. Я особо не любил. Потом наши команды пошли. «Машина времени», «Динамик»… С музыкальной частью у нас всё в порядке было. На дискачи ходили под «Boney M» плясали. Любили рок-н-ролл плясать кружочком. Короче говоря, всё, как и у быков (смеётся…). Только у них развязаннее всё было.

— А что было принято пить из алкоголя?

— В.Б.: Мы молодые были. Только пиво пили. Тогда молодёжь непьющая была. Пили только на большие праздники. День рождения, Новый Год, 7 ноября, 1 и 9 мая. Я был спортсменом. И не был приучен. Раз в неделю по субботам шли на Поляну. Брали бидончики и канистры… Уходили на Волгу и отдыхали. Вина были разливные хорошие отовсюду из СССР. 15 копеек стакан и хорошо. А сейчас на пиво всю молодёжь посадили.

— Ты сейчас общаешься с кем-то из той среды?

— В.Б.: Конечно. Мой друг, Серёжка сейчас там, наверху. И много друзей таких, которым дали должность и им пришлось наколки сводить. Если бы я жил в каком-то бычьем районе, то я бы, наверное, фурагой и не был… Всё от района зависело.

— Есть ли какие-то шансы, что в Самаре может появиться снова какая-то чисто локальная субкультура?

— М.А.: Может раскачаем сейчас тему фураг. Будут фураги в новом формате (смеётся…). Мы же в информационном обществе живём. И все новые субкультуры будут приходить из «ящика» или из Интернета.

Фураги. Иногда они возвращаются”: 6 комментариев

  1. А теперь на месте нашего озера на "пятаке" стоит "космопорт" ,лучше бы сделали хороший парк ,место располагало .Мы там зимой на деревянных лыжах бегали а летом даже купались и тритонов ловили.Во дворах на гитарах играли "машину" и "воскресение"и не пили как нынешняя молодёжь .

  2. Ну с фурагами более-менее понятно, у меня брат двоюродный и дядя были такими, даже фотки есть) А вот кто такие были быки и чем принципиально отличались от фураг?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *