Губернатор и бизнес.

Николай Меркушкин продолжает встречи с жителями губернии. На этот раз с представителями бизнес-сообщества. Частниками, казалось бы. Но сам формат мероприятия — пятичасовая встреча с отчетами министров о проделанной работе и обязательной дискуссией в формате ответов на вопросы из зала — сильно напоминал собрания партхозактива советского периода. И не беда, что предприятия теперь частные, и люди, сидящие в зале, работают вроде бы на себя. Риторика позднего социализма и в этой среде вполне уместна. Благо основная часть бизнес-элиты — это люди за 50. Помнят прошлое время. И церемонии соблюдают. Сама встреча исключительно полезна просто для получения информации. А если кто ждет каких-то глобальных рецептов по разрешению тех проблем, о которых так часто говорит губернатор… Что ж, тут конкретного рецепта нет. Кроме лозунга, хоть и старого, но всеобъемлющего и совершенно верного: повышайте качество труда. Поможет ли это решить системные проблемы — сказать трудно, но это единственное, что нам остается сделать, если мы, бизнес и губерния в целом, хотим сохранить конкурентоспособность. Губернатор прав. И все с ним согласны. Но качественного рывка нет. Потому что мотивация советская уже не работает, а патриотизмом наши бизнесмены никогда не отличались. Значит, будут задабривать? Но это приводит к избалованности субсидиями и невозвратными кредитами и, как следствие, к падению качества. А качество очень нужно.

Фоторепораж с встречи

По дороге к Белому дому я догнал энергичного молодого человека лет семидесяти, явно спешащего в том же направлении, что и я. Это был М., директор ооо с оборотом, небольшой, но очень нужной экологической фирмы. «Хорошо, что вас пригласили, может, будут говорить о зеленом бизнесе», — обрадовался я. К сожалению, об экологии на этой встрече не говорили, так же как не говорили о социальной ответственности бизнеса. Не говорили о благотворительности. Не говорили о коррупции. Не говорили даже о туризме, хотя, казалось бы, близится 2018, и помимо общей радости по поводу стадиона на радиоцентре необходимо переходить к решениям и действиям, а время идет, туристическая привлекательность за неделю не появится. Но это лирика. Губернатор собрал бизнес-сообщество с очень прозаической целью — отчитаться перед бизнесом о работе профильных министерств и ответить на вопросы.

В просторных коридорах Белого дома собралось несколько сотен человек. Почти все мужчины. Большинство с лишним весом в очень среднем возрасте и дорогих темных костюмах. Одна из немногих женщин — наша Нина Дюкова. Шутим, что Меркушкин специально «психологически гнобит» бизнес. Нет ни кофе, ни плюшек, вообще ничего. Даже кулера. Пустые коридоры. И бизнесмены, постепенно перетекающие в зал, где в конце концов заполняется 80 % мест (оценка Николая Меркушкина). У меня за спиной девушки-журналистки из желтых и правительственных изданий обсуждают послание губернатора. Общий смысл: и везде упоминается, и они про него писали много раз, во всех синхронах встречается, а само послание никто и не читал, и не видел.

Возможно, что и эту встречу постигнет такая участь. За пять часов было сказано очень много важного и нужного, но уж точно эта встреча не улучшит кардинально отношения бизнеса и государства. Никому ничего не гарантирует и не предлагает. Демонстрация намерений в чистом виде со «знаком уважения» в виде церемониальных отчетов ведущих министров и представления планов правительства уважаемым членам бизнес-сообщества.

Капитаны бизнеса, не генералы

Николай Меркушкин вошел в зал, попривествовал собравшихся и сразу же сказал в своей полушутливой манере: могли бы и поплотнее набиться. И дальше. В том смысле, что, видно, нет у самарских бизнесменов особого интереса к общению с губернатором. И в самом деле, было заметно, что остутствуют в зале многие крупные бизнесмены, например, являющиеся по совместительству еще и депутатами думы. Губернской, Городской, Государственной. Не пришли депутаты, хотя про них и говорили. Не пригласили? Не знали? Не было наших самарских олигархов. Почему-то не было никого из представителей иностранного бизнеса в Самарской области. А уже пора. Была на этой встрече сцена, показавшая, что без членов правления «Рено-Ниссан» такие встречи теряют кворум. Но французы и японцы появятся позже, а сначала

Нерождаемость

Николай Меркушкин начал свое вступительное слово, которое в релизе скромно определялось «до 10 минут», а продлилось практически час, с того факта, что в области продолжается убыль населения. Упомянул, что уже в сорока регионах Российской Федерации наблюдается рост, а у нас роста нет. И, кстати, хорошо, что губернатор не стал особо углубляться, потому что дальше он бы увидел грядущую катастрофу. Ведь какую-никакую рождаемость и рост населения дают в основном натурализованные мигранты, а местное население убывает, и довольно быстро. Происходит эрозия человеческого капитала. О том, что произойдет лет через двадцать думать страшно, хотя именно об этом — необходимости задуматься над нашей перспективой — губернатор говорил.

Свой пассаж про рождаемость, которая не растет в регионе с высоким уровнем жизни, достаточно неожиданный в начале выступления на встрече с бизнес-сообществом, Меркушкин объяснил тем, что нет у нас инвестирования в будущее. Начал называть показатели нашей области, по сравнению с Татарстаном. Практически везде не в нашу пользу, и какая-то общая интонация, будто эта конкуренция регионов — почти война и вопрос выживания. Нагнетание драматизма? Нет. Но в определенные моменты на этой встрече возникало ощкущение, что есть нечто мешающее, изъян, и никто не называет его, но все как-то осознают. Еще губернатор заговорил о СПИДе и проблемах с наркотиками. Не очень понятно, откуда он черпает сведения, и заметно, что эта тема ему едва ли не физически неприятна. «Эта болезнь» — говорил губернатор. И связал нерастущую рождаемость с распространением «этой болезни». А ведь в области реально очень много больных, и они уже стали недавно источником социальной напряженности и поводом для проявления низовой демократии. Но и в эту тему Николай Иванович в своем вступительном слове не углублялся. Проблемы молодежи объединил с проблемой стадиона «Буревестник», которую никак не могут решить. И первый раз с начала выступления заговорил именно о самарском бизнесе. При этом никакая фамилия названа не была.

Безличие Зла

Ни в этом случае, хотя фамилия известна всем, ни дальше. И это тоже становится одним из постоянных признаков встреч губернатора с общественностью — разоблачения без конкретики. Есть пролезшие в депутаты бизнесмены, есть недобросовестные УК, есть множество проблем, которые отбрасывают нас назад. Нет имен. То есть они известны, в общем-то, всем, но никаких громких разоблачений не происходит. И судя по тому, что с момента первых таких недоразоблачений прошло уже немало времени, есть подозрения, что никаких имен названо никогда и не будет.

А значит, не будет и веры в то, что новые порядки отличны от старых. Власть сохраняет внешнюю преемственность, даже если и на самом деле меняется. А то, что власть меняется, было видно невооруженным глазом. Пожалуй, это первый раз, когда губернатор Меркушкин представил широкой публике своих основных министров.

Команда молодости нашей

Министры в команде у Меркушкина как на подбор: молодые, красивые да умные. И в самом деле по возрасту годящиеся Меркушкину в дети. При том, что средний возраст сидящих в зале, наверное, слегка превышал 50, эта молодость в президиуме выглядела бы нарочитой, если бы это не были на самом деле министры областного правительства. Модератором встречи выступал министр экономического развития, инвестицийи торговли Самарской области Кобенко Александр Владимирович. Его молодость и энергичность буквально бросалась в глаза. Выступления молодых министров были очень разными и по структуре, и по содержанию, но их объединяла эмоциональность и увлеченность работой, которая даже выглядит заразительно. Особенно если это Юлия Степнова с новой прической говорит, что самолет всегда взлетает против ветра. А самолету надо взлететь. Отчеты министров о деятельности за прошедший год констатируют слабый рост в основных отраслях экономики. Совершенно недостаточный для того, чтобы конкурировать с Татарстаном.

Вклад и износ

Еще большая проблема — низкий уровень инвестиций, высокий уровень износа. Николай Меркушкин сравнивал венчурные фонды Самарской области и Мордовии.

В Мордовии почти три миллиарда и до 80% освоения. У нас в четыре раза меньше и освоение около 20%. Про то, что такое венчурный капитализм, никто не знает. Меркушкин рассказал о своем визите в Госуниверситет на кафедру химии, где он рассказывал профессорам о постановлениях правительства по внедрению научных разработок. Профессора ничего не знают. По объему инвестиций в основной капитал наша область на 54 месте в России. Значит, никаких особых заделов на будущее нет. А есть у нашей губернии огромный износ основных средств и оборудования. Например, трубопровод 60-летнего возраста, один из старейших в стране. И один из важнейших в стране. Николай Иванович рассказал поучительную историю про другой трубопровод, «там, где я раньше работал» — так теперь говорит губернатор, который на семь лет моложе, но его уже в основном переложили. И сколько это стоило? Миллиарды. Нашей губернии придется где-то эти миллиарды взять. На этой встрече про миллиарды говорилось много. Магия больших чисел, в истинный смысл которых никто, кажется, уже и не вдумывается.

Огромные деньги

Главная тема, которой уже прогремела эта встреча, — это миллиарды ЖКХ. Много лет правительство Самарской области компенсировало деньги — долги по ЖКХ перед компаниями-поставщиками, которые, в свою очередь, возникали из-за долгов управляющих компаний, которым якобы не платят конечные получатели услуги — граждане. То есть мы с вами. А тут выясняется, что непонятно как эти долги формировались и хорошо бы все это расследовать. Потому что доходы в Самарской области выше, уровень платежей лучше, но долги по ЖКХ при этом больше, чем в большинстве регионов ПФО. То есть кто-то явно мошенничал, и неплохо бы разобраться — кто? В логике исполнительной власти сохраняется охранительный дискурс, но сегодня Меркушкин не может особо надеяться на силовые структуры. Про них, так же как и про криминал, он почти ничего не сказал за все пять часов.

Силовики-Суды-Криминал

В начале своей вступительной речи Николай Иванович как-то сказал, что теперь проблемы с криминалом очень актуальны, особенно для присутствующих. И больше о теме слияния силовиков и криминала и судебного бесправия вовсе не говорили. Складывалось впечатление, что прокуратура, МВД, СК РФ, судебная система и арбитраж существуют с бизнесом в параллельных мирах. И нет никаких претензий к нашему суду, кроме злочастного «Буревестника». Никто из бизнесменов, задававших вопросы губернатору, не спросил его о смерти Чупшева или об исчезновении Душкова. Как двигается дело, которым интересовался президент? Или он уже не интересуется? Или это не имеет отношения к отношениям бизнеса и власти. Но в речи Меркушкина все меньше ссылок на силовиков. Можно сказать, что их вовсе нет. И нет поддержки. Впрочем, у нас, как выясняется, много чего нет.

Чемпионат

Например, никакой ясности по подготовке к чемпионату мира. В конце февраля, по словам министра строительства, будет представлен план по подготовке к чемпионату. За всю сегодняшнюю встречу ничего принципиально нового по чемпионату сказано не было. Если не считать, конечно, скоростной трамвай, который пройдет мимо стадиона и до «Кошелев-проекта», и возвращение к идее самарского технопарка. Согласитесь, негусто. До сих пор нет общего плана и продолжается предварительная фаза, а время идет. При этом на встрече ни слова не было сказано про туристическую отрасль. Ни губернатором, ни бизнесменами. Даже директор «Холидей-Инн» спрашивал про налоги на зарплату и метро. Мы точно хотим чемпионат? Или есть уверенность, что достаточно построить дороги, стадион и подлатать старый город? Если у правительства области есть какие-то амбиции в этой части, то они их, видимо, хранят до лучших времен. И есть глубокое убеждение, что этот план должен стать предметом общественного обсуждения. Пока же мы довольствуемся информацией, что план скоро будет и он будет очень большой. Опыт российской действительности подсказывает, что просто долго запрягать еще недостаточно, чтобы быстро поехать.

Немного лукавства

Кстати, Трахтенберг спросил про метро не совсем то, что процитировали СМИ. Его вопрос был про обоснование необходимости постройки метро. И на этот вопрос Николай Иванович как раз отвечать не стал, сосредоточившись на рассказе о том, что будет еще три станции до Железнодорожного вокзала и главным транспортом будут скоростные трамваи. Низкопольные, по европейскому образцу. И это, кстати, очень круто. Это новая концепция транспортного развития Самары. Скоростной трамвай — это современный и экологичный вид транспорта, а вот три станции метро и ветка, построенная до вокзала, может сильно нарушить традиционную застройку, памятники культуры и архитектуры. Слишком масштабно работают наши метростроевцы, без учета ущерба окружающему мира от своей деятельности.

А хотелось бы созидания без разрушения.

Направления созидания

В нашем валовом региональном продукте 45% составляет продукция машиностроения и еще 40% продукция нефтехимической отрасли. Все остальное — это 15%. Соответственно, есть проекты и программы, в которые мы пытаемся попасть, и одна из главных ставок — это создание технопарков и развитие кластеров. Зеленый коридор для инвесторов дружно обещали все министры правительства, и серьезные инвесторы уже есть в тольяттинской ОЭЗ, но что особенно в своем выступлении подчеркивал Меркушкин — это необходимость повсеместного распространения современных технологий, в том числе широкополосного Интернета. В бюджете следующего года заложены средства на подключение к широкополоному доступу с помощью оптиковолоконного кабеля всех райцентров области и населенных пунктов свыше 500 жителей. Меркушкин был удивлен и переспрашивал у зала, правда ли, что в сельских районах Самарской области можно смотреть всего 7 программ по телевизору. Оказывается, там, где он раньше работал, — везде, даже в самом глухом селе, можно смотреть 36 каналов и уже пять лет. Неожиданно Николай Иванович Меркушкин на этой встрече проявил себя как человек заинтересованный в информационных технологиях. Тема широкополосного Интернета возникала неоднократно. И в конце встречи была дискуссия с руководителем нашей IT-компанией и обещание в ближайшее время провести отдельную встречу с представителями этого сектора.

Вопросьбы

После довольно затянутой части с отчетами министров, которым неплохо было бы как-то скооперировать своих спичрайтеров и найти для своих выступлений общий знаменатель, начали задавать вопросы. Именно от этой части ждали каких-то откровений, того самого диалога, и диалог действительно состоялся не раз. Правда, насколько он был приятен сторонам — вопрос особый. Общий тон всем вопросам задал г. Фомичев — председатель Торгово-промышленной палаты Самарской области — формально главный официальный представитель бизнеса. Его речь, начавшаяся с витиеватых благодарностей, перешла в просьбу с оттенком даже шантажа — нужны условия для бизнесменов, иначе они уйдут в соседние области, где условия лучше. И остальные вопросители в основном касались вопросов интересных, но частных, пытаясь через губернатора получить для своего бизнеса какую-то выгоду. При этом несколько человек начали свое выступление с того, что «все эти предложения изложены в письме, которое направлено на ваше имя в начале декабря». Судя по этим фразам, проблема взаимодействия с областным правительством, о которой «Новая» писала в прошлом номере, все-таки существует. Несмотря на многочисленные заявления об открытости и доступности власти, господа бизнесмены, видимо, официальных ответов так и не дождались. Николай Иванович практически всем обещал рассмотреть и поддержать. Едва ли не единственным общим вопросом, не привязанным к деятельности компаний, стал вопрос про основнаия для строительства метро в Самаре. Ответа получено не было.

Хозяева жизни

Зато два диалога показали, кто же действительно командует в нашей жизни. Первый состоялся у Николая Ивановича с руководителем УК из Тольятти. Речь зашла о том, что невозможно собрать квартплату — всегда есть неплательщики, плюющие на всё. Меркушкин высказался в том плане, что надо действовать с помощью приставов, через суды. Тольяттинец парировал тем, что у него на несколько миллионов судебных предписаний, а взыскать деньги невозможно. Это общая ситуация, характерная не только для Тольятти. И Меркушкин ответил, что эти проблемы напдо решать через ТСЖ. Там, где ТСЖ, люди будут вынуждены платить, видимо, по моральным причинам. То есть в основе выполнения этих действий (сбора оплаты тарифов ЖКХ) губернатор Самарской области предлагает действовать убеждениям, понимая, что законных методов для взимания денег недостаточно.

Французы и японцы

Еще одним сложным для Меркушкина вопросом оказалось расширение производства и установление новой линии на предприятии «Самаражгут», где работают в основном инвалиды. И деньги вроде бы бюджет Самарской области готов выделить, но… Николай Иванович неожиданно довольно жестко говорит, что, прежде чем принимать решение о расширении, надо дождаться прохождения всех формальностей в отношениях с группой «Рено-Ниссан». Директор «Самаражгут», советского типа начальник, начинает говорить губернатору, что они получили уже уровень «европейского поставщика», на что Меркушкин неожиданно рассказывает, что, оказывается, на «АвтоВАЗе», тоже имеющенм европейскую сертификацию, не могут запустить выпуск Nissan Almera. «Ларгус» запустили нормально, а вот «Альмера» по качеству не проходит. Директор продолжает настаивать, рассказывая, что и «Рено» пользуется услугами предприятий-поставщиков, на которых трудятся инвалиды. Но Николай Иванович говорит о качестве, и видно, что его не продавишь. «Французы и японцы» — так называет Николай Меркушкин новых хозяев «АвтоВАЗа». Сейчас на заводе работа идет с каждым рабочим — качества надо добиваться. И можно снова порассуждать об интеграции, но вряд ли кто-то на заседании партхозактива в 1975, скажем, году смог бы сослаться на то, что вот, мол, требуют итальянцы. Тогда выше секретаря обкома был только генсек. А теперь есть абстрактные французы и японцы, поперек которых ни-ни. Поэтому без представителей «Рено-Ниссан» и других транснациональных компаний, работающих в Самарской области, эта встреча была очень неполной.

Впрочем, это только начало. Теперь такие встречи станут регулярными. И вся критика, направленная на Николая Меркушкина, легко отбивается — смотря с чем сравнивать. Как сказал один из представителей бизнеса: раньше нас собирали только перед выборами. Учитывая, что перед этим самарский губернатор достаточно четко заявил, что бизнесменам в политику больше ходить не надо, это замечание выглядело довольно двусмысленным. Так же, как и в целом наша действительность, где место ЦК КПСС занимает международный концерн, а громкие разоблачения почти врагов и вроде вредителей обходятся без имен и фамилий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *