Год самарского протеста

Декабрь 2011 года уже вошел в новейшую российскую историю. В Москве говорят об уроках несостоявшейся «болотной революции» (раз уж не смогла стать цветной), Лимонов клеймит предателей, уводивших протест с площади Революции. Всё это очень символично и даже поучительно, но довольно далеко от наших самарских реалий, которые тоже дали за этот год немало бесценного опыта, свежих политических эмоций и вернули многие, почти забытые за годы сытой стабильности острые ощущения. И главный вывод:

Мы можем!

За год в Самаре прошло очень много митингов, массовых и не слишком. И хотя протестная активность неуклонно снижается и сейчас на «Марш миллионов» подается заявка с численностью в 500 участников, прошедший год показал, что в российской провинции люди разных взглядов, политических убеждений и достатка могут мирно выходить на улицу в знак протеста. Но против чего-то совсем уж вопиющего. Зимой 2011 таким вопиющим безобразием стали демонстративное нарушение властями выборной процедуры и наглые фальсификации. Нарушения были повсеместны и очевидны, а поведение властей чрезвычайно грубым и неуклюжим. В результате на зимних митингах у Дворца спорта собиралось (по разным оценкам) до 5000 человек. Для Самары очень серьезная цифра. Еще важнее, что это были тысячи очень разных человек. Гражданское общество, которое мелькнуло перед нами в морозном воздухе и разбилось вдребезги как мираж о твердолобую реакцию государства. Но мы можем.

И не только в 1988. Правда, так и не понятно, кто же это мы?

Вместе веселей шагать

Весь год столичная оппозиция выясняла и продолжает выяснять, кто же из них самый-самый-самый. Разговоры и обвинения, вечные и кому-то очень выгодные, все знают. И тут, надо сказать, Самара хоть чуть-чуть, но отличается от столицы тем, что здесь все участники оппозиционного политического процесса пытаются договариваться. Были, конечно, в течение этого года громкие заявления в ФБ на тему: я не могу с ними солидаризироваться! Но в целом все пытаются договариваться и действовать вместе. Хотя до общих кандидатов на выборы еще далеко. Ближайший марш должен подтвердить или опровергнуть это утверждение, но что за этот год стало очевидным:

Узок круг революционеров

Постоянно действующих политических активистов в Самаре не так-то и много. На слуху пять-семь фамилий. И это не вожди, хотя и люди уважаемые, а именно активисты — причем активисты многолетние. Профессиональные революционеры. Это высочайший уровень подготовки. Профессор Матвеев, прошедший не одну выборную кампанию и блистательно переигравший год назад ЕР и связку Дегтев-Кошелев в своем округе. Людмила Кузьмина, которая занимается общественно-политической деятельностью практически всю свою жизнь и на любых выборах работает предельно честно и жестко. Александр Лашманкин, активно изучающий политологию, новые медиа и философию и способный (один из очень немногих!) подробно и обоснованно объяснить, против чего и за что он борется. С цитатами из Маркузе, если хотите. Можно назвать еще фамилии. И за прошедший год это «ядро» сохранилось и, наверное, даже укрепилось. А вот вокруг него произошли серьезные изменения. Прежде всего постепенно отходит в тень старая гвардия, дедушки самарской демократии, с которыми все почтительно вежливы, но особенного пиетета уже не испытывают. На их место за этот год пришла молодежь. Начиная с весны 2012 года основными действующими лицами самарского протеста становятся двадцатилетние. Появляется движение «Оккупай Самара». Его частенько упрекают в 100% американской франшизе. Но это же естественно для поколения «Пепси» и «МакДоналдса», of course? Молодые люди не выглядят идеологически подкованными, но они взяли себе в наставники Александра Лашманкина и активно внедряют

Новые формы протеста

До начала «болотной революции» у нас был очень неширокий ассортимент гражданского протеста. За прошедший год он расширился неимоверно.

В какие-то моменты даже казалось, что идет негласное соревнование между оппозицией, придумывающей с невероятной скоростью Абая, массовые прогулки с писателями и белые кольца по Москве, и властью, с той же скоростью штампующей репрессивные законы, урезающей гражданские права и свободы, давящей через суды любые порывы. Кто выиграл в этой гонке? На первый взгляд власть. Но это только если рассматривать прошедший год как отдельную историю. А это не отдельная история, а начало новой политической жизни в России. И с этой точки зрения опыт разнообразия, приобретенный оппозицией, в том числе и самарской, еще очень и очень пригодится. Большинство успешных политических практик революционного характера, использованных в XX веке, имеют русское происхождение. Терроризм, толстовство, большевизм, экспорт революции — это все наши изобретения. И надо сказать, довольно эффективные, хотя зачастую и разрушительные. Даже демонтаж социализма, предпринятый Горбачевым, как к нему ни относись, — это уникальное в мировой политике явление, и не в ЦРУ его придумали, а в ЦК. Возможно, что среди всех этих мимимитингов и «проводов на пенсию» в группах ФБ рождается нечто могущественное, способное перевернуть не только Россию, но и целый мир. И прошедший год показал, что именно этой возможности-угрозы нам будет трудно избежать. Не случайно ныненшнюю ситуацию сравнивают с положением в русском обществе в 1908-09 годах. Сразу после подавления первой русской революции. Сейчас история идет быстрей и по пути, сходному со сценарием столетней давности.

Не договоренное

Чего за прошедший год не было, так это договоренностей между властью и оппозицией. Жесткая позиция власти в Москве на местах понемногу отмякает. И никому не хочется особо разгонять, хотя иногда все-таки приходится. Самой потешной за прошедший год околополитической историей было перетягивание чучела жулика и вора и топтание вокруг рамки металлоискателя, стоявшего на снегу. Оккупаевцев, правда, уже начали забирать и присуждать штрафы. По 10 000 рублей, которые оккупаевцы не торопятся оплачивать. По сравнению с московскими репрессиями по «болотному делу», где люди сидят полгода в СИЗО, — это, казалось бы, пустяк, но и сами «нарушения», придуманные и как бы выражающиеся в проведении совершенно невинных акций, — вполне адекватны друг другу. Но активисты теперь не боятся возможного задержания. Возможность применения насилия гораздо страшней открытого, но явно вынужденного насилия. И молодых активистов теперь автозаком и камерой вряд ли напугаешь. Но и к переговорам тоже не склонишь. Они просто не видят в них смысла. Не надо?

Следующие шаги

Самарские власти, в отличие от московских, довольно легко согласовали проведение шествия 8 декабря. Шествие начнется в 15:00 у фонтана на Осипенко (площадь героев 21-й армии) и пройдет до площади перед заводом имени Масленникова, заявлено 500 участников, надеемся, что их будет больше.

9 декабря в отеле «Азимут» по инициативе Михаила Матвеева пройдет гражданский форум, на котором, в частности, будут подведены итоги прошедшего года протестов. Приглашаем к участию всех неравнодушных граждан. Также Михаил Матвеев будет распространять отчет с двух форумов, прошедших в начале года. Документ эпохи или руководство к действию? Начало форума в 12 часов. Гражданский протест продолжается. Его масштаб и наполненность зависит от каждого из нас. Как всегда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *