Снова Самарское время.

Пикет обещали при любой погоде. Он и состоялся: площадь Славы перед зданием областного правительства, минус семь градусов, порывистый ветер, первоначально участников пикета собирается шесть, потом их число незначительно увеличивается. Участники пикета окружают депутата губернской думы Михаила Матвеева, разворачивают транспарант «Самаре – самарское время» и флаги «Самарский союз избирателей». Флаги, вольно закрепленные на древках с помощью голубых лент, хлопают на ветру.

Представители СМИ делают репортажные кадры: участники пикета с одного ракурса, участники пикета с другого ракурса, портреты друг друга на брудершафт. В некотором отдалении скучают полицейские, разделившись на несколько групп по интересам. Молодая полицейская браво притоптывает по снегу стройной ноге в неформенной обуви. Определенное оживление вносит появление руководителя департамента информационной политики областного правительства Филиппова Сергея Васильевича. Он не присоединяется к акции, но становится зрителем.

Участники пикета меняют дислокацию с тем, чтобы следующие фотоснимки запечатлели их на фоне здания областного правительства. Массивные елки за их спинами тоже добавляют колорит и величавость. Минут через десять пресса совершает подход к пикетчикам: настраивают камеры, выдвигают диктофоны.

Слово берет Михаил Матвеев: «Принятое в 2010 году решение о переходе на московский часовой пояс было в значительной степени политическим: требовалось попасть в общефедеральный тренд смены часовых поясов. Спустя два года стали ясны результаты. Самарская область оказалась самым пострадавшим регионом: из-за этих реформ мы теряем от 175 до 180 светлых часов в год. Каждый для себя может решить, значимо для него это, или нет. Я помню детскую сказку «Семь подземных королей», там целый народ жил в подземелье, и ничего, привыкли. Бороться с фактом физической географии – с тем, что солнце здесь садится и встаёт на 57 минут раньше, чем в Москве – бессмысленно. На прошлой неделе прошла информация о том, что правительство готово принять зимнее время, причем на постоянной основе, и вот если бы это произошло, то потери областью светлого времени уже составили бы 300 часов».

Над головой настойчиво хлопают флаги, заглушая слова оратора.

«300 часов! – повторяет Михаил Матвеев громче. — Мы считаем это неприемлемым. Движение «За самарское время» многократно собирало митинги, мы вышли на пикет сегодня, и будем продолжать выходить, пока не вернем нашему региону его естественный часовой пояс».

Корреспондент местного телевидения задает вопрос, известно ли инициативной группе о том, что согласно опросам общественного мнения около 70% жителей города все-таки выбирают московское время.

Михаил Матвеев отвечает, что таков может быть выбор людей, ведущих исключительно ночной образ жизни. «Публика, являющаяся идейным вдохновителем подобных проектов, ложится спать в четыре утра, вернувшись из ночного клуба, а встает позже много полудня. У нее сместилось время».

С 2010 года летом в Самаре светает уже в три часа утра. Осенью и зимой темнеет в три часа дня. Зажигается электричество. И горит. Но это не самое страшное, конечно, что происходит в Самаре.

Вот и Михаил Матвеев согласен с этим: «Проблема часовых поясов – не самая важная из существующих. Нас многие упрекают в духе: делать вам больше нечего, и сразу предлагают нужные дела, протягивая список на ста пятидесяти листах. Но я хочу всех обрадовать и сказать, что мы этим занимаемся в свободное время – вот сейчас используем обеденный перерыв, постоим полчаса, обозначим свою позицию, и пойдём решать важные социально-политические вопросы».

Резюмирует три основных аспекта негативного влияния московского времени на жизни региона (первый — увеличение количества ДТП, второй — увеличение потребления электроэнергии, третий — вопрос здоровья), резюмирует и выдвигает шеренгу к построению. Пикетчики с транспарантом и флагами проходят вперед-назад по площади, еще раз обозначают свою позицию, и расходятся решать важные социально-политические вопросы.

Нет, предварительно Михаил Матвеев останавливается ответить еще одному корреспонденту: а достаточно ли в такой ситуации просто обеспечить свою позицию? Ведь два года обозначаете, и без особого толка?

Но Михаил Матвеев уверен в победе. Он говорит, что вода камень точит. И что власть непременно прислушается к аргументам сторонников возвращения самарского времени, как это случилось, например, с выбором места для стадиона к ЧМ-2018, когда первоначально принятое неконструктивное решение было заменено другим, устраивающим всех.

Теперь уже точно – всё. Очередной пикет под девизом «Самаре-самарское время» закончен; первый год митинги проводились нарочито в вечерние часы и люди приходили, подсвечивая себе путь фонариками и дисплеями телефонов, было красочно и тематически.

Снова Самарское время.”: 2 комментария

  1. Чудесный репортаж! особенно вместе с картинками! респект и уважуха за доставленное удовлльствие!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *