Непотемкинский миллионик.

Если в Самаре будут реализованы все заявленные урбан-проекты, то к 2018 году и чемпионату мира по футболу столица губернии рискует превратиться в огромный «еврофасад» — показушный город не для жителей.

Чемпионат мира по футболу 2018 года – это, конечно, не конец света, но уж точно горизонт реального планирования в сфере позитивного урбанизма. Все, что планируется сделать в Самаре большого, масштабного, инфраструктурного, связано с этим событием.

И в основном напрямую. Самара готовится к чемпионату. Но может ли хоть один человек хотя бы в общих чертах, но более-менее ответственно и компетентно описать, как будет выглядеть город, когда чемпионат придет? И не только на уровне «здесь стадион, а на стрелке — парк», но и на уровне менее пафосных точек на карте. Например, что будет на месте Кировского вещевого. Слышу ответ из зала: Кировский вещевой. В каких кварталах города сохранится реальная историческая застройка? Сколько времени будет занимать стояние в пробках, скажем, зимой в пятницу в сторону «Московского» в 2016 году, когда стадион на Радиоцентре по идее будут достраивать? Тут напрашивается и второй вопрос: а сколько это будет стоить, то, что сможем мы построить? И не только денег, но и времени, нервов и судеб. Что мы передадим своим потомкам и каким будет наше собственное наследие – это вопрос не праздный. Качество жизни и привлекательность региона не в последнюю очередь зависят от того, какова его столица. Учитывая проектную систему активности современной исполнительной власти, все слои социума понимают, что чемпионат – это шанс для Самары. На улицах это формулируется во всеобъемлющую фразу: ну, может, хоть чё-то изменится. Понимая, что «чё-то» обязательно изменится, хотелось бы все-таки понимать, какие изменения и в какие сроки будут происходить в Самаре, а главное, кто эти изменения осмысливает и координирует.

Изображение без движения

Это только кажется, что до 2018 года еще очень и очень далеко. Чтобы убедиться, что чемпионат ближе, чем кажется, воспользуемся обратным отсчетом. Итак, чемпионат – это лето 2018 года. Значит, открыть стадион надо хотя бы за полгода, скажем, к 1 января. До этого стадион будут приводить в порядок, устраняя недоделки и т.п. Это займет еще примерно полгода. Почитайте, как достраивают стадион к Универсиаде в Казани. А ни для кого не секрет, что наши соседи много организованней и целеустремленней самарцев, эффективней. И задачи такие решают не в первый раз. Итак, до момента «сдачи чаши» стадион будут строить. Сколько? Зависит от многого. Например, от проекта или от наличия специалистов. И даже простых рабочих (см. казанский опыт). Сегодня нет ни того, ни другого. Ну, может, наберут разнорабочих в близлежащих микрорайонах. А значит, процесс просто непрогнозируем. В Питере стадион на Крестовском строят уже седьмой год. В Польше и на Украине справились в некоторых городах за два. Возьмем среднее арифметическое и очень смело предположим, что в Самарской области стадион построят за четыре года. То есть начаться строительство должно уже в этом году. И тогда, при условии, что работы будут вестись хотя бы с казанским темпом и качеством, мы, наверное, успеем.

При том что на сегодняшний день нам, то есть Самарской области, не принадлежит даже земля, на которой планируют строить стадион. То есть на пресс-конференции 1 марта министр имущественных отношений Юлия Степнова озвучила, что «мяч на стороне федерации, и мы ждем, когда будут готовы документы. Но на нашем обращении с просьбой передать 240 га, подписанном губернатором, стоит положительная резолюция президента страны». И эта резолюция, конечно, дорогого стоит, но, увы, даже высочайший вердикт ничего не гарантирует. Передача земли идёт. «В процессе оформления». Сколько этот процесс продлится, министр благора-зумно предполагать не стала. Напомним, что с момента принятия решения о переносе стадиона на территорию Радиоцентра прошло больше четырех месяцев. Это к вопросу о темпах. Но «нет препятствий для проектирования», и проектирование идёт. Слава богу, что сейчас занимается этим самарский «ТеррНииГражданпроект» и хотя бы в этой части есть понимание и постоянная координация с минстроем и правительством. От Белого дома до НИИ — только площадь перейти. Но даже здесь при более-менее ясной ситуации прогресс за десять месяцев правления Меркушкина: перенос стадиона утвержден, поданы документы на передачу земли в собственность Самарской области, проведен конкурс на проектирование стадиона, работы по проектированию ведутся. До начала чемпионата мира по футболу в Самаре осталось ~1950 дней.

Горизонт планирования

На встрече губернатора Самарской области Николая Ивановича Меркушкина с представителями бизнес-сообщества губернии министр строительства Гришин упоминал о глобальном плане подготовки к чемпионату, который состоит чуть ли не из ста пунктов и который должен быть представлен общественности в конце февраля. Сейчас на дворе середина марта. Никаких следов общего плана подготовки, к сожалению, пока не обнародовано. Но это касается планов глобальных, всё и со всем увязывающих. Локальных планов, заявлений и проектов, напротив, очень много. Часть из них касается внешнего вида и сохранения архитектурного наследия нашего города, часть — перспектив транспортного развития и общего градостроительного, что, конечно, гораздо шире, но в нашей, самарской, ситуации тоже во многом может быть сведено к сфере подготовки к чемпионату. В конце концов, это очень хороший повод разобраться в хаосе, который до сих пор царит в сфере градостроительства в Самаре. Такое, впрочем, происходит и в других городах. Но если не сравнивать с Мордовией, а опять же обратиться к Татарстану, то Казань все эти проблемы уже решила много лет назад, и именно ясность и последовательность политики позволили казанцам задать и поддерживать исключительно высокий темп урбанистического развития.

Центральный вопрос

Если кто не знает, сегодня наш город живет по Правилам застройки и землепользования, принятым в 2001 году, в славную эпоху правления истинного православного патриота (он был им задолго до того, как это стало мейнстримом!) Георгия Лиманского. Последствия этого правления — навсегда изуродованный исторический центр, непрекращающаяся по сей день точечная застройка, несколько особо монструозных домов как ее образец и проблема обманутых дольщиков как главное наследие. Конечно, сама по себе история с отменой ПЗЗ и генпланов через суд — это наша уникальная практика, но сегодняшняя ситуация представляется не менее абсурдной. ПЗЗ не утверждаются депутатами Городской думы из-за не слишком скрываемого противостояния между народными избранниками и прогрессивным главным архитектором Виталием Стадниковым. Стадников манкирует заседания, думцы обижаются. Время идет. Принятие новых ПЗЗ — это не панацея, и никаких особых проблем они, как бы хороши сами по себе ни были, не решают. Но ПЗЗ за дают некоторые рамки, в которых могут действовать все участники процесса, общие правила игры, исполнения которых необходимо добиваться. Для реализации чего? Вот вопрос. Есть разработанные министерством культуры охранные зоны, есть проект ПЗЗ с новой ситсемой зонирования, есть громкое заявление министра Степновой о том, что порядок в исторической части Самары можно навести за три года, есть награжденный и захваленный проект 97 квартала, есть миллиард Мединского, который уже вроде бы выделен совместными усилиями Александра Хинштейна и Ольги Рыбаковой и пойдет целиком на реставрацию кровли и фасадов знаковых объектов. Вроде Театра драмы или Дворца пионеров. Но при этом нет ясного и четкого представления, что же будет происходить в историческом центре Самары в ближайшие годы. То есть понятно, что фасады подлатают. И вот именно на это уже деньги есть. Перспективный проект реновации исторической и типовой застройки, который начат по инициативе того же Стадникова, в принципе получил высокие оценки экспертов и даже отмечен на выставках, но сам номер квартала подразумевает, что есть еще 78. И если учесть, что только на обследование, изучение и анализ, подготовку проекта у опытных архитекторов Малахова и Репиной ушел год… И никакой практической реализации проекта пока не предполагается. То есть мы имеем дело с научной разработкой, которая, наверное, может быть реализована в том числе и в виде постоянной и эффективной схемы девелопмента территорий. Но это пока, увы, только теория. Малахов и Репина проделали свою работу практически на общественных началах. Дальше нужны деньги. Бюджетные или инвесторов.

Отсчет от 79

79 квартал история на самом деле уникальная, позитивная и заслуживающая всяческой популяризации. Но не нужно забывать об остальных 78 кварталах. Что будет с ними? Ведь реальных мощностей в области реставрации в Самаре сегодня нет. Городская администрация свою работу сводит к стыдливому завешиванию разрушающихся домов баннерной тканью с нарисованными окошками и надписью «реконструкция». Для начала работ по единственному зданию — бывшему Коммерческому клубу на Дворянской понадобилось не просто вмешательство, а очень плотное участие депутата Госдумы Хинштейна. Откуда возьмутся ресурсы для спасения ветшающего на глазах старого города, никто не знает. Надежда на частно-государственное партнерство? Очень слабая. Реальный пример, когда бизнесмен за бесценок покупает памятник с обременением, — это особняк Наймушина, бывшая английская военная миссия, шедевр провинциальной эклектики, выкупленный структурами, близкими к социально ответственному «строителю» Кошелеву, незадолго до падения тарховского режима. За три года, прошедших с момента покупки, здание практически полностью разрушилось (см. стр. 4). Именно это имела в виду Юлия Степнова, когда говорила про три года? Есть примеры положительные, но это здания, принадлежащие Сбербанку, Росгосстраху и другим структурам коммерческим и не очень, но в основном федерального уровня. Местный бизнес последние двадцать лет памятники архитектуры и истории только уничтожает, последовательно и жестоко. Интересно, как можно мотивировать наше сообщество на разворот на 180 градусов? С помощью современного и передового проекта реновации, такого как «79 квартал»? С его малоэтажной застройкой и грамотной, дружественной к человеку средой? Верится с трудом. Пока на месте исторических кварталов вырастают только многоэтажные монстры «Трансгруза» и «ЭДС», строить которые в очень быстром темпе самарские строители точечно продолжают. И это реальность. Ту же высотку, уродующую панораму площади Куйбышева, очень сильно ругал Дмитрий Азаров. Но дом достроен. А слова ветер носит. Малахов и Репина отнюдь не готовят волонтеров для работы с жильцами других кварталов. Они участвуют в музейном проекте фонда Потанина, который реализует наш Литературный музей. Здесь востребованней?

Про еще один шанс

Никакой готовой стратегии градостроительной или урбаномической у Самары сейчас нет. И это реальная угроза для города. Ведь масштабные перемены, увы, неотвратимы. Сегодняшние действия разных ветвей исполнительной власти традиционно противоречивы и непоследовательны.

И масштаб «случайных» и «непредвиденных»негативных изменений может быть слишком велик. Благими намерениями… Но лучше бы по плану. Который пора бы уже представить и обсудить. Конечно, инициатором такой дискуссии может и должен стать губернатор, но и роль мэра здесь очень велика. Для Дмитрия Азарова это прекрасная возможность развеять все слухи о его «хромоуткости». Тем более что сегодня именно в его руках есть несколько инструментов, способных повлиять на ситуацию позитивно. Это и активизация градостроительного совета, и действительно хороший и нужный проект 79 квартала, и наработки «Остоженки» по реновации исторической среды. Но есть еще и какие-то наработки у областного министерства, которое приглашало специалистов из «Гипрогора». Что же будет сделано в центре Самары? И когда наступит ясность? Сегодня требовать четкой и ясной позиции от исполнительной власти — это обязанность патриотически настроенных граждан. Общественной палате и другим институтам гражданского общества, наверное, есть смысл пристальней посмотреть на ситуацию в части подготовки к чемпионату.

Конечно, здесь существует заметный риск — создание очередной стратегии, потеря времени на еще одну ненужную бумагу, которых, надо сказать, в Самаре производят немало. Но хаотическая и противоречивая работа в такой важнейшей части, как развитие Самары и подготовка города к чемпионату, все-таки требует более широкого участия общества и профессионального сообщества, нежели просто работа комиссии, созданной правительством. Тем более что особой гласностью работа правительства, увы, пока не отличается. Несмотря на все громкие заявления. А время уходит. И возглавить эту работу надо лично губернатору. С него спросят. Но жить в этом городе нам. Откроем маленький секрет: жизнь не кончается в 2018 году, и город останется нам для жизни. Будет ли это современный мегаполис, входящий в 50 крупнейших городов Европы, или свежевыкрашенная потемкинская деревня с миллионом жителей, страдающих от бесконечных коммунальных катастроф и отвратных дорог?

В нашей стране с ее единственно возможной ручной и вертикальной системой управления всегда очень много зависит от воли первого лица. Но сейчас, право слово, такая ситуация, что даже самым завзятым оппозиционерам не грех поучаствовать в общем деле. Ну а представителям власти всех уровней — объединить общество. Духовными скрепами местного патриотизма.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *