Казачья бутафория

На улицах Москвы появились казаки – они патрулируют улицы, помогают, как уверяют, полиции наводить на улицах порядок. Этими заголовками наполнились СМИ.

Есть даже такие: «Русские казаки патрулируют улицы Москвы».

Да будет известно всем, что слово «казак», может конечно, стоять в тексте рядом со словом «русский», но, вообще-то, исторически, еще со времен Золотой Орды, казаки-то «русскими» себя никогда не считали. Иначе в казацкой среде не появилось бы презрительной клички «русопят», что означает «под пятой у руссов».

Руссов давно уже нет, растворились они среди славян, половцев и прочих народов, населявших тогда Русь, а вот кличка осталась.

Предками казаков принято считать бродников – свободный люд, со времен хазар промышлявший набегами и разбоем в степи, поэтому с приходом Орды на Русь для охраны границ ханам ничего выдумывать не пришлось: они брали дань и деньгами, и товарами, и людьми. Только это были не рабы. Русь поставляла бойцов. Они считались вольными, и селила их Орда на границе. Главная задача – предупредить о нападении. Поэтому казак – легковооруженный воин – имел минимум имущества, всегда был на коне и всегда был готов наскочить на врага и быстро умчаться в степь – лук, стрелы, реже, меч, чаще, сабля. А пищали появились позже. Орда не интересовалась вероисповеданием казаков, поэтому кроме славян, в казаки попадали и половцы, кипчаки, и христиане, и мусульмане, а потом – башкиры, мордва, армяне, чечены и так далее – словом, этническая палитра была самая пестрая. А среди славян казаков хорошее знание татарского языка, например, считалось хорошим тоном.

Кстати, нынешнее название «казахи» не совсем верное, потому что на казахском языке буква «х» не звучит так, как должна. Должна быть буква «к» и в начале и в конце слова, вот только произносится она не так, как в русском языке, вот и слышится на конце «х».

Орда гарантировала казакам защиту, свободу вероисповедания, освобождение от налогов. В ответ она требовала службы на границе. Не стало Орды, и казаки, в конце концов, предложили свою службу русским царям, в обмен на сохранение вольностей.

Екатерина Вторая лишала казаков вольностей и разорила Запорожскую сечь, но уничтожить казачество никому не удалось. Казаки поднимали восстания – Разин, Пугачев – и они же завоевывали Сибирь. Казаки дошли до Дальнего Востока. Служение их государству Российскому сомнений не вызывает. Но главная задача всех казачьих вольниц и войск – охрана границы – как была, так и остается таковой, и по сей день.

Казаки должны быть не в столицах, а на границах.

Это очень хорошо понимали в царской России. Вдоль всей границы – особенно 19-м веке и это особенно характерно для Кавказа, Алтая, Сибири и Дальнего Востока – земли безвозмездно отдавались казакам. Земля и угодья в обмен на охрану границы и службу.

В настоящее время идет возрождение казачества, но вот только возрождение это надо бы, на мой взгляд, начинать не с казачьей партии, что воспринимается, порой, как подкуп казачьей верхушки, а с возрождения сословий – в том числе и казачьего.

Законы должны быть, а не партии и посулы. Законы, предусматривающие служение казаков вдоль границ России. Они должны стать частью пограничной стражи. Служба их должна быть приравнена к пограничной, она должна иметь свой устав.

Что-то вроде национальной гвардии. И срочную службу казаки должны проходить на границе, рядом с домом.

Граница, особенно на Алтае, Сибири и Дальнем Востоке сегодня нуждается не только в техническом переоснащении, но и в людских ресурсах. А на границе с Китаем это особенно актуально. Приграничная полоса на Алтае, например, очень хорошо охраняется здешними казаками, и китайской экспансии в этот район нет, а вот Хабаровский край этим похвастаться не может.

Охрана границ – главное дело казачества на все времена пока находится не на высоте.

Нет того, что было в царские времена, и что в нынешнее время можно было бы назвать «глубоко эшелонированная оборона».

Так что в настоящее время наша главная оборона на границе – это бездорожье, болота и тайга. То есть, бездорожье – наше главное преимущество. А если и есть единственная дорога, то ее можно всегда завалить шламом из домен – опыт Великой Отечественной войны – и ни один танк не пройдет, тут же потеряет гусеницы.

Природа же охраняет нашу границу и на Крайнем Севере. Со стороны Мурманска это еще охраняется пограничниками, а вот дальше – до Чукотки включительно – все считается непреодолимым для врага. Потепление в Арктике, конечно, несколько поколебало веру в эту защиту, но в целом она еще очень крепка.

Возрождение, интенсивная эксплуатация Северного морского пути, освоение шельфа – все это еще только из области фантастического будущего, из области декларации, но, в общем-то, вторжения с этой стороны на территорию России никто сегодня не ждет. И хотя, действия ВМФ США в устьях северных рек Сибири уже рассматривается противной стороной, но в серьезность этих намерений пока никто не верит.

Все верят в природу, и в то, что природа далеко никого не пустит.

Вот и казаки появляются у нас не там, где должны, а там, где они воспринимаются только, как очередная бутафория.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *