Детские проблемы.

16 апреля руководитель департамента образования г.о. Самара Надежда Колесникова провела пресс-конференцию, где рассказала о реорганизации ряда школ, состоянии очереди в детский сад, а также официально объявила вступительные взносы в престижные школы отсутствующими.

Информационное агентство «НИА-Сам» впервые устраивает в большом зале пресс-конференцию, агентство молодое, зал свежеотремонтирован, на тумбочке разложено печенье и греется чайник, а это значит, что тут рады видеть журналистов и хотят, чтобы они растворили себе кофе. Первая пресс-конференция проводится с руководителем департамента образования Надеждой Колесниковой. Руководитель чуть задерживается, журналисты с чашками могут подойти к окну и посмотреть, что там. Окна выходят на перекресток, это центр города, по прямой мчит трамвай, направо-налево заворачивают автомобили, на углу областное управление ГИБДД, тут автомобили тормозят и едут почтительно. У светофора стоят две небольшие девочки — старшая и младшая. Светофор меняет цвет с красного на зеленый, но девочки никуда не идут. А это значит, что у них на перекрестке есть дела.

Операторы местных телеканалов регулируют дорогостоящее оборудование. Журналисты включают диктофоны. Появляется руководитель департамента, нарядная в светлых одеждах, занимает место и первым делом отвечает на вопрос об эпидемиологической ситуации в школе №16, где две недели назад произошла вспышка кишечной инфекции. Заболели два десятка детей. Испуганные родители перезванивались, делились новостями, панические настроения росли. Гепатит, холера, чума, сибирская язва и сальмонеллез по мелочи – хватались родители за головы. Занятия в школе были актированы.

«Более 200 человек сдали анализы, — рассказывает Надежда Колесникова, — в кухне были взяты смывы. В каждом детском учреждении пищевой материал всегда хранится сутки. Этот пищевой материал тоже отправили на анализ. Роспотребнадзор проверил состояние кухни. Некоторые недочеты нашлись: что-то было непромаркивано, тряпки не на тех местах, сколы на тарелках, но без грубых нарушений.

С огромным волнением ожидали результатов анализов. Сейчас все результаты у меня на руках, и могу сказать, что пищевое отравление полностью исключено. Заболевание носило инфекционный характер. Кто был источником – пока установить не удается. Но ситуацию локализовали достаточно».

Все обошлось с шестнадцатой школой, расположенной в престижном районе города, там учатся статусные дети, им сальмонеллез не положен. На перекрестке девочки так и не перешли дорогу. Опустившись на корточки, что-то чиркают по асфальту. Интересно, существует ли сейчас игра в «классики»? Старшая девочка совсем по-летнему одета в короткие брюки и рубашку типа мужской. Младшая встает, на ней платье не по росту, из-под платья торчат тренировочные штаны с полосками. И у них одинакового оттенка русые волосы – редкий оттенок «славянский орех».

Надежда Колесникова приступает ко второму вопросу: планы города по оптимизации общеобразовательных учреждений. «Иногда мы понимаем, что есть ряд учреждений, которые не пользуются спросом у населения, и что нужно что-то делать. Одни школы испытывают колоссальные потребности в площадях, а другие из года в год не набирают детей. Если речь идет об учебных заведениях, которые находятся на окраине города, куда просто невозможно привлечь детей, таким мы оказываем помощь. Если школе ничего не мешает привлечь детей, начинаем разбираться…».

Девочки на улице прыгают по расчерченному асфальту. Это значит, игра в «классы» еще существует. Младшая падает. Ревет, растирает по маленькому лицу слезы. Старшая опускается на колени, короткие штаны задираются, голыми коленями на асфальт, менее чем неделю назад его покрывал снег. Прижимает голову младшей к своей тощей груди. Сестры. Так можно было бы назвать инсталляцию.

«Если есть большой педагогический потенциал, — продолжает руководитель департамента, — достаточно заменить директора, и школа начинает развиваться. Иногда приходится присоединять менее перспективное учебное заведение к более перспективному. Это непростое решение. За последние несколько лет мы приобрели опыт подобных слияний: в Промышленном районе умирала школа №2. Она была присоединена к Техническому лицею. Дела идут очень хорошо: в этом году лицей набирает пять первых классов».

Младшая девочка успокоена. Стоят у чахлого дерева, впаянного в асфальт. Растирают ладони. Это значит, замерзли. Почему никакая мама не позовет их обедать? Почему никакой папа не подъедет на несложном автомобиле отечественного производства и не заберет их с любовной бранью, чтобы усадить за уроки, за рояль, за вышивание, за молитву или барабанную установку?

«В свое время было принято решение о соединении школы №1 и гимназии №3. Сейчас рассматривается вопрос о присоединении школы №152 к гимназии «Перспектива». Школа №152 большая, но незаполненная — там обучается всего 400 детей, когда в такой же проектной мощности школе обучается 1000 детей. Завтра должно быть принято решение с родителями и педагогическим составом. Окончательное решение будет принимать глава города».

Далее Надежда Боросовна говорит замечательную фразу, эту фразу хочется немедленно распечатать на фирменном бланке департамента образования, подписать у руководителя и предъявлять по требованию: «Вступительные взносы – вообще неправомерный вопрос. Такого понятия просто нет! И благотворительная помощь, которую родители оказывают школам, они оказывают исключительно на добровольных началах».

Вот что говорит Надежда Борисовна. Девочки наконец куда-то делись с тротуара. А это значит, что все дела на перекрестке они сделали. Сердце неожиданно частит – не сели ль в большую черную машину съесть по леденцу и прокатиться с ветерком?

Журналисты оживляются и задают вопросы. Почему идет уплотнение групп в детских садах? И на каких основаниях? — Уплотнение групп происходит согласно новым нормам СанПина и двум разъяснительным письмам Геннадия Онищенко. Согласно этим новым нормам, если в игровой комнате хватает места для дополнительных воспитанников, то можно увеличить число этих воспитанников. И опять же, практически никогда группы не появляются в среднесписочном составе.

– Сколько новых мест будет открыто в этом году в детских садах?

– Шесть тысяч, включая новые детские сады: построен большой детский сад в Красном Пахаре, там же строится еще один, и в совхозе Волгарь. Детский сад в Крутых Ключах будет приобретен городом в муниципальную собственность, работы ведутся.

– Сколько всего детей в очереди?

– 7000 человек в возрасте от 3 до 7 лет и 12000 в возрасте от 2 до 3 лет.

Неожиданно: Как вы относитесь к тому, что мальчика из Самары усыновил американский астронавт?

– На этот вопрос могу ответить только как частное лицо.

Я категорически против таких усыновлений. Считаю, что мы должны сделать все, чтобы человеческий потенциал оставался в России. Такова моя гражданская позиция.

Гражданская позиция – странная в мире вещь. Не у всех она столь тверда. Большинству журналистов еще работать и работать над своей. Пресс-коференция заканчивается. Печенья остаются. Чайник вновь греется. На асфальте, где играли девочки, никаких «классов», написаны два имени «Лада» и «Маша», между ними — сердце. А это всегда значит «люблю». Теперь уже не узнать, старшую или младшую из сестер зовут – Лада, да и кто вообще сказал, что они сестры.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *