Что сказал губернатор?

Ровно неделю назад прошла первая пресс-конференция нового губернатора Николая Меркушкина. Сенсационная пресс-конференция продолжалась свыше пяти часов, а губернатор свободно и открыто отвечал на любые вопросы.

Прошла неделя, и страсти вокруг первой пресс-конференции нового губернатора улеглись. Можно сказать, что и страстей-то особых не было. Да, возмущались блогеры, которых не пригласили, да, восхищались и даже слегка благоговели журналисты. Еще бы, ведь прежний губернатор с прессой общался очень дозированно. А тут такое пиршество информации. Пять часов откровенного разговора! Но на страницы СМИ это изобилие почему-то особо не вылилось. По долгу службы дали развернутый материал на сайте «Волга-ньюс». Отработали. Никакого подробного анализа, глубокого разбора в общем-то никто сделать не удосужился. Еще бы! Пять часов продолжалась встреча, сказано было много и обо всем — опухнешь разбираться. Читателям это не очень-то и нужно. А журналистам вроде и не очень интересно. Об этом, кстати, тоже говорил Меркушкин на пресс-конференции. Вступил в дискуссию с вальяжным тольяттинским журналистом и бросил ему упрек: почему не спрашиваете про Душкова, похищенного в Тольятти уже месяц назад, неинтересно?

Почему Путину интересно и он спрашивает нашего губернатора об этом деле, а тольяттинским журналистам — не интересно? Сообщество не смогло дать внятного ответа. Ответил сам губернатор, который несколько раз в ходе конференции упрекнул журналистам в том, что работают они по заказу. Отдельно отметил, что не любит сенсационности, которой, по его мнению, грешат самарские СМИ. Правда, судя по реакции, наши журналисты тоже не любят сенсационности. То есть любят, но такую, над которой думать не надо. И в новостях про пресс-конференцию Николая Ивановича дежурно повторялся свеженький штампик, что «Меркушкин переговорил Путина». Согласитесь, это то, что надо жителям области, которые на самом деле хотят узнать, что же принесет в нашу жизнь новый губернатор.

А то, что нового будет много, теперь сомневаться не приходится.

Объем не дает нам возможности даже перечислить все темы, затронутые Николаем Меркушкиным в ходе пресс-конференции, но несколько узловых , которые, по мнению редакции, окажут наибольшее влияние на нашу жизнь, мы все-таки решили выделить.

Первым делом — чемпионат

По словам губернатора, участие Самары в финальном этапе ЧМ-2018 года — его персональная заслуга. Этим началась пресс-конференция. И гордость, с которой Меркушкин рассказывал о произошедшем, конечно, в большей части касалась Саранска. Напомню, что за день до объявления городов участников ЧМ-2018 в Интернет поступила информация, что Саранск исключен из списка. И наша ГТРК эту «сенсацию» радостно транслировала, так же как и другие самарские СМИ. Настоящая сенсация произошла на следующий день, когда Саранск в списке все-таки оказался. Его позиции в качестве города, принимающего столь масштабное событие, кажутся не очень сильными. Но Николай Иванович сумел решить этот вопрос. И он по факту единственный россйский губернатор, который будет рулить подготовкой к ЧМ-2018 года в двух городах — и в своей вотчине, и в новом поместье. Это уровень влияния нового губернатора. И это, наверное, главное, что хотел сообщить Николай Меркушкин не только журналистам, но и жителям губернии. Самарской областью теперь руководит не просто один из самых опытных и мудрых политиков России, но человек, находящийся в прямом и непосредственном подчинении у Путина, имеющий с ним очень хорошие личные отношения и пользующийся его личной симпатией. Это же сигнал и нашим элитам, вольности которых будут, скорее всего, существенно сокращены. Жаловаться на притеснения со стороны Меркушкина им придется одному человеку, и далеко не факт, что этот человек послушает жалобщиков. Скорее наоборот. А жалобщики будут. В течение пресс-конференции губернатор не раз и не два возвращался к теме злоупотребления властью в Самарском регионе и снова и снова обещал разобраться и навести порядок. Обещал, что будут громкие дела и серьезные последствия. Почему? Да потому, что эти злоупотребления мешают качественному выполнению государственных (государевых) задач. Вспоминалось и дорожное строительство с участками, которые приходится выкупать за огромные деньги, и ситуация с обманутыми дольщиками, где, по мнению губернатора, 75% проблем связано с нежеланием исполнительной власти выполнять свои обязанности. Вместо этого многие представители исполнительной власти в области продолжают, по выражению губернатора, «ловить рыбу в мутной воде». По мнению Николая Меркушкина, 85% деятельности власти должно быть прозрачной и хорошо понятной народу. И лишь малая часть, касающаяся отношений с федеральным центром, может быть скрыта. В Самаре же пока ситуация обратная. Губернатор продемонстрировал журналистам, что за пять месяцев он неплохо разобрался в местной ситуации.

Сокращение расходов и аппаратов

Это еще один конек Николая Ивановича.

В Самарской области действительно любят хорошо пожить за счет государства. Читайте, например, в этом номере материал о муниципальных контрактах. И этот тип злоупотребелений, лежащий почти на поверхности, видимо, будет потихоньку ликвидироваться. Так же как и чрезмерно раздутые штаты управленцев. Николай Иванович, как любой советский начальник, любит цифры. И приведенные им цифры совсем не в пользу Самарской области. На первый взгляд. Вот в Мордовии нет службы финансового мониторинга, а в Самаре есть, и в ней полста человек. Есть что сократить.

И если Меркушкину удастся хотя бы вполовину снизить количество легальных хищений в системе государственного заказа, только этого будет достаточно для существенного улучшения делового климата в регионе и оздоровления в обществе.

Пока помойка

Самарский регион — это помойка. Так сказал губернатор. И это правда. Помойкой называют на сленге систему отмыва денег. В Самарской губернии за год обналичивают свыше 50 миллиардов рублей. Это в разы больше, чем у любых соседей по стране и ПФО. За четверть этой суммы губернатор как бы в шутку возложил ответственность на журналистов. Журналисты тихо присели. Меркушкин заулыбался, но осадок остался. Кстати, за пять часов Николай Иванович почти не упомянул силовиков, которые эту «помойку» дозволяют. То есть по общему настрою понятно, что пора схватить за руку расхитителей социалистической собственности, но кто выступит в роли ОБХСС? Возможно, господин Юртайкин, приехавший с Николаем Ивановичем из Мордовии. По нашим сведениям, именно он занимается вопросами с обманутыми дольщиками, которые прорвались к губернатору во время эфира в ГТРК. Конечно, это может быть и случайностью, стечением обстоятельств — такой намеренный игнор силовиков. Но если это не случайно? Не забывайте, что Николай Иванович имеет прямую возможность и казнить, и миловать с единственной оглядкой. Не корректируя позицию с «акционерами» или кем-то еще.

Вы до сих пор живете в 90-х, уже нигде в России нет таких ситуаций (про Душкова), у вас до сих пор все по понятиям — эти упреки Меркушкин бросил в адрес журналистов, хотя, конечно, сложно себе представить, как это выглядит, скажем, в ситуации с газетой в Борском районе или моногороде Чапаевске. Но для губернатора журналисты были в этот день частью сообщества. Вопрошающие, прежде всего, но и должные, по мнению Меркушкина, довести до народа его мысли и намерения.

До народа

К середине четвертого часа пресс-конференции, когда журналисты уже явно ерзали от нетерпения и усталости, а губернатор им счастливо улыбался и продолжал говорить, меня вдруг охватило странное чувство. Не думал, что испытаю его вновь. Это чувство совершенно отдельной, другой реальности, которое возникало у советского человека во время многочасовых заседаний, пленумов и сборов. Когда реальность цифр и громких лозунгов вдруг кажется более ощутимой, чем солнечный свет за окном. Кафка-быль. Я еще застал это время. А вот молодым журналистам пришлось тяжело. Они-то не помнят многочасовых докладов с подробным освещением международного положения. Но скоро, похоже, вспомнят.

Конечно, губернатор не сказал этого прямым текстом, но это сквозило во всем. Николай Иванович Меркушкин — человек, чей адрес Советский Союз. Он с гордостью говорит: я тогда работал первым секретарем райкома партии. И понятно, какой партии. Во время пресс-конференции не раз вспоминал слова из той эпохи: «уравниловка», «очковтирательство», «показуха», «приписки». Само всплывает. И очень показательно, что, отвечая на вопрос о несистемной оппозиции, заданный Александром Лашманкиным, губернатор начал рассказывать о своих встречах с Романовым и Матвеевым, который тоже вроде комми. Хотя есть ощкущение, что Лашманкин имел в виду немного другую публику. Но вот эта публика для Меркушкина, похоже, не существует. Он продукт своей эпохи. И это не цинизм и не дань маркетинговой модели мира. Это не хорошо и не плохо. Быть может, в чем-то архаично. Но в нашей ситуации этот советский элизиум выглядит привлекательней бесконечного распила. По крайней мере, в те времена существовали представления о справедливости и равенстве. Именно об этом вспоминает Николай Меркушкин, когда уже после пресс-конференции журналистка спрашивает его про прежние времена. И путь этот будет «уравниловка», если с ее помощью Николай Меркушкин решит, например, проблему дольщиков и восстановит советские правила градостроительства, добьется нормального уровня урожайности… Под колеса кого-нибудь обязательно бросят, иначе не поедет вся эта махина вперед. Но, судя по настроению Николая Ивановича, это, скорее всего, будет кто-то из наших убогих элит. Простые люди будут улучшать благосостояние. Будет порядок. Будет? Сама вероятность возрождения социального государства на нефтяную ренту по модели СССР в третьем тысячелетии мизерно мала. Но это много лучше, чем __________. На пустующее место можно подставить фамилию прежнего губернатора, еще действующего мэра, или какого-нибудь министра, или местного олигарха, или пахана-парламентария.

В любом случае это лучше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *