Полуостров Крым.

Третий год подряд я, выражаясь словами доктора Онищенко, провожу декаду ужаса, то есть новогодние праздники, в Крыму. Месте, которое почти для любого человека, родившегося в СССР, наделено особыми смыслами. Одной из самых благодатных точек мира, доступных советскому гражданину. Впрочем, и в сравнении с другими уголками планеты, которые теперь может посетить почти любой россиянин, Крым воспринимается так же эффектно. Но когда наблюдаешь за жизнью этого места регулярно по «годовым кольцам новогодней ёлки», хорошо становится заметно, как меняется лицо этой одной из самых русских точек постсоветского пространства.

Крым почти для всякого россиянина является чем-то если не юридически, то духовно своим. Здесь наш Афанасий Никитин совершил первый молебен в храме после своего путешествия в Индию, наш вице-адмирал Корнилов руководил обороной Севастополя. Здесь наш император Александр II жил в летней резиденции в Ливадии, а наш император Александр III в ней скончался. Здесь в Феодосии наш художник Айвазовский писал на своих картинах Чёрное море. Здесь наш поэт Волошин в Гражданскую войну прятал у себя в Коктебеле преследуемых красными и белыми людей. Здесь наш четвёртый Председатель Совнаркома Сталин принимал Рузвельта и Черчилля на Ялтинской конференции. А затем наш Первый секретарь ЦК КПСС Хрущёв передал Крымскую область Украинской ССР. Здесь в Форосе наш президент СССР оказался заточён во время августовского путча…

С таким историческим фоном трудно всё время помнить, что юридически Крым больше не наш. Но с каждым годом это чувствуется всё больше и больше. Нет, здесь по-прежнему на улице практически не услышишь какую-либо речь, кроме русской. Всё так же гривны по привычке продолжают называть рублями. Тон риторики в местных аналитических передачах на радио порадовал бы слух любого поклонника русских имперских идей.

Но уже прослушивание подборок песен в местных кафе заставляет задуматься о том, что всё не совсем так, как кажется. В местных плейлистах практически нельзя услышать песни на украинском. Но и знакомая русская попса здесь попадается редко. Её заменяет местная русскоязычная попса с востока Украины, разбавленная украинскими продуктами на великом и могучем, ориентированными на экспорт, вроде «Виагры» или Потапа и Насти Каменских. Этот музыкальный купаж даёт представление о том, что современный Крым является какой-то альтернативой российской реальности. Русские здесь по-прежнему являются этническим большинством. Но связь их с самой Россией чувствуется с каждым годом всё меньше. Это какой-то аксёновский «Остров Крым» наоборот.

В отличие от книги Аксёнова, в Симферополе не выросли небоскрёбы. Напротив, крымская столица похожа на один из неблагополучных российских провинциальных центров с разбитыми дорогами и обшарпанными фасадами домов, где надпись краской на стене «Не было печали, да «Хатико» скачали» смотрится как светлая точка городской географии. Совсем не аксёновская напряжённость витает в воздухе между русскими и быстро укрепляющими свои позиции на полуострове крымскими татарами. Так похожая на ту напряжённость, что выплеснулась в волнения на Манежке. У русских в Крыму свой «Хватит кормить Кавказ». За два десятилетия, прошедших после распада СССР, они научились чётко отделять себя от россиян и глубоко погрузились в проблемы другого государства – Украины. С каждым годом всё чаще применительно к собственной персоне здесь приходится слышать слово «россиянин», отделяющее тебя от жителей Крыма. И никакой аксёновской идеи общей судьбы здесь не чувствуется. Напротив, всё чаще кажется, что нас и русских граждан Украины объединяют только язык, история и родственники, раскиданные по просторам бывшего СССР. А массовая культура и современные политические реалии, напротив, разводят нас всё дальше и дальше.

Причём создаётся впечатление, что колебания украинского политического маятника не сильно меняют жизнь русского крымского большинства. По Крыму едет вроде бы «прозападный» президент Ющенко и видит санаторий «Зори России» у Симеиза. Он требует переименовать его в «Зори Украины». Показательно. Потом тогда ещё вроде бы «прорусский» кандидат в президенты Янукович выступает по поводу Музея Чехова в Ялте. Он называет Антона Павловича «великим поэтом». Опять показательно.

Тем не менее, пожалуй, именно Крым с его магической природой, окутанный удивительным культурным ореолом и обильно политый кровью граждан Российской империи и СССР, сейчас является главной общей точкой для русскоязычных людей со всего мира. Одно из самых ярких пятен на карте рухнувшей империи продолжает манить к себе. Мои знакомые из разных городов России, несмотря на бюрократические сложности, переезжают сюда навсегда. Переезжают по любви. По расчёту в современный Крым можно мигрировать, только имея очень оригинальные бизнес-схемы.

Но Крым постоянно продолжает меняться. И как долго он сохранит свой дух, сказать довольно сложно. Помимо внутренних политических процессов появляются и внешние влияния. Сюда активно начинает входить турецкий туристический бизнес. Потихоньку на побережье формируются зоны, схожие с берегом турецким, который так нужен многим россиянам на пару недель в году. И вместо того Крыма, который мы знали, возможно, вскоре мир увидит кальку Анталии.

К тому же National Geographic поставил Крым на первое место среди туристических must-see в 2013 году, назвав его «курортом царей и жирных котов Политбюро». А американцы своей прессе верят. А значит, потянутся. Правда, ни царей, ни Политбюро в Крыму не осталось. Зато с жирными котами, как в старые времена, полный порядок.

Хотелось бы на следующий Новый год опять поехать в Крым. Пока он ещё такой, какой есть. Пусть уже не совсем наш, но ещё и не совсем их. За трое новогодних каникул я не посмотрел ещё и трети того, что хотелось бы. А на море, горы и «жирных котов» и вовсе можно смотреть бесконечно. И вам рекомендую поспешить в эту «землю обетованную» рухнувшей империи, если вам дорог её прежний вкус.

Еще фотографии из путешествия: http://vk.com/album85539872_168269924

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *