Наш путь в Индию. От звездных схем к трущобам Дели.

Когда я собиралась писать репортажи и прикидывала объем увиденного, подумала, что напишу пять-шесть репортажей. Обзорно. Обзорность забуксовала уже на Джайпуре, где за один день мы увидели столько интересного, что хватило на два, а потом и на три репортажа. Моя дотошная и обстоятельная натура (я – стихия Земли, Телец по гороскопу), не дает возможности миновать Замечательное. Об этом хочется рассказать, может быть кому-то это тоже будет интересно и подвигнет, глядишь, на Познание. Как Индии, так и чего-то более важного. Поэтому, как и в случае с подарками, когда даришь то, что нравится самому, рассказываю о том, что меня очень поразило.

Отдельной статьей в Джайпуре было посещение средневековой астрономической обсерватории Джантар Мантар. Понимаю, что кого-то это обилие чуждых уху названий утомит, исторические даты раздражат. Для меня же эти названия звучат музыкально. Тем более, что я точно знаю, что любое название, имя несет совершенно определенную информацию. Абсолютно точную – ключевая вибрация называется. Именно поэтому каждое живое существо рождается на Земле со своей вибрацией, то есть именем. Интуитивно мы улавливает эти имена детей (или животных). А, если ошибаемся, то накладываются дополнительные характеристики, не всегда позитивные. Поэтому люди высокочувствительные, а именно поэтому и творческие – актеры, музыканты, реже, художники, иногда подбирают себе другие имена. С одной стороны, более яркие, с другой, звучащие гармоничнее для них. В Индии эти вещи известны, мы их тоже знаем. Поэтому, прощения прошу, но названия приводить буду. Они придают аромат ощущениям того, о чем написано. Стоит только произнести вслух Джантар Мантар – и вы уже попали в ту атмосферу. В Индию. Отличное ментальное путешествие.

Нас привезли в Джантар Мантар в самую жару, когда открытая площадка обсерватории прекрасно прогревалась полуденным солнцем. Но мы тут же про все забыли, неожиданно увидев необычные астрономические приборы в виде разных изящных построек. Мраморные плиты некоторых приборов настолько точно и аккуратно размечены, такие сложные схемы начертаны, что даже не верится, что это сделано в XVIII веке. И наше глубокое уважение к создателям переходило в восторг по мере узнавания, каким прибором являлась та или иная постройка или конструкция.

Джантар Мантар – одна из пяти обсерваторий в Индии, построенных в 1718 году махараджей Савай Джай Сингхом II, тем самым замечательным математиком, астрономом и видным правителем, который построил Джайпур. И именно ему исламские завоеватели дали имя Савай – «чудо», за его блестящий ум и логику рассуждений. Это одна из крупнейших и хорошо сохранившихся обсерваторий мира, которая содержит коллекцию из 14 астрономических инструментов, выполненных из камня и бронзы. Многие из них исправно работают и по сей день, погрешности минимальные, ученые проверяли.

Красавец! Самрай Янтра – самый большой инструмент высотой 27 метров, по сути, огромные солнечные часы. Наклон поверхности составляет 27° – это географическая широта Джайпура. Беседка на его вершине содержит инструмент для расчета времени затмений и определения начала сезона дождей. Солнечные часы «ходят» с точностью до 2 секунд. Видно, как каждую минуту тень смещается на 6см.

Самрай Янтра. Эти отверстия тоже не для красоты сделаны, а для астрономических вычислений.

В Солнечных часах основным инструментом является треугольник, который играет роль стенки. А его углы, длина, ширина и высота служат средством исчислений. Его гипотенуза в 39 метров параллельна земной оси и сориентирована на Северный полюс. По обеим сторонам треугольника находятся не просто изящные «крылья с лесенками», как кто-то из наших девчат в приливе восторга воскликнул, а содержится квадрант с делениями, которые обозначают часы, минуты и секунды. Умницы средневековые!!! И раньше были такие часы, но Джай Сингх превратил простой хронометр в точный прибор, с помощью которого определяли склонение и другие координаты небесных тел. Пишу об этом для того, чтобы глядя на другие каменные изящности причудливых форм, можно было представить себе, каким задачам они служат.

Обсерватория, которой четыреста лет, безусловно является вершиной средневековой индийской астрономии. Здесь находится большое количество янтр или схем, с помощью которых ученые определяли позиции планет и созвездий. Янтры – это графическое или объемное изображение различных идей. Поэтому было невероятно интересно разглядывать эти приборы, воплощение идей в камне. Многие из них уникальны. Ощущение передать трудно: люди, как правило, ничего не понимая в астрономии, достаточно бегло оглядывают эти достопримечательности, практически не оставляя своих наслоений. И ты попадаешь в древнюю лабораторию, и ощущаешь, КАК интересно было работать тут ученым, как жив до сих пор дух науки, и что эта атмосфера не растворяется ни дикостью обычаев, ни вожделениями богатства. Эти энергии не смешиваются. И в наши дни студенты, изучающие астрономию и Ведическую астрологию должны проводить время в обсерваториях для практического применения своих знаний теории. Практические занятия на свежем воздухе. Считается, что помимо лекций, «обсерватории являются самым представительным творением Ведических эпох, сохранившимся по сей день». Вот так.

Не знаю, что за прибор, но смотрится необыкновенно интересно.

Янтра Джай Пракаш – прибор для определения координат небесных обектов. Их два. И они разные. Примечательно, что эта Янтра активно работает в первой половине дня. Позже, когда солнце перемещается к западу, начинает работать вторая Янтра. В камне выдолблена сфера с черными и белыми мраморными вставками, а положения звезд украшены золотыми вставками. Очень нарядно. Между точками окружности были натянуты перекрестия. Большинство приборов до сих пор реально отражают положение звезд и созвездий на небе.

Янтра Джай Пракаш. Эти два прибора – самые сложные и работают с другими янтрами для разных вычислений. Не знаю, как остальных, а я бы там долго еще пробыла. Очень уж мне это все интересно. Люблю астрономию.

Рама Янтра работает в паре с Джай Пракашем и измеряет высоту наблюдаемого объекта над горизонтом и азимут (угол) наклона. А с виду этакая беседка для чаепитий.

Янтра Нивалая. Измеритель времени. Два прибора. Один направлен вверх, работает с 21 марта по 21 сентября (соответственно весеннее и осеннее равноденствие). Другой направлен вниз и работает с 21 сентября по 21 марта. Когда солнце перемещается за экватор. С их помощью можно наблюдать, как солнце изменяет маршрут в течение года. «Ходят» они по полгода. Удивительные приборы.

Янтра Рандж – астролябия-основан прибор на стереографической проекции, где по словам древнеримского архитектора и инженера Витрувия, «нарисовано небо с зодиакальным кругом». Выглядит это как карта, нарисованная дырками.

Янтра Чакры. Эти латунные колеса – измерительный прибор для определения угла наклона небесного тела над горизонтом. Господи, какие умницы были эти ученые. Сейчас методики многие утеряны. Да и не востребованы. Хотя местные фермеры до сих пор сроки наступления сезона дождей узнают у местных астрономов.

Джантар Мантар объявлен памятником Всемирного наследия (ЮНЕСКО) «как воплощение астрономических навыков и космологических представлений двора ученого монарха на исходе могольского периода». Вот такой памятник.

Какой изящный радиус, просто произведение искусства. А вообще-то – это сектант.

Капала Янтра, два прибора, внешне похожие. Первый служит, что и Джай Пракаш, для определения координат небесных тел, но только в ночное время. А второй – точный математический инструмент для перевода координат из одной системы исчисления в другую. Они так точно градуированы по мрамору, понимаешь, что это-инструмент. Но удивлению нет конца…

Небольшой перекур с перетрепом. Даже самые некрасивые дамы в таких туалетах смотрятся, словно райские птицы. Сари мы не носили, но под конец накупили себе курты (туники), очень приятные и свободные. И тоже стали птицами.

Это небольшие солнечные часы для определения местного времени. Поправка всего 20 секунд. Вот такие точные часы. Сбоку наверх ведет лестница, древние астрономы были спортивные ребята, побегай-ка по сооружениям туда-сюда!

Янтра Кранти Врита. Инструмент состоит из двух латунных кругов. Один способен вращаться в плоскости экватора, а другой в плоскости эклиптики. Кранти Врита использовался для измерения небесных широты и долготы, очень эффективен, так как наблюдения можно было делать в любое время суток. Все приборы, за исключением Машры, были созданы Джай Сингхом.

После обсерватории мы посетили еще все форты и Бирлу Мандир, но впечатление от прикосновения к древнему Знанию до сих пор трепетом внутри отзывается. И придает этому необыкновенному городу дополнительную таинственную привлекательность.

Жизнь разнообразна.

Куклы в Джайпуре очень популярны. Они являются частью ритуалов, украшением, театральным атрибутом. В общем, востребованы.

Утром, переночевав в прекрасном дворце-отеле, налюбовавшись его интерьерами, мы отправились на вокзал. У нас уже начали отрабатываться навыки путешествия: вещи наши в центре, мы кругом. Что называется, от греха подальше.

Экие нарядные работники перрона.

Поза в Индии очень распространенная. Половина населения белья не носит. Видно боятся потерять, все время проверяют. В местных мужиках эта привычка сильно нас отвращала.

Мужики никакие уже. После долгого утомительного дня на жаре ночь так и не дала отдохновения. Зато в поезде шесть часов дали передых. А вот та дама слева, очень нотная, была очень недовольна нашим приходом и всячески это демонстрировала. На руках и ногах у нее ногти были такой длины, что загибались кольцом и были покрыты золотым лаком. Вообще, она была вся какая-то золотая. Очень нарядная оказалась, но очень раздраженная, только что не шипела. Почему-то пришла на ум одна фраза, вычитанная у кого-то на форуме – «самка брахмана». Точно.

Это как раз и есть кирпичный завод. Очень типичный. С минимальной механизацией.

Мои дорогие друзья: Амир Бекарнеев, профессиональный переводчик; Виталий Усенко, обладатель двух высших образований, хорошо знающий английский язык; я – инженер и Маша Усенко, юрист и экономист. Все мы рериховцы. Нашему обществу в этом году исполняется 20 лет.

Все время вспоминала, как ездила с детьми на поезде: тут моешь, тут рявкаешь, чтобы не трогали грязное. А этот малыш лазил, где хотел, на полу сидел, руками все брал. И у родителей голова вообще не болела, где его отмыть. Соседи ехали большой семьей, периодически к ним приходили из других вагонов родственники, наше купе наполнялось гомоном. Но все было весело. Мы их очень интересовали. И мужчина очень внимательно за нами наблюдал. Очень чувствительные люди медиумичного склада. Но интеллект не развит. А как было бы славно, если бы все это соединить!

Когда стали подъезжать к Дели, нас охватил ужас. На много километров вдоль железной дороги рядом с кучами мусора тянулись трущобы. Там была своя жизнь, играли дети. Иногда проглядывали улицы города. Были даже лавчонки с продуктами. Это был район самого низшего сословия, мусорщиков. Оказалось, что есть люди, которые собирают и сортируют мусор. И в этом же и живут. Мы долго ехали мимо трущоб. Достаточно, чтобы понять, какие мы богатые и счастливые люди. В Индии равнинной такие контрасты обычны. Людей миллионы, живут кучно. Все рядом: и прекрасные храмы, и богатые дворцы, и нищие без рук или ног. Помойки, где стадами ходят коровы, пережевывая целлофан. Нас выручало знание того, что нет случайностей. И эти люди свою судьбу определили сами, когда-то в прошлых воплощениях убивая, грабя. Или затевая войны. Или живя в роскоши. На Востоке мудрецы говорят: «Меня Создатель любит, поэтому дает мне трудную жизнь. Чтобы я многое понял и многому научился». Без этого понимания сердце часто готово было разорваться от сострадания.

Велорикши перевозят что угодно. Тяжести неподъемные. И хилые с виду мужички, надрывая спины, горбатятся за ничтожную плату по жаре. Так кто там из наших сильно надорвался при кондиционере?

Торгуют мужчины, в отелях работают мужчины, убирают (плохо) мужчины. Поэтому чистоты нет и уюта. На равнинах откровенная грязь на улицах. Урн нет, понятное дело, все бросают на землю. Зато какая чистота в горных районах! Боже, как мы радовались, глядя на чистенькие улочки, ухоженных людей. Прелестных деток. Совершенно другая, здоровая и радостная жизнь. Хотя трудятся везде помногу.

Велорикши перевозят горы тяжестей. И без сострадания на них смотреть невозможно. Невысокого роста, жилистые индийцы производят впечатление неутомимых механизмов. Мы их очень жалели, и, когда волей случая, в Агре нам пришлось воспользоваться услугами велорикши, мы все растерялись. Пришлось, подавая пример, первой взгромоздиться на сиденье. И когда я восседала, обвешанная многочисленными сумками, рюкзаками, камерой, чувствуя себя английской плантаторшей, которая зверски угнетает этого щуплого бедного мужика, я дала себе слово больше никогда не ездить на этом жутком транспорте. А индийцев ничуть не смущает, когда они втроем набиваются на сиденье, еще и сзади свисая, при этом плата за проезд просто смехотворная.

Видно среди сикхов тоже есть приверженцы ахимсы.

С повязками ходят приверженцы джайнизма. Они проповедают принцип ахимса – непричинение вреда другим существам. Это представители джайнов подметают перед собой путь, чтобы не раздавить кого-нибудь из насекомых. Или не вдохнуть ртом какого-нибудь комарика. Почитатели течения дигамбары в джайнизме – «одетые небом», отказываются от любой одежды, как от зла цивилизации. И ходят голыми. В общем, крайностей хватает. А вот в повязках по такой жаре, даже в марлевых – это серьезно! Иногда встречаются не очень упертые ребята, кто повязки опускает под подбородок. По вере воздастся. А, если серьезно, трудись сердцем – все ведь в душе, как бы мы ЭТО не называли. На Востоке самое высшее называют ТО, чтобы не профанировать, не умалить. А различным ипостасям Высшего, как, например силе Созидания, или Разрушения, или плодородия дают имена. Поэтому и в индуизме так много богов – часто так обозначаются разные Сила стихий. Мудрецы! Просто и понятно: как родственники относятся друг к другу, так и разные аспекты Природы взаимодействуют друг с другом. Философию не изучают, а мироздание в картинках очень понятно даже детям.

Дели – это два в одном. Старый город – это малые дома, грязно, базары, много трущоб. Новый Дели – это широченные автострады, прекрасные дороги, высокие дома (хотя облезлости хватает). Супер вокзал и аэропорт, и метро. И храмы необыкновенной красоты. И зелень, цветущих деревьев и кустарников очень много. Город разбросан на огромном расстоянии. Когда летишь на самолете над городом, долго летишь, видно, как далеко находятся друг от друга разные современные микрорайоны. Городу не хватает лоска и чистоты. Сказывается, что население столицы составляет около 20 млн. человек. Цифра весьма условная, потому что проверить, сколько в трущобах народа родилось вряд ли возможно. Вот и получается, в этом городе проживает столько же населения, сколько в Казахстане, на немереной площади. Даже чуть побольше. Медицина платная, поэтому бедняки выживают, как могут. Развита народная медицина. В равнинных городах очень много калек. Они очень приспособлены. Нас поразил один парень в Матхуре, у которого не было одной ноги. Он был весь искореженный какой-то, на костыле. Мы уже собирались нарушить наш принцип – денег не подавать, как он вдруг вскочил и, молниеносно перемахнув через пути, запрыгнул на метровый соседний перрон и поскакал в сторону приходящего поезда. Пораженные, мы стояли с открытыми ртами… Милостыню же не подавали не из жадности, а от того, что мгновенно набегала толпа уродцев, нищих, профессиональных нищих. Им нужны только деньги. Их не прогонишь. Они улыбаются нагло, и дергают тебя за рукав. Или, что еще неприятнее, начинают стучать пальцем по руке. Противно даже не потому, что они грязные, а потому что прикосновения липкие, назойливые. Наш сердобольный Александр Миронович все же решил подкармливать попрошаек булками. В ответ они только смеялись и требовали рупии.

Центр Дели. Большую площадь обширным кольцом окружают вот такие здания с колоннами времен английского господства. Белоснежные, очень нарядно смотрятся. И сразу словно попадаешь в Британию. В этих зданиях расположены магазины и всякие респектабельные учреждения.

Мы не сразу и поняли, что это, так как ехали быстро. Потом только разглядели, что это маленький храмик. Типа часовенки. И, вполне возможно, чье-то жилье. Тепло ведь.

Своя ноша не тянет, говорит пословица. Но давит изрядно. На голову. Многие женщины, да и мужчины часто носят большие тюки на голове. Осанка при этом не меняется, но позвонки шейные явно не радуются. То, что женщины носят яркие сари (а они часто очень дорогие), вносит какую-то сумасшединку в ощущения европейца, который видит повседневную суматоху, неряшливость, ободранность или роскошь храмов, раскрашенную яркими нарядами милых дам, тут же несущих снопы, веники, тюки и прочую поклажу с изяществом бронзовых апсар, небесных нимф из индийской мифологии.

Надо было видеть, какие круги мы нарезали с Ленушкой Цыганковой вокруг этих изумительных замков и ключей. Любовались и в Дели, и в Сиккиме, и в Ладакхе. Но они были такие тяжелые, а наши чемоданы и сумки трещали от подарков. Я прилетела с одной сумкой, а улетала с четырьмя. Хотелось порадовать друзей, а их у меня много. Гостинцев все равно не хватило, поэтому выручили домашние накопления красивостей.

Мы жили на Майн Базаре. Рядом с метро и центром Рамакришны и Вивекананды. Минусом была замусоренность, оно и понятно – столько народа целый день кишит. Но плюсов было больше. Во-первых, удобно доехать до любой точки на метро. Но, главное, что мы могли за несколько часов очередного пребывания в Дели, купить за углом все и много. Фрукты, которые мы отведывали, выбирая самые вкусные. Для меня этим любимым лакомством стали манго. Подарки для наших друзей и родных. Люди мы в основной массе небогатые. Поэтому нас устраивал уровень цен (очень низкий) в лавках базара. За изящностями мы ехали в большие магазины, о которых я расскажу отдельно. А возможность побродить, понаблюдать, поснимать, накупить, не отходя от отеля – нас очень радовала. Этого паренька наши ребята запомнили с первого раза. Он очень хорошо говорит по-русски. Учился в Алматы. Там у него остались друзья, с которыми он общается. Два брата, очень приятные ребята, отзывчивые и обаятельные. Мы запомнили друг друга и улыбались при встрече. Очень порадовало в индийцах способность к языкам. Видимо, долгое время проживая в зависимости от англичан, вынужденные их язык изучать (а он и сейчас в школах преподается), они очень легко усваивают другие языки. Индия страна с огромным количеством наречий и диалектов. Поэтому знание двух-трех языков вполне обычное дело для образованного человека. Нет глупого упрямства (для многих наших людей присущих), а, главное, высокомерия, которое мешает познавать мир. Без языка мир познается поверхностно.

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *