«Платформа» расширяется!

2 февраля в фойе «Современника» велика вероятность быть задетым гитарой. Содержание зачехленных инструментов в толпе высоко, а возможности для маневра почти нет, потому что между игровыми и кофейными автоматами развернулась выставка хендмейда и музпродукции. Да еще группа Paprik`a, втиснувшаяся между колоннами только благодаря субтильности саксофонистки, выдает этно-джазовые инструменталы, мимо которых сложно просто так пройти. Уже здесь о Прологе «Платформы» можно сказать две вещи: во-первых, эта зимняя мини-поляна в помещении — куда более завершенный ивент по сравнению с прошлогодней открытой планеркой с концертом, во-вторых – фестиваль уже с порога предлагает нечто большее, чем «тишину, гитару, голос».

Атмосфера вообще довольно расслабленная. Один из идеологов феста Владимир Кожекин вдохновенно втирает довольным телевизионщикам, что администрация, к сожалению, запретила разжечь костер в помещении. Директор Союза бардов Самары Виктор Воронов долго и тщетно пытается запустить проектор, что, пожалуй, так и останется самым серьезным источником организаторских тревог в этот вечер.

Интересуюсь у него, не будет ли громких новостей – в прошлом году они буквально рождались за кулисами. «Для меня самая громкая новость – если выйдет Козловский и споет новую песню. Или споет старую песню по-новому», — наполовину шутит Воронов. Уточняю, не отказалась ли, например, окрепшая «Платформа» от слова «Грушинский». То есть совсем отказалась. Тут уже директору барду приходится отвечать более основательно и эмоционально: «Мы не имеем права ни от чего отказываться – это не наше дело. Кто это будет определять – я, Кожекин, Козловский, Чебоксарова, Мартынов? Грушинский – это огромный социальный организм, и ему начхать на тех, кто считает его своим. Ни одна божья коровка, ползающая по этому организму, не может сказать: «Вот это — мое».

«Проблемы объединяться особо нет. Мы сейчас придумали принципы проведения фестиваля на Мастрюках — такие, например, как прозрачность бухгалтерии плюс трата всего заработанного на фестивале на творческие и образовательные проекты… Шесть проектов Федоровки мы можем принять легко. Другое дело, что несколько человек на зарплате оттуда неожиданно надо будет встраивать в фестиваль, где сейчас ни одного человека на зарплате нет».

Чуть позже, уже на сцене, Воронов на пару с Лидией Чебоксаровой объяснит, что Прологом назвали зимний фестиваль для создания нужной атмосферы – так литературнее и ближе к творчеству, чем бизнесовый термин «презентация». Чинная публика для начала видит «классический» фестиваль – ансамбль «Горизонт», обрывок записи песни с Грушинского 68-го года, представителей Союза бардов Самары (в том числе поющих детей под руководством Елены Ключниковой).

А потом вдруг появляется Сергей Федоров из Электростали, а за ним – Василий Уриевский из Саратова. Первый цепляет переаранжированными мульт-хитами, второй в красных кедах и хипстерских очках вообще работает чуть ли не в жанре стендап-камеди-песни. Акценты сместились, интонации совсем иные, ля минор звучит значительно реже. Но люди в зале ничуть этим не смущены. Конечно, хедлайнеры вечера – это Андрей Козловский, Вадим и Валерий Мищуки, Дмитрий Богданов, но многие не меньше ждут Романа Филиппова и Алексея Вдовина – персонажей уже другого времени и другой тусовки. В том и состоит главная идея «Платформы» — каждый на прочной основе авторской песни волен построить свои творческие конструкции. «Наше существенное отличие от, допустим, «Рока над Волгой» в том, что там праздник потребления большого количества русского рока и пива, а здесь – праздник самодеятельного творчества, — чуть позже развивает мысль Кожекин. — То есть, любой участник пришел и может что-то устроить прикольное. Хочешь – песню спой, лагерь безумно оформи или шествие карнавальное на пустом месте организуй».

Концерт в двух отделениях неслучайно заканчивается песней «Милая моя». Этой нетленке Визбора, посвященной Мастрюковским озерам, в этом году исполняется сорок лет. В связи с чем на «Платформу» летом, вероятно, приедут дочь и внучка поэта. Грушинский (тот, что на Федоровских) планирует отмечать сорокалетие вообще всего фестиваля, но на Мастрюках с этой мифологией склонны не соглашаться. Особенно бард Александр Жаров – обладатель диплома Грушинского, которого «не проходило».

Напоследок спрашиваю, что будет, если внезапно найдется юбилей, который заставит пересечься параллельные фестивали. «Проблемы объединяться особо нет, — отвечает один из организаторов. — Мы сейчас придумали принципы проведения фестиваля на Мастрюках — такие, например, как прозрачность бухгалтерии плюс трата всего заработанного на фестивале на творческие и образовательные проекты… Шесть проектов Федоровки мы можем принять легко. Другое дело, что несколько человек на зарплате оттуда неожиданно надо будет встраивать в фестиваль, где сейчас ни одного человека на зарплате нет».

С точки зрения Кожекина, проблем бы здесь не было вообще, если бы несколько знаковых, медийных фигур приглашала третья сторона. Но все эти «если» пока меркнут по сравнению с конкретной проблемой – «Платформе» надо держать планку, заданную в прошлом году привозом мюзикла «Норд-Ост». Однако пока не ясно, что может быть круче специально подготовленного к фестивалю трудоемкого проекта.

В публикации использовано фото: nik-snider.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *