Запамятовали?

 

Почему в Самаре не ставят новые памятник и не берегут старые?

В формировании внешнего облика любого города играют далеко не последнюю роль памятники и скульптуры, а также различные малые архитектурные формы, использованные как в ландшафтной архитектуре парков и скверов, так и на улицах городов. Готовя эту статью, я с удивлением обнаружил, что в Самаре за последние десять лет установлено немало подобных объектов.

Несмотря на это, любой горожанин может смело сказать, что город по-прежнему испытывает дефицит качественных объектов, обогащающих городскую среду Самары.

В отличие от Москвы и Санкт-Петербурга, дореволюционная Самара не могла похвастаться обилием памятников. Среди самых ярких скульптур можно выделить фигуры слонов на даче Константина Головкина, до сих пор радующих глаз проплывающих по Волге самарцев и гостей города, а также памятник Александру II, располагавшийся на нынешней площади Революции. Разговоры вокруг утраты последнего и возможности его восстановления длятся как минимум последние двадцать лет, однако многие современники критически отзывались о художественных качествах скульптурной композиции работы Шервуда. К примеру, жена мастера русской жанровой картины С.В. Иванова писала в своем дневнике: «…смотрели его, работы Шервуда, очень плох в художественном отношении, не серьезен в общем, какие-то длинные, малоголовые фигуры, очень плохо вылепленные; фигура же Государя — просто комична».

Советская власть оживила ситуацию в этой сфере. В городе появляются многочисленные скульптуры «вождей пролетариата», на трех центральных площадях Самары устанавливают работы Матвея Манизера, в том числе памятник Ленину на постаменте демонтированного памятника императору, о котором шла речь выше. После Великой Отечественной войны Куйбышев развивается еще стремительней, а скульпторы и архитекторы создают все больше интересных объектов. Появляется такие символы, как площадь Славы с монументом, памятник самолету Ил-2 на Московском шоссе, строится и украшается Самарская набережная. После развала Союза, работа в этом направлении продолжалась, но менее активно. Среди появившихся за это время объектов следует отметить «Ладью» и «Ракету», ставшие визитными карточками города, памятник отопительной батарее за его необычность, а также несколько ландшафтных скульптур в парках и скверах города.

Что же еще надо, если в городе появляются все новые памятники и скульптуры? – спросите вы. К сожалению, наряду с появлением новых объектов в разные годы было ликвидировано немало старых, а за состоянием имеющихся либо не следят, либо берутся за это дело лишь перед каким-либо праздником. В советские годы на набережной располагалось десять типовых скульптур. Сейчас на первой очереди, через которую проходят почти все туристы из Приморского края, приплывающие по Волге, пустует. Пустые и две центральные улицы города. На улице Куйбышева, кроме скульптур на площади Революции и на пересечении с Ленинградской, нет ничего, а т.н. «Самарский Арбат» (улица Ленинградская) имеет лишь стеллу, посвященную дню основания Самарской губернии. Проще говоря, гостям города нечего показывать на центральных улицах. Скульптура горного козла в Струковском саду, символизирующая герб губернии, демонтирована после повреждения вандалами пару лет назад и до сих пор не восстановлена. В 2003 году ликвидирован потерявший вид бетонный памятник Маяковскому на улице Гагарина. Восстанавливать его, судя по всему, никто не планирует, хотя «поэт и гражданин» не заслужил такого к себе отношения.

Неделю назад я обратил внимание, что ландшафтную скульптуру бегемота-садовника (многие называют его Муми Троллем) в Струковском парке начали озеленять. На дворе, как вы знаете, июль месяц, а на нашей широте лето длится не так уж и долго. Скульптура могла бы быть зеленой еще два месяца назад. Та же самая ситуация с «шахматами» в Струковском и ландшафтными композициями «Дон Кихот» и «Лебединое озеро» в скверах на площади Куйбышева. Спрашивается, для чего вообще озеленять все эти скульптуры? Чтобы поставить галочку, что в этом году план выполнен, а деньги на озеленение освоены?

Последние несколько крупных объектов, появившиеся в городе и планирующиеся к установке, не внушают оптимизма.

Вспомнить хотя бы памятник Высоцкому и скульптурную композицию от Мегафона, о которой шла речь в 16-м номере «Новой газеты в Поволжье». Последним же объектом, установленным недалеко от Самарского зоопарка, аккурат напротив бензозаправочной станции, стала гипсовая скульптура орлана-белохвоста, выкрашенная в бронзовый цвет, видимо, чтобы создавать впечатление бронзового изваяния. Тем временем, уже много лет планируется установка памятника основателю крепости Самара князю Григорию Засекину на Красноармейском спуске, есть идея со скульптурой аленького цветка на месте, где располагалась усадьба самарского губернатора Аксакова – сына известного писателя. Будет ли он установлен или нет, неизвестно, поскольку мэрия планирует установить на этом месте, на пересечении улиц Фрунзе и Красноармейской, памятник Борису Свойскому.

Уже отлит и другой памятник, митрополиту Иоанну Снычеву. Удивительно, что при наличии большого количества пустых площадок, мэр Самары решил установить его на одной площадке с ландшафтной композицией «Дон Кихот» в сквере на площади Куйбышева. Установка задерживается из-за нехватки средств для изготовления гранитного постамента с бронзовыми барельефами и его установку. Следует отметить, что владыка Сергий не благословил установку скульптуры из-за резонансности имени Снычева, известного многим своими антисемитскими выступлениями в начале 1990-х. К сожалению, вариант установки массивной бронзовой скульптуры в другом сквере на этой же площади инициаторами проекта даже не обсуждается.

Андрей Кочетков в своей статье «Главный курорт главной русской реки» («Новая газета в Поволжье» №15 от 17.06.2010) призывает отказаться от неоправданных столичных амбиций и развивать Самару как курорт на Волге, имеющий свое неповторимое лицо. Для развития инфраструктуры курортного города большую роль играют достопримечательности, которые в нем расположены. Как я уже отмечал, горожане мало что могут показать гостям города. Естественно, имеются в виду скульптуры и малые архитектурные формы. Тем временем, совсем иначе обстоит ситуация в других городах. К примеру, намного благоустроеннее во всех смыслах главная улица Саратова – проспект Кирова с множеством скульптур, а на набережной установлена скульптура в виде школьной парты с сидящей за ней школьницей и стоящим рядом с ней одноклассником – подарок одного из банков города. Скульптурная композиция открыта 25 мая, когда школьники празднуют «Последний звонок», и является местом паломничества всех выпускников города. Не правда ли, оригинальная идея?

В Самаре же все ограничивается протиранием хвостов, носов и хоботов. Более оригинальных идей пока ни у кого не возникало.

Возникает классический вопрос: «Что делать?». Велосипед изобретать здесь вовсе не обязательно. Требуется комплексный подход к вопросу установки и поддержания в должном виде различных объектов города. Идей немало, их лишь надо упорядочить и собрать воедино. Уже не первый год обсуждается вопрос возведения на набережной памятника киногерою Сухову из «Белого солнца пустыни», мечтавшего наконец-то вернутся к жене в Самару. Заслуживает внимания и герой романа Ильфа и Петрова отец Федор, мечтавший открыть в Самаре свечной заводик. Да и сам город подсказывает немало решений. К примеру, во многих городах можно встретить скульптуры простых людей, иногда чудаковатых, но запомнившихся многим поколениям горожан.

В Ереване, на центральной улице города есть памятник старику с корзиной цветов в руках. Это Карабала, стоявший некогда на этой же улице и даривший цветы прохожим. В Самаре тоже был такой человек. Горожане не могли представить Самару 1940-1960-х годов без юродивого Пинии Гойфмана. Пиня был одним из символов послевоенного Куйбышева. Сейчас еще можно услышать из уст старшего поколения выражение «Одет как Пиня». Это означает, что человек одет в старую, истрепанную одежду, либо на нем надето слишком много вещей. Пиня жил в синагоге на Чапаевской, своего дома у него не было. Почему бы не установить памятник этому блаженному человеку, которого уважала вся послевоенная Самара. Установить на Чапаевской или на пересечении ее с Ленинградской, сидящим где-нибудь на парапете. Этот ряд идей можно развивать и дальше, от Константина Головкина и Александры Курлиной до «неодушевленных» скульптурных композиций, гармонично вписанных в историческую среду города и садово-парковое пространство. А для этого достаточно проявить политическую волю ряду чиновников и инвесторов, сделать хорошей традицией дарить городу подобные объекты, но не только с целью саморекламы, а просто так, безвозмездно. Горожане и без эмблем узнают и мысленно поблагодарят благотворителя за подарок.

А памятник Маяковскому нужно срочно восстановить!

Среди планируемых памятников нужно отметить несколько монументов, посвященных участникам событий 1917-1919 гг., причем представителям трех различных лагерей. Существует проект установки памятника разведчику Льву Маневичу в сквере его же имени, который в 1919-1921 гг. вел агитаторскую деятельность и занимал высокие политические должности в советской Самаре. А в 2008 году появилась идея установки памятника погибшим в Самаре белочехам. Причем памятник планировалось установить в парке, который носит имя красного командира времен гражданской войны – парке имени Щорса. Идея памятника была согласована с чешским правительством, а установка планировалась в 2009 году, однако эта идея по-прежнему остается неосуществленной. Еще один возможный вариант – памятник белогвардейскому генералу Каппелю. Речь пока идет лишь о памятной доске, но разговор об установке памятника не за горами. Более оригинальная, но не менее спорная идея возникла вокруг снесенной столовой ГРЭС, в которой, считается, располагалась пересыльная тюрьма, где некоторое время сидел Александр Солженицын. Во время посещения Самары супругой Солженицина обсуждался вопрос установки женской скульптуры на холме над этим местом. По воспоминаниям Солженицына, в бытность тюрьмы женщины подходили к склону и всматривались во двор и окна изолятора, пытаясь разглядеть своих родных. Безусловно, память погибших и репрессированных в тяжелые для Самары и всей России годы заслуживает увековечивания, но не достаточно ли мемориальных досок, какие установлены, к примеру, на Безымянской ТЭЦ, построенной узниками ГУЛАГА, или на остатках той же пересыльной тюрьмы на Волжском проспекте? Сначала была идея установки памятника жертвам террора работы Шемякина, а теперь новая скульптурная композиция? Работа Шемякина в конечном счете реализована во Владикавказе, а будет ли реализация у этого замысла?

Своим неповторимым обликом, самобытной архитектурой и богатой историей Самара обязана Засекину, Аксакову, Алабину. То, что в Самаре до сих пор нет памятника Засекину – основателю города и одному из самых ярких персонажей доромановской России, лишний раз говорит о нашей культурной и нравственной ущербности. Трудно представить Москву без Долгорукого, а Питер без Медного всадника. Почти десять лет ведутся разговоры вокруг установки памятника Засекину на Красноармейском спуске. Выдано АПЗ, установлен памятный камень, розданы многочисленные заверения от представителей власти всех уровней о необходимости, актуальности и т.п. Однако монумент самарскому «отцу-основателю» так и не появился. Складывается впечатление, что в городе затянувшаяся эпидемия исторической амнезии. При всем уважении к личности и творчеству Владимира Высоцкого, памятник у Дворца спорта выглядит нелепым, неуместным и непомерно дорогим. Начать с того, что в городе уже есть сквер и переулок, названные в его честь. Существует и скульптурная композиция. Легендарный концерт Высоцкого в Куйбышеве был банальным коммерческим чесом, да простят меня поклонники Владимира Семеновича. Давайте все-таки разберемся с культурными и историческими приоритетами. Думаю, что затрат на установку памятника и гонорара Шемякина хватило бы и на Засекина, и на Аксакова, и на Алабина. Может, это звучит и грубо, но вполне резонно. Жаль, что Самара так и остается у нынешних хозяев в роли нелюбимой падчерицы. Огромные средства уходят на баннерное пустословие и многотиражную печатную демагогию. Мы давно проиграли негласную борьбу за право называться столицей Поволжья, имея неплохие стартовые возможности, как материальные, так и культурные. На сегодня у нас есть все шансы окончательно превратиться в варваров и «Иванов, не помнящих родства». Учитывая инертность и патерналистские привычки наших сограждан, нравственный долг и обязанность по восстановлению исторической справедливости возложены в первую очередь на властную элиту.

Михаил Альков

Директор АНО «Новая стратегия»

В 2006 году «Комсомольская правда» писала: Скульптурная композиция, изображающая легендарную группу (Beatles) в полном составе, появится в Самаре уже к весне. Сегодня автор проекта — скульптор Иван Мельников — подготовил лишь миниатюрную копию будущего монумента. Ну а высекать из камня полноразмерные двухметровые статуи в столицу губернии приедет целая группа мастеров из разных городов России.

Поставить памятник решили неподалеку от музея им. Алабина. К весне на свободной площадке со стороны улицы Красноармейской разобьют целый скверик музыки, где помимо двойников ливерпульской четверки установят и другие тематические скульптуры.

Запамятовали?”: 2 комментария

  1. В сентябре 1910 года Самару посетил П.А. Столыпин. Благодаря этому событию Самара стала Вузовским городом наряду с Саратовом и Казанью. Мы даже это не знаем или не хотим знать и помнить. Куда уж тут до памятников… Их ведь охранять надо. У нас ни один памятник не имеет зон охраны, а сколько шашек поменяли на памятнике Чапаева???

  2. Саратов всегда был более культурный город ,первый стац. цирк, знаменитый КИСЕЛЕВСКИЙ тюз, третья консерватория в России ,хореограф уч.,во многих дворах города красуются бронзовые.деревянные и проч. малые формы. мои знакомые музыканты, артисты балета ,актеры ,СВя-служители в 80е и 90е уехали из Самары туда учится…..САМАРА к сож. не имеет таких традиций.p.s.Самара у нас далеко не бедный город….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *