СЧЕТЧИК. Посвящается ООО «Средневолжская газовая компания»

Жители Самарской области утверждают: местные газовики придумали уникальную схему увеличения собственной прибыли: пользуясь условием заключаемого с жителями договора о том, что осмотр счетчиков газа в домах производится раз в год, они «находят» неисправности и требуют с граждан, в основном пенсионеров, расчет по тарифу за многие месяцы. Ведь когда сломался счетчик — через месяц после прошлогодней проверки или накануне, — им неизвестно.

Оригинал статьи опубликован в федеральном выпуске «Новой газеты» № 106

«Лида, убедительно прошу тебя извинить меня. В моей смерти виновен сам. И случай, произошедший с газовым хозяйством… Я покидаю тебя в трудную минуту. Лида! Не забудь мое обещание в больнице. Александр Михайлович, прошу тебя, брат, похорони меня в селе Муханово» — предсмертная записка пенсионера Меженина.

«Увидел папу в петле»

Село Кинель-Черкассы Самарской области селом только называется. Не в каждом городе живет 18 000 человек. За калиткой большинства домов — внушительных размеров парники, жители села — почти поголовно предприниматели: торгуют овощами, выращенными на собственных участках. Урожай такой, что самим не съесть.

Парники здесь отапливают газом, как и любые помещения, — благо объем добываемого голубого топлива в регионе составляет 5,5 млрд куб. м. У порога дома № 88 на улице Сельской меня встречает Олег, мужчина лет сорока. Он едва удерживает на поводке исходящую лаем собаку.

— Это она после смерти отца обозлилась, — кричит он. — Знакомых запахов не чувствует…

Я прохожу к огороду. За калиткой — разваленная теплица, поросшая изнутри сорной травой.

— Уже два года ничего не выращиваем. — Олег идет вдоль парника. — Ну, так получилось: отец не в силах был, мать — болеет, мне это хозяйство одному не потянуть. В общем, решили мы от теплицы отказаться.

С 2010 года семья Межениных не выращивает на своем участке ничего. Это подтверждают и соседи. Но именно с этого времени у ныне покойного пенсионера Евгения Ивановича, его жены и сына начались проблемы с газовой компанией.

— Газовики приходили каждый месяц, — говорит Олег. — Проверяли счетчик. Поскольку теплица не работала, то газ мы не потребляли. Они приходили и фиксировали, что изменений нет. Уходили. А спустя почти два года, осенью 2011-го, пришли и вдруг как в лице изменились: «А что это у вас со счетчиком?» Я переспрашиваю: «А что с ним?» Они: «Да он же у вас не работает». Я им объяснил, что счетчик не работает, потому что мы им не пользуемся, потому что теплица пустует, и это видно: тут же даже пленки нет, я что — улицу отапливаю, что ли? Они: «А почему заявление на отключение газа не подавали?» Я: «Думали, что еще понадобится…» В общем, впаяли нам штраф за два года. По тарифу. 311 575 рублей.

Отец Олега, Евгений Иванович, узнав сумму задолженности, повесился.

— Это случилось накануне Нового года, 27 декабря, — говорит Олег. — Я зашел в комнату к отцу, он что-то писал на листке бумаги.

Я хотел посмотреть, что, но он завернул листок. Я вышел ненадолго в магазин, а когда вернулся, увидел папу: он уже висел в петле.

Односельчане вспоминают Евгения Ивановича как человека отзывчивого.

— Он всегда помогал по хозяйству, — говорит его соседка Валентина Никитична. — Калитку поправить, по огороду помочь. Забесплатно все делал. Добрый был человек.

За тридцать шесть лет работы инспектором ДПС Меженин нажил лишь дом в селе и земельный участок на 9 соток.

— Это сейчас гаишники деньги берут, — говорит его супруга Лидия Михайловна. —

А мой никогда копейки лишней домой не приносил. В самые лучшие времена больше чем тысяч на 25 по нынешним меркам не жили. Хороший он был, музыку любил очень — старую нашу еще. На пенсии читал много, говорил: «Все, что в школе пропустил». Не по лжи все у нас было, просто жизнь, обычная сельская…

Прибывший на место следователь зафиксировал: «Следов волочения, борьбы не обнаружено». В возбуждении уголовного дела по ст. 105 УК РФ «Убийство» — отказать. Поскольку в предсмертной записке указано «в смерти виновен сам», по ст. 110 УК РФ «Доведение до самоубийства» — отказать также.

14 декабря 2011 года Кинель-Черкасский районный суд Самарской области признал правомерность требований газовиков, постановив взыскать с семьи Межениных помимо 311 тысяч рублей за якобы использованный газ госпошлину в сумме 6315 рублей.

Выпутавшаяся

За год до самоубийства Евгения Меженина похожий случай произошел в селе Савруха. Пенсионер Тонеев умер от инфаркта. В начале марта 2010 года его супругу, Валентину Ивановну, на подходе к дому окликнула соседка: «У тебя во дворе были две женщины из горгаза. Не знаю уж, что делали». Пенсионерка поехала в райцентр выяснять причины визита. В газовой компании ей пояснили, что у нее — грубое нарушение: сорвана пломба счетчика.

— Ну что, я разве на мошенницу похожа? — переспрашивает Тонеева и по сей день. — Ведь всю жизнь честно работала, хлебной крошки лишней не съела. Ну неужели я пойду пломбу срывать?! Да зачем?! Я даже не знаю, какая выгода…

Пенсионерка подозревает, что пломбу со счетчика сорвали сами специалисты газовой компании. «Иначе почему же они без разрешения вошли на участок?» — удивляется она. Тонеевым выставили счет — 51 000 рублей.

— Когда я позвонила в газовую компанию узнать, откуда такие цифры, мне с удивлением сообщили, что никакой задолженности у меня нет. Зато через месяц прислали новое письмо, где требовали оплатить уже 56 000 рублей.

Увидев, как растет долг, глава семейства, Валентин Федорович, на нервной почве заболел — и вскоре умер от инфаркта.

Спор вдовы пенсионера с газовой компанией разрешил сосед Тонеевой Геннадий Глухов. Он позвонил в районную газету «Похвистневский вестник» и рассказал о сложившейся ситуации журналистам. Через несколько дней директор районного филиала ООО «Средневолжская газовая компания» на страницах газеты официально заявил, что задолженности за газ за Валентиной Ивановной не числится, а кто рассылает от имени компании письма с пятизначными суммами, ему неизвестно.

Все вздохнули с облегчением. Кроме Глухова…

«Тут холодно»

— Проходите, не снимайте ботинки: тут холодно. — Геннадий Петрович приглашает меня в дом. Внутри — скромная обстановка сельского жилья: советский ковер на стене, стол, незамысловатый кухонный сервиз и ламповый телевизор. В доме действительно холодно.

— Газовики приезжали в последний раз в середине июля. Чтобы обрезать трубу, — усмехается Глухов. — Сначала тоже, как и Тонеевым, долг насчитали, а когда поняли, что я судиться буду, — газ отрезали. Им же это неприятно: они привыкли, что люди без вопросов соглашаются платить, у нас в глубинке принцип — верхам, мол, виднее. А я понял, что один раз заплатишь — всегда будешь платить.

Оплату за газ, нужно сказать, Глухов производил регулярно, притом переплачивал: платил не по счетчику, который вопреки инструкциям газовики установили на улице, на высоте 3 метров (пенсионер просто боялся туда залезать, чтобы сверить показания), а «наверняка» — за 200 кубометров в месяц.

Однако это обстоятельство не спасло пенсионера от претензий со стороны газовиков. На солнце у счетчика выгорело стекло, что позволило занести в акт обследования прибора формулировку: «Не пригоден». А поскольку счетчик газа к использованию «не пригоден», то и платить нужно по тарифу. Замена счетчика, которую компания должна осуществить в течение недели, персонально для Глухова затянулась на полгода. В итоге счет — 13 341 рубль.

Уже почти два месяца Глухов с женой, Ниной Юрьевной, готовят горячую пищу на электрической плите. Идет судебное разбирательство. Мировой суд уже проигран. Перспектива остаться без газа пугает не переходом на электроплиту. Страшно другое — неотвратимо наступающая осень и грядущие холода.

— Прошлой зимой до -40 было, — говорит пенсионер.

P.S. В течение недели редакция «Новой газеты» пыталась связаться с представителями ООО «СВГК» и получить комментарий компании. Несколько дней нам отказывали в оперативном комментарии, ссылаясь на различные обстоятельства: то День газовика, то «нужного человека нет на месте». В конце концов пресс-секретарь компании, представившаяся Дарьей и не пожелавшая назвать свою фамилию, сообщила: «По телефону мы ничего обсуждать не будем, шлите запрос». Запрос на имя гендиректора компании послан. Ждем ответа.

P.Р.S. За 2011 г. чистая прибыль ООО «СВГК» составила 111 млн руб., за 2010 г. — 333 млн руб. (данные Росстата).

СЧЕТЧИК. Посвящается ООО «Средневолжская газовая компания»”: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *