Кому достанется земля самарская?

Презентация новой земельной политики бизнес-сообществу и пресс-конференция министра имущественных отношений Юлий Степновой вызвали очень умеренный интерес у общественности, массмедиа и бизнеса. А ведь это была одна из точек отсчета новой жизни губернии. Пафосно? Ничуть.

Невеселые картинки

Я отправился на эту встречу пешком. Шел в ТПП по старой Самаре, и у меня перед глазами каждый дом, каждый киоск, каждый пустырь или брошенный заводской цех еще раз напоминали, вопили о важности земельной политики. В зале Торгово-промышленной палаты, сидя у окна, я видел пустой дом губернатора (архитектурный памятник федерального значения, руинируется свыше 10 лет, сейчас выставлен м.и.о. Степновой на продажу за 54 миллиона рублей). Рядом с домом губернатора — завод, работающий на 10% от прежней мощности, и огромные цеха с выбитыми стеклами. Еще дальше пустырь. За ним заправки и первая квартира Ленина в Самаре. Дальше — стихийный рынок. Вокруг депрессивно и разрушено. Это даунтаун миллионного европейского города. Место, где земля должна быть золотой, а строить должны мировые звезды архитектуры по конкурсу. Никаких звезд. Правда, с помощью Хинштейна нашли федеральные деньги на спасение пожарной каланчи на Хлебной площади. И всё. В квартале с еще сохранившейся исторической и очень интересной застройкой два отремонтированных дома — Торгово-промышленная палата Самарской области и магазин «Горилка». В жилых домах коммуналки и грибок. Отсюда начиналась Самара. В ста метрах к югу была заложена крепость, в двухстах метрах к северу — в доме фон Мека было провозглашено создание Самарской губернии. Где-то посередине планируется построить жилой комплекс «Гулливер». Ради него снесли старейшие дома города, но инвестор кажется разорился. Хорошие иллюстрации к вопросу о необходимости новой политики.

Касется всех

Самарской губернии очень нужна прозрачная и внятная земельная политика. На встрече в ТПП это повторялось много раз. И нужна она всем, от федеральных чиновников и лощеных «инвесторов» до владельцев шести соток в старом дачном массиве и ветеранов войны. При этом существующую ситуацию иначе как уникальной не назовешь. Именно так. Юлия Степнова во время своего выступления неоднократно повторяла, что она не может уверенно говорить за все регионы России, но только у нас… И дальше про точечную застройку, отсутствие единого геопространства, недружелюбие к инвесторам и полное презрение к гражданам. Вспоминалось неоднократно и правление позапрошлых мэра и губернатора. Очень недобрым словом. Но кто старое помянет… И новый министр обозначила очень четко: никаких реституций не будет. Если есть земля и на нее есть документы, то эту землю никто не тронет. Но документы есть не у всех. И среди людей, рассчитывающих на земельную амнистию, есть и древние старушки-дачницы, живущие с шести соток, и крупные латифундисты, владеющие сотнями километров земли. И прозрачность, и оперативность новая политика обещает всем.

Принципиальный подход

Сама по себе презентация деловому сообществу, да и появление концепции заслуживают отдельного внимания. Юлия Степнова — новый министр уже вызвала активные обсуждения и бурю эмоций. Еще бы! В правительстве Самарской области впервые появился сексуальный министр. Да еще и на важнейшем посту в ключевом министерстве. Юлия Павловна действительно великолепно выглядит, очень уверенно и при этом изящно держится, говорит эмоционально, полностью разрушая образ чиновника, занимающегося земельными вопросами. Но дело не только во внешности. Юлия Степнова пришла в госуправление из частного бизнеса и не желает встраиваться в традиционную систему чиновничьих отношений — бесконечных утверждений и согласований. Новая земельная политика, о чем было заявлено, родилась в результате «мозговых штурмов», произведенных специалистами МИО. Получившийся документ носит явно декларативный характер, но это, к сожалению, неизбежность. Как подчеркивала в своем выступлении Юлия Степнова, положение дел настолько плохо, что приходится принимать решения и ставить задачи, заранее понимая невозможность их 100% реализации. Но это императив, и если эти задачи не ставить, область уже в обозримом будущем постигнет коллапс. Сделать невозможно, не делать нельзя. Именно такое ощущение возникает при чтении этого документа практически сразу. Прозрачность, оперативность и защищенность — это три основных принципа деятельности в сфере земельной политики. Три главных принципа, в равной степени относящихся и к инвесторам, которым Степнова обещает зеленый свет и «вождение за руку», и рядовым гражданам, томящимся сегодня в очередях и переплачивающим втридорога за любой клочок бумаги с печатью. Не будет очередей. Не будет клочков. Не будет обманутых дольщиков. То есть не будет всей той системы, которая сейчас сложилась в Самарской области. Возможно ли это? Ведь затягивание сроков, отсутствие прописанной законодательной базы, мухлеж с документами, постоянные пропажи бумаг и временные кадастровые номера — это не просто мелкий бизнес нечистых чиновников. Это огромная система, не управляемая никем конкретно, но очень живучая и мощная, потому что земля — это единственный товар, который больше не выпускают.

И, конечно, это огромные деньги. Которыми теперь будет управлять область. Исходя из трех основных принципов.

Реальность реализации

На встрече неоднократно говорилось о том, что на стороне реформаторов губернатор Меркушкин, и его лоббистские способности помогут и реализации новой политики, и даже коррекции федерального законодательства под нужды области. Никто не сомневается в лоббистских возможностях губернатора, но условия для работы он ставит очень жесткие: законодательная база для новой политики должна быть полностью подготовлена к 1 июня. А уже к 1 марта министерство обещает представить первый драфт документов. Команда министерства сомнений не вызывает. Такой министр любого вдохновит на подвиг. Особенно во имя патритической и благородной цели. Но у собравшихся, конечно, появились сомнения. Выразить их после презентации министерства частично осмелились представители ТПП. Восхищение и сомнение — это были два главных чувства на этой встрече. И то, что восхищение было вызвано ярким и смелым выступлением, а сомнение выглядело унылым и занудным, вовсе ничего не означает. Весь этот благородный порыв и прекрасный план может быть разрушен одним-единственным судом.

Суд да дело

Ленинским, Промышленным, каким угодно судом. Судебные решения концепция, увы, не может учитывать. А практика показывает, что есть закон и есть суд, который выше закона. Ну и дороже, конечно. И вот, например, любимая всеми тема точечной застройки. Дом «Трансгруза» на Вилоновской в тридцать этажей продолжают строить, несмотря на гнев мэра Азарова, возмущение жителей и архитекторов и общую абсурдность ситуации. Потому что есть решения суда и покровительство Баранникова — замминистра сроительства. Что будет с этим домом? Достроят? Очень может быть. Суд на стороне застройщика. И всё. Азаров, общественность, архитекторы могут махать руками дальше. Ведь в вопросе точечной застройки даже министр Степнова говорит о том, что застройку надо исключить, но при этом будет список исключений, когда можно. Интересно, покровительство высокого областного чиновника войдет в этот список? Но вернемся к судам. Они штампуют решения, противоречащие друг другу и законодательству. Не пугает их ни СКР, ни уж тем более правительство области. Суд у нас ни от чего не зависит.

А значит, на пути реализации новой политики встанет суд. Как только политика придет в противоречие с интересами серьезных игроков. И вот в этот самый момент на помощь Степновой и министерству должна прийти общественность. И медиа. Еще раз извините за пафос. Никакой административный ресурс не поможет победить человеческую жадность. Хапужничество. Корысть. А вот широкое обсуждение и осуждение, раскрытие имен отдельных героев может принести свои плоды. Тем более что дело, затеваемое министерством имущественных отношений, действительно архиважное, как говорил наш земляк Володя Ульянов.

Лучшее — детям

Конечно, если внимательно прочитать все 16 направлений новой политики, то становится ясно — областные власти хотят забрать себе землю и заставить собственников либо эффективно работать на земле, либо передать ее другим собственникам. Большой передел? Скорее попытка привести свое хозяйство в порядок. И это тот самый редкий случай, когда СМИ и гражданское общество должны помочь. Например, для того, чтобы оправдать свое существование в глазах потомков, которые будут жить на этой земле. Степнова так и сказала: на этой земле будут жить наши дети. Вы ей верите? Я верю. Хотя бы потому, что прозрачность, оперативность и защищенность — это и в наших интересах тоже. Тот самый неловкий момент, когда понимаешь, что твои цели совпадают с целями губернатора и министра…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *