Любить не по собственной воле, а по воле закона

13 ноября судья самарского облсуда Елена Шабаева отказалась признать не действующей статью из закона об административных правонарушениях в Самарской области, которая запрещает пропаганду мужеложства, лесбиянства, бисексуализма и трансгендерности среди несовершеннолетних. Статья была введена в действие законом, принятым Самарской губернской думой по инициативе депутата Сивиркина. Считается, что этот законодатель тесно связан с высшим руководством РПЦ, его называют протеже местного митрополита РПЦ МП Сергия.

Закон этот был продвинут Сивиркиным при поддержке местных казаков, атаманствует над коими руководитель областного департамента безопасности господин Миронов, и националистов, в частности известного господина Шерстнёва, который позже явился миру в виде лидера региональной организации возрожденной партии «Родина». Так вот, под публичными действиями, направленными на пропаганду мужеложства, лесбиянства, бисексуализма, трансгендерности среди несовершеннолетних, эта гопкомпания понимает «деятельность по целенаправленному и бесконтрольному распространению общедоступным способом информации, способной нанести вред здоровью, нравственному и духовному развитию несовершеннолетних, в том числе сформировать у них искаженные представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных брачных отношений», так сказано в примечании закону о запрете пропаганды.

Вот в чём проблема! Оказывается, могут сформироваться представления о социальной равноценности, то есть равенстве. Тут и до свободы и братства недалеко! Тащить и не пущать! А то, глядишь, заведется новая товарищ Коллонтай и спросит у депутата Сивиркина, куда он дел государственную полиграфическую фабрику «Дом печати», которой руководил ряд лет, перед тем как предприятие было распродано и обанкрочено.

Общественная организация, объединяющая ЛГБТ активистов «Аверс» приняла решение противостоять наступлению мракобесов, обскурантов и черносотенцев на права и свободы человека. Активисты этого движения не побоялись подать заявления в суд об отмене акта о дискриминации ЛГБТ.

В суде к стронникам антиЛГБТ закона из Губдумы, которая проголосовала за него единогласно, добавился губернатор Меркушкин. В суде, выражаясь сильным языком персонажа «Белой гвардии» Тальберга, началась «оперетка». Представители губернатора и Губдумы, защищая закон о запрете пропаганды ЛГБТ, в ходе судебных прений выдали шедевр: оказывается, гомосексуализм это идеология, от влияния которой нужно ограничивать детей. Что же, если это идеология, то значит, каждый может, скажем так, попасть под её влияние. А раз такое дело, то продавившие дискриминационный закон власти по факту признали, что человек по природе бисексуален, чем и распропагандировали бисексуализм. К ответу их! Более того, если это идеология, то ограничивая её распространение, власти Самарской области входят в противоречие с правом на свободу мысли, совести и религии. Власть открыто призналась в том, что осуществляет дискриминационную политику в отношении ЛГБТ.

Но, к счастью, мир состоит не только из Сивиркиных, Мироновых и Шерстнёвых! Меня вдохновило, подняло с колен «последнее слово» Жени Р., одной из заявителей по данному делу. Женя встала и просто сказала в лицо суду, что « …мы влюбляемся не по собственной воле», и не под влиянием некоей зловещей идеологии, добавлю я. Кроме того, Женя сказала следующе: «Считаю несправедливым намерение властей запретить сообщать детям, что однополые отношения это нормально. Когда-нибудь у меня будет ребёнок, он будет ходить в школу, и я не хочу, чтобы он был изгоем, человеком второго сорта только потому, что у него две мамы. Пока наши законотворцы действуют таким образом, дети однополых родителей, а их, поверьте, много, страдают и будут страдать. С их точки зрения, такие дети не являются гражданами, которых нужно защищать.

Этот закон принесёт больше вреда, чем пользы, одну часть общества якобы стараются защитить, а другую ущемляют».

Если рассмотреть дискриминационный закон с точки зрения прав человека, то сразу видно, что он ограничивает право на свободу собраний лиц, ведущих борьбу за защиту прав гомосексуальных людей, что является явным признаком их дискриминации. Это вытекает из определения публичных действий, направленных на пропаганду мужеложства, лесбиянства, бисексуализма, трансгендерности среди несовершеннолетних. В частности, проведение публичного мероприятия с целью сформировать мнение о равноценности «традиционных и нетрадиционных брачных отношений» становится невозможным. Хотя можно только догадываться, что есть традиционные, а что есть нетрадиционные брачные отношения, то есть принцип правовой определенности здесь отсутствует.

Во всяком случае, если допустить, что Самарская губернская дума и губернатор Самарской области понимали под нетрадиционными брачными отношения отношения гомосексуальных пар, то очевидно, что публичное мероприятие, организованное с целью добиться признания гомосекусальных браков законными, будет нарушать оспариваемый закон, а его участники будут привлечены к административной ответственности, поскольку в рамках публичного мероприятия неизбежно происходит «целенаправленное и бесконтрольное распространение общедоступным способом информации».

Также оспариваемый закон делает незаконными все выступления в массмедиа по вопросам о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных брачных отношений. Что явным образом нарушает статью 10 Европейской конвенции. Также нарушена фактом введения в действие данного закона статья 14 Европейской конвенции, котрая устанавливает запрет на дискриминацию по любым признакам.

Таким образом, оспариваемый закон нарушает статью 11 Европейской конвенции по правам человека.

Публичные акции в защиту прав гомосекуальных людей — один из важнейших инструментов в борьбе с дискриминацией таких людей. Так называемые гей-парады представляют собой не карнавальное шествие, а манифестации в защиту ценностей прав человека, попытку мирного публичного обсуждения проблем дискриминации по признакам сексуальной ориентации и гендерной идентичности.

Европейский суд рассмотрел два дела, касающиеся запретов на проведение публичных мероприятий в поддержку прав гомосексуальных людей, — «Бачковский и другие против Польши» (2007) и «Алексеев против России» (2010). В обоих случаях признано нарушение статей 11, 13 и 14 Европейской конвенции по правам человека. При этом суд отметил, что «противоречие отстаиваемых организаторами и участниками мирных публичных мероприятий ценностей взглядам большинства не может оправдывать запрета на проведение таких мероприятий. Демократическое общество базируется на возможности мирного и законного выражения различных позиций по спорным вопросам».

Но является ли современное российское общество демократическим? Думаю, что нет, и ответ этот очевиден.

На снимке: Двое. Фотография Роберта Мапплторпа.

Роберт Мапплторп — знаменитый американский фотограф, бисексуал, умерший от СПИДа, признан так же одним из величайших фотографов современности. Являются ли репродукции его фото с гей-тематикой пропагандой извращений или произведениями высокого искусства?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *