Нематериальное культурное наследие

Один из главных активистов фестиваля «Платформа имени Грушина» Вовка Кожекин вернулся из Душанбе. Где говорил, естественно, о судьбе «груши». В будущем году пройдет юбилейный сороковой фестиваль. Точнее, два фестиваля. Один из уникальных брендов губернии, крупнейший фестиваль бардовской песни, впрочем, звание крупнейшего уже утрачено… а фестиваль сегодня стал заложником личных амбиций и судебных решений. Но надежда на возрождение прежней славы жива.

— Как получилось, что в Душанбе возник интерес к самарским фестивалям авторской песни?

— В Душанбе состоялось заседание комиссии по культуре межпарламентской ассамблеи СНГ, комиссию возглавляет сенатор Евгений Тарло, бард, исполнявший песни Высоцкого на фестивале Платформа.Он посчитал, что парламентариям из СНГ будет интересно послушать короткий доклад про то как сейчас поживает бывший всесоюзный фестиваль.

— И что же они узнали из доклада?

— За семь минут, которые мне выделили успел рассказать только про делегации стран СНГ на фестивале, про Норд-Ост, юбилей Песен Нашего Века и образовательную программу фестиваля. Пригласил на Мастрюки делегации всех тех стран, которые ещё не приезжают. Рассказал про концепцию "региональный творческий лагерь, как основная творческая единица фестиваля".

— В чём суть концепции?

— Фестиваль, как выставка достижений самодеятельного творчества различных регионов России и стран СНГ. У нас и так больше половины палаточных лагерей самоорганизовываются по "географическому" принципу. Лагеря городов, областей, украинский, белорусский лагерь. Хотелось бы, чтобы при содействии местных администраций и правительств эти лагеря обзавелись бы серьезной творческой программой. Вплоть до своих сценических площадок, выставок, даже, может быть, полевых кухонь. Чтобы в результате посетитель фестиваля мог за четыре дня "прокочевать" по всей постсоветской географии, познакомиться с творческими людьми отовсюду, познакомиться с региональной культурой. Для всех нас, для стран СНГ, русскоязычных диаспор по всему миру — авторская песня является идеальным "флагом", социокультурным маркером, стержнем общности. То, что мы дополняем творческую программу фестиваля фолком, кстати, открывает интересные дополнительные творческие возможности для этих "географических" лагерей.

— И какие по итогам встречи могут быть перспективы?

— По итогам встречи было принято постановление, одобряющее нашу деятельность. Перспективы открываются разнообразные, прежде всего, надеюсь, творческое содержание фестиваля уже на следующий год станет ещё интересней, потому что теперь соответствующие органы каждой страны СНГ получат рекомендацию поддерживать свои региональные делегации. Например. В Душанбе мне повезло познакомиться с огромным количеством артистов, а один из колективов просто потряс меня до глубины души, это этно-колектив, называется он "Памир", очень надеюсь, что с помощью правительства Таджикистана, мы его на Мастрюки уже этим летом привезем.

— Что еще обсуждалось на комиссии?

— Меня лично больше всего заинтересовал доклад директора института искусствознания Дмитрия Трубочкина. Он касался законодательных инициатив по поводу "нематериального культурного наследия". ЮНЕСКО для традиций, обрядов, а также народных фестивалей, как наш, придумало специальный юридический термин. Россия подписала конвенцию по охране "нематериального культурного наследия" и сейчас собирается принять соответствующую законодательную базу. Как только фестиваль станет объектом нематериального культурного наследия де юре (а де факто фестиваль им является уже много лет!), все предыдущие судебные конфликты вокруг "товарного знака", "брэнда" сразу станут бессмысленными, потому что нематериальное культурное наследие — это не товарный знак, хозяина у него нет, а правительство обязано делать всё, что в его силах, чтобы обеспечить доступ своих граждан к этому культурному наследию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *